«Кто-то называет это шароварщиной, но эти шаровары покорили мир». Интервью с руководителем Ансамбля имени Вирского

28 марта 2021, 09:33

Сорок три года — столько руководит ансамблем танца Украины имени Вирского народный артист, Герой Украины, профессор Мирослав Вантух. В интервью НВ он рассказывает, кто из мировых топ-политиков посещал концерты ансамбля, рассуждает о глобальной роли искусства и признается, почему не любит слово «шароварщина».

Моему собеседнику Мирославу Вантуху — 82 года, 65 из которых он посвятил искусству народного танца. За эти годы Мирослав удостоился стольких регалий, что для того, чтобы их перечислить, едва хватает пальцев на обеих руках: народный артист Украины, герой Украины, президент детской хореографической школы при ансамбле им. Вирского, профессор, академик, лауреат Шевченковской премии, почетный гражданин города Киева, почетный гражданин города Трентон в США.

Видео дня

А еще — гендиректор и художественный руководитель настоящей «фабрики искусства» — Национального заслуженного академического ансамбля танца Украины им. Павла Вирского. Этот ансамбль был основан в 1937-м и сейчас является одним из самых известных народных танцевальных коллективов в мире. И это — действительно настоящая «фабрика». В состав ансамбля Вирского входят 104 артиста балета и 30 артистов оркестра, также работники административного сектора. Также воспитанники и преподаватели хореографической школы и студии.

В интервью НВ Мирослав Вантух размышляет о роли культуры в единении мира, объясняет свое отношение к понятию «шароварщина» и делится воспоминаниями о зарубежных гастролях ансамбля — от Монако до США.

Об ансамбле имени Вирского

Ансамбль был создан в 1937 году Павлом Вирским и Николаем Болотовым. Затем Вирский организовал студию на 40 человек — студентов. Она работает и сегодня. А уже потом мы с женой создали хореографическую школу, где учатся 200 детей, которых выбирают по конкурсу с 6 лет. Они учатся в школе 10 лет: изучают классику, народный сценический танец, современный танец. Мы их учим не только танцевать — мы их учим жить. Правильно и честно.

Мирослав Вантух проводит репетиции ансамбля лично (Фото: НВ)
Мирослав Вантух проводит репетиции ансамбля лично / Фото: НВ

Я нигде не встречал такого, чтобы было подобное трехступенчатое образование: школа, студия и ансамбль. И это дает свои результаты. В целом же надо учиться минимум 15 лет. Что надо для того, чтобы стать артистом ансамбля имени Вирского? Во-первых, быть талантливым человеком. Во-вторых, иметь соответствующие данные для танца, для балета. Если есть талант, его надо умножить на работу — каждый день, систематически, и годами. Артист должен всю жизнь работать на полную — до десятого пота. Потому что исполнительство — это очень тяжелый кусок хлеба.

Часто журналисты спрашивают меня, какой секрет популярности у ансамбля имени Вирского. Я им отвечаю: когда вы идете на работу — у меня свет уже горит, когда идете с работы — еще горит. У меня нет ни суббот, ни воскресений.

О работе в искусстве

Я занимаюсь искусством танца с 1956 года. Руковожу коллективами уже 62 года: 20 лет — во Львове, еще 42 — в Киеве. Для меня ни одного выходного дня нет. Эту работу надо любить. И не только эту — вообще каждый должен любить свою работу.

Я свою — люблю, меня не нужно ни заставлять, ни толкать, ни тянуть сюда. Кроме того, веду правильный образ жизни. Я занимался спортом тридцать лет: вставал в шесть часов, бегал 10 км, а затем — 8 часов на репетиции. Никогда не опаздывал.

После концерта, когда шли артисты, им в ноги бросали цветы

Художником быть очень трудно. Это — слишком ответственно, потому что мы касаемся струн души каждого человека. Артист должен удивлять людей: высокой культурой, легкостью, техникой, артистизмом, характером. Потому что само движение — это еще далеко не танец. Зритель не запоминает движения — ему это не надо. Зритель смотрит на то, как артист творит соответствующий образ в соответствующем времени. У нас слова и предложения — в руках и в ногах. Сегодняшняя публика — очень грамотная, люди знают много, информированы, смотрят ТВ, имеют интернет. А удивлять — надо. И нам это удается.

Мы занимаемся народной культурой — духовной культурой народа, нации. Украинской, но и не только. В репертуаре ансамбля Вирского много танцев разных народов — народов мира: молдавские, грузинские, белорусские, из Средней Азии, стран Балтии и др. Искусство объединяет мир, и это — правда.

О том, как публика воспринимает украинский танец

За мою жизнь мы [с ансамблем] побывали на всех континентах — выступали в 85-ти странах мира. Это я считаю только где мы бывали по одному разу, и во многих местах мы были по несколько раз — например, только в Париже было 33 раза. В Аргентине, например, провели 32 концерта в одном месте. И зал — на 11 тыс. мест. И не было ни одного пустого места. На украинских концертах — тоже.

В Америке я был 11 раз, и каждый раз — по три месяца. Там есть очень хорошая традиция, когда перед концертом зрители приходят раньше на час или полтора и имеют встречу с исполнителями, артистами, режиссерами, дирижерами, задают им много вопросов. И меня спрашивали, а что такое Украина? Я сказал, что это надо почувствовать. После концерта, когда шли артисты, в ноги бросали цветы.

На наших концертах дважды бывала королева Англии Елизавета II — с ней встречался, каждый раз по часу или полтора. Также наши выступления видели вживую королева Дании Маргрете II, президент Франции Жак Ширак, трижды — [кубинский революционер, бывший премьер-министр Кубы] Фидель Кастро. В Пекинской опере мы давали концерты, куда пришел [государственный и партийный деятель Китая] Дэн Сяопин со всеми членами политбюро — потом мы с ним пили чай. Принц Альбер II [гава государства Монако] три года подряд присылал за нами самолет, и мы ездили к ним на гастроли.

В 2020 году из-за коронавируса нам пришлось отказаться от целого ряда поездок — это в том числе ОАЭ, Чили, Франция, Сербия, Китай. Чтобы привлекать внимание аудитории, сейчас делаем разнообразные онлайн-мероприятия: онлайн-репетиции, мастер-классы и тому подобное.

Школа и студия при ансамбле Вирского воспитывают не только танцоров, а также формируют человеческие качества, такие как дисциплина, говорит Мирослав Вантух (Фото: НВ)
Школа и студия при ансамбле Вирского воспитывают не только танцоров, а также формируют человеческие качества, такие как дисциплина, говорит Мирослав Вантух / Фото: НВ

Еще ни разу мне не приходилось просить импресарио организовать нам где-то гастроли — весь мир приглашает нас сам. Обычно мы предложения по зарубежным гастролям на два-три года вперед.

Когда зал встает и аплодирует, чувствую себя на десятом небе от гордости за свой край, за свой народ, частью которого я являюсь. Ощущение, что ты людям нужен — колоссальное, его ни с чем не сравнить. Это особое состояние души человека, так же как и духовности.

О том, почему культура — это важно

Духовная культура — бесценна. И чем выше духовность народа, тем выше его общечеловеческая культура. А на общечеловеческую культуру влияют и образование, и культура, и искусство. Чем выше уровень культуры, тем достойнее в стране граждане.

На наших концертах дважды бывала королева Англии Елизавета II — с ней встречался

Именно благодаря культуре нас в мире хорошо знают и ценят. Не только благодаря футболисту Андрею Шевченко, боксерам братьям Кличко, не только благодаря трагедии в Чернобыле. Но и благодаря нам — ансамбля Вирского, благодаря хору им. Веревки, и благодаря другим коллективам.

Я прочитал шеститомник Уинстона Черчилля о Второй мировой войне, о его работе — это очень выдающийся человек. В свое время, когда они воевали и Черчиллю принесли смету, в которой не было выделено денег на развитие культуры. Он спросил: «Тогда зачем мы воюем?». Те руководители, которые знают силу культуры и искусства, делают все для их развития.

При президентстве Леонида Кучмы коллективам присвоили звание народных и подняли зарплаты. Потому что до этого, когда только упал «железный занавес», из-за низких зарплат в другие страны выехало два полных состава ансамбля Вирского. Потому что здесь была зарплата 270 грн, в то время как за рубежом платили от 5 до 10 тыс. долларов и давали «полный пансион».

Сегодня мы имеем президента, который пришел к нам из культурной сферы. Как я к этому отношусь? Как по мне, нет большой разницы, откуда человек. Главное — чтобы президент любил и уважал свой народ.

Мирослав Вантух называет артистов балета своими детьми, хотя его настоящая семья тоже является частью ансамбля Вирского (Фото: НВ)
Мирослав Вантух называет артистов балета своими детьми, хотя его настоящая семья тоже является частью ансамбля Вирского / Фото: НВ

Сейчас мы имеем государственную поддержку в Украине, за что я хотел бы поблагодарить и Минкульт, и государству в целом. У нас, я бы сказал, нормальные зарплаты. Не заоблачные, но нормальные.

Мы можем похвастаться искусством, спортом, однако, к сожалению, не уровнем жизни. Нам дано Богом 40% мирового чернозема, а мы живем бедно. Я проехал весь мир, и видел, как люди живут. В других странах пенсионеры ездят по всему миру — а наши пенсионеры как поедут куда-то, когда имеют пенсию до 2 тыс. грн?

О «художественных семейных кланах»

Вся моя семья прямо причастна к сфере культуры. Я руковожу ансамблем Вирского. Моя жена, Валентина Вантух — народная артистка Украины [директор — художественный руководитель Детской хореографической школы при ансамбле, полный кавалер ордена Княгини Ольги]. Моя дочь Галина — народная артистка Украины. Мой сын Мирослав тоже танцевал в ансамбле, затем работал моим заместителем, сейчас он в ансамбле главным администратором.

Я категорически против коррупции, потому что знаю цену хлеба — я вырос сиротой

Моя внучка также решила стать артисткой ансамбля, хотя имеет два высших образования, среди которых — Институт международных отношений КНУ им Тараса Шевченко. Я не хотел, чтобы она танцевала — это очень сложная работа. Но она плакала, спрашивала, почему я отправил ее туда учиться, потому что хочет танцевать. Поэтому параллельно с этим десять лет выучилась в нашей школе, тогда в студии — чтобы танцевать.

Сейчас мы имеем Закон О предотвращении коррупции, где в частности указано, что члены семьи не могут прямо подчиняться друг другу. Я считаю, что такие законы не должны касаться культуры. Потому что в Украине в сфере искусства работают тысячи семей. К тому же, в советское время поддерживались все династии. Возьмите хотя бы циркачей, там все — семейные кланы. Я шучу, что там дети рождаются в цирке. Хотя и у нас так же. Мы с женой всегда были здесь — я в зале, она — в зале. А дети где? Тоже здесь. Они выросли в балетных залах — как им откажешь?

Об отношении к деньгам и карьере

С шести лет я рос сиротой. Отец пришел с войны с инвалидностью и умер в 1946 году. Когда он умирал, то позвал меня к кровати и сказал: «Сын, я бы очень хотел, чтобы ты был украинским офицером». Конечно, тогда я не очень понимал, что именно он имеет в виду. Это уже потом понял, что он мечтал о независимости Украины, чтобы у нас была своя армия. Офицером я, конечно, не стал, хотя в армии отработал три года.

Я категорически против коррупции, потому что знаю цену хлеба — я вырос сиротой. А после армии два года не снимал с плеча шинель, потому что не было за что купить [другую одежду]. Сам я за свою жизнь не украл ни у кого ни полкопейки. И мои дети приучены к тому. Был такой период, когда мы полгода все не получали зарплату. Но не пошли в какие-то прибыльные структуры, а продолжили служить своему народу. Я служу ему всю жизнь. Для меня, как для художника, это — высшая честь, потому что мы должны делать все, даже больше, чем можем, для своего народа.

Ансамбль Вирского знают во всем мире благодаря высокому уровню профессионализма (Фото: НВ)
Ансамбль Вирского знают во всем мире благодаря высокому уровню профессионализма / Фото: НВ

Мне сто раз предлагали остаться за границей. Даже в 1979 году предлагали 1 млн долларов. Я от всего отказывался. Я так подумал — нет. Ответил тогда человеку, что вот у вас висит портрет Тараса Шевченко, а возле него — мешочек с землей «с большой Украины». Так вот я не хочу, чтобы у меня тут висел мешочек с землей — я хочу по этой земле ходить, этим воздухом дышать. И я не ошибся.

О России и войне на Донбассе

Во времена СССР я объехал весь Советский Союз — от Карпат до Камчатки. И видел все, что делалось там. Помню, когда впервые поехал в Россию с коллективом — там уже в десять часов [утра] все пьяные. В магазин нельзя было зайти, потому что спрашивали: «Третьим будешь?». Конечно, не все такие. Я не мог не запомнить это, я вырос во Львове.

Я имею звание народного артиста России — Владимир Путин вручал мне его еще до войны. Но я отказался от этого звания. Когда-то я поставил Российскую сюиту — еще в советское время. Теперь снял ее с программы. Нас десятки раз приглашали в Москву, в Кремль — отказывался. Я не могу пережить того, что еще вчера мы были братьями, а сегодня они в нас стреляют. Я вообще насилия не приветствую.

Где-то лет десять назад я предлагал руководителям нашего государства принять на высших уровнях такое решение: чтобы все национальные коллективы поочередно регулярно ездили с гастролями в Крым, на Донбасс, таким образом, сближая людей. Я знаю, что я говорю — там каждый день были российские артисты. Хочешь, не хочешь — люди к тому привыкают, им начинает нравиться. Мне ответили на это, что идея хорошая, но денег нет. Хотя мы с ансамблем ездили в Крым — десятки раз. Выступали на Донбассе.

О «шароварщине»

Мне смертельно болезненно слышать этот термин — шароварщина. Тот, кто это говорит — это враг украинской культуры. Это люди, которые не создали ничего сами, но хорошо умеют очернить. Я заклятый враг к таким людям.

В 2019 году заместитель министра культуры, молодежи и спорта Ирина Подоляк назвала Хор имени Веревки «шароварщиной». Это была ее реакция на провокационное выступление хора на концерте 95 квартала, где они спели песню Горела сосна. Я эту идею, конечно, не поддерживал, о чем говорил руководителю хора Веревки, но он сделал по-своему. Но госпожа Подоляк поставила вопрос о том, стоит ли государству финансово поддерживать эту «шароварщину» — такие коллективы как хор Веревки, ансамбль Вирского и тому подобное.

Мне смертельно болезненно слышать этот термин — шароварщина. Тот, кто это говорит — враг украинской культуры

Извините, но разве можно так обзывать людей, которые во время репетиций по три раза меняют форму от пота? Я неоднократно говорил, что в балетном зале каждый артист оставил не одну бочку пота.

Я видел, как мир реагирует на нашу культуру, слышал, что говорят о нас выдающиеся лица государства, читал отзывы иностранных журналистов — за все годы не было ни одной отрицательной рецензии. О нас писали: «Если ансамбль Вирского назвать профессионалами, их это обидит, потому что они пошли гораздо дальше».

А потом я слышу это — «шароварщина». Как это может быть, когда миру мы нравимся? Как можно так свое не любить? Если бы эти люди, которые такое говорят, поехали с нами хотя бы на один зарубежный концерт, они бы встали на колени перед коллективом и извинялись. Эти шаровары удивляют весь мир.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X