«Я остаюсь». Жители Киева, которые после начала войны решили остаться в городе — история телеведущей Соломии Витвицкой

12 марта, 15:53
Я остаюсь (Фото:Facebook/Соломия Витвицкая)

Я остаюсь (Фото:Facebook/Соломия Витвицкая)

«Утром 24 февраля я написала в рабочий чат: «Какой у нас план? Когда мне быть на работе?» — телеведущая Соломия Витвицкая — о своей реакции на начало войны, отношениях с Киевом и наиболее трогательных моментах.

Соломия Витвицкая

телеведущая

Я знаю, что вокруг Киева ведутся жесткие бои: мы постоянно слышим сирены, какие-то взрывы, выстрелы, работу ПВО и т. д. Но я верю в ВСУ и знаю, что город очень защищен. Я понимаю, что врагу просто невозможно взять столицу. Чувствую себя относительно в безопасности.

Видео дня

Сейчас Киев другой. Без пробок, но с блокпостами. Сегодня моя дорога с Оболони на Троещину, и обратно — на правый берег заняла 6 часов. Обычно это яркий светлый город круглосуточно, а сейчас — одиночные огни в окнах по вечерам. Но это вынужденно и временно, это все пройдет.

Мои отношения с Киевом сложились не сразу. Еще студенткой я охотно приезжала на студенческую производственную практику и тогда нашла работу, которая мне нравилась. Мне хотелось какого-нибудь масштаба. Но столкнулась с политической цензурой по отношению к себе, тогда — корреспонденту новостей на радио.

Так совпали обстоятельства, что в тот момент мне поступило предложение поехать в Германию по образовательной программе, когда ты имеешь возможность жить в немецкой семье, иметь еще и культурный обмен. Учитывая все обстоятельства с цензурой, я приняла решение переехать в Германию. Впоследствии еще и получила приглашение в местные университеты.

Живя в Нюрнберге, я участвовала в Оранжевой революции и тогда, в 2004 году, мне показалось, что победила демократическая сила, и что изменится все – в Украине не будет цензуры! Вместо того чтобы остаться в Германии, продолжать учебу и строить там свою жизнь, я решила вернуться в Украину. Тогда мои отношения с Киевом, скажем так, со второй попытки начали складываться.

Сначала я работала корреспондентом на 5 канале, потом меня пригласили на 1+1. Я была очень увлечена командой, мне нравилось все, что происходило вокруг. Киев тогда меня еще больше заворожил.

Для меня Киев — это не только культурные или исторические памятники, это живая современная атмосфера, когда город как живой организм. Мне очень нравится, что в Киеве никогда не было пренебрежительного отношения к тем, кто приехал из разных уголков Украины. Я, по крайней мере, этого никогда не чувствовала. Сюда, правда, съезжаются многие, но все себя могут найти и реализовать. Это вдохновляет!

Киев большой, но компактен и комфортен. Каждый район Киева особенный и имеет свои неповторимые изюминки. Но я всегда очень любила Оболонь, всегда пыталась жить именно там. Этот район мне понравился сразу еще тогда, когда не было красивой и реставрированной Оболонской набережной.

Я могла бы сравнить Киев с Берлином, поскольку провела там много времени, где три месяца училась в Журналистском колледже при свободном Берлинском университете. Мне удалось хорошо почувствовать Берлин. Поэтому мне Киев с ним чем-то перекликается. Возможно, тем, как переплетается история и современность. Киев — это город будущего.

Я ведущая новостей, соответственно, я постоянно в информационном поле. Я рассказываю людям, что происходит в стране и мире. У нас уже восемь лет идет война с РФ. У нас аннексирован Крым, и все эти восемь лет идут постоянные боевые действия на Донбассе. Последние несколько месяцев из всех возможных источников говорилось, что Россия готовится к полномасштабному вторжению в Украину. Я не верила в последнее.

У меня осталось очень много друзей-военных с 2014 года, когда я активно волонтерила, ездила на передовую. Они постоянно говорили: «Когда Россия нападет, чтобы мы закончили наше дело?» Мы относились к этому полушутя. Когда 16 февраля не произошло вторжение, которое все анонсировали и все ждали, я понимала, что во время Олимпиады (Параолимпиаду Путин, наверное, Олимпиадой не считает) он не нападет.

24 февраля около 6 утра до меня дозвонилась подруга из Лос-Анджелеса. Обычно у меня тихий режим в телефоне с 23:00 до 9:00, нельзя дозвониться. Но она сделала кучу попыток и однажды пробилась. Говорит: «Киев бомбят». Я отвечаю, что вообще-то сплю, и она украла мой шанс выспаться. В тот момент я не осознавала эту опасность.

Я сразу пошла к окну — было тихо. Через час увидела, как люди выскакивают с вещами. Затем увидела пробки под окнами и очередь на заправку. У подруг паника и истерика, я всех успокаивала. Люди вроде бы ожидали, но оказались морально не готовыми.

Я была очень спокойна, решила, что не уеду из Киева. Понимаю, что у меня занижен инстинкт самосохранения, мне не свойственна паника или страх. Я не очень тогда понимала алгоритм своих действий. У меня не было тревожного чемодана. Но я помню, что написала в рабочий чат: «Какой у нас план? Когда мне быть на работе?»

На канале сразу было принято решение о телемарфоне. Сначала мы тянули это своими усилиями. Затем было принято создание всеукраинского телемарафона. Разные телеканалы перестали быть конкурентами — мы стали бойцами единого информационного фронта.

Плакать — я не плакала. Но меня сейчас трогает единение страны, единение людей, единение всего мира вокруг нас. Как мы все сейчас — как один кулак. Я не помню такого периода времени.

Меня очень трогает, как люди в оккупированных городах дают отпор вооруженной армии. Такие моменты я воспринимаю близко к сердцу. Конечно, у нас всех одна и та же новостная лента. Те же разрушенные города, те самые удачные украинские спецоперации. Меня поражают некоторые кадры. Но скоро эмоциональный подъем пойдет на убыль. К этому добавится привыкание, как мы привыкли к войне на Донбассе. Но хотелось бы, чтобы это единение осталось у всех нас на долгий период времени.

Первое, что я сделаю после войны, обниму всех своих родных людей. Все мои подруги сейчас в разных странах, никого не осталось в Киеве. Одна подруга в ужасающей ситуации, в оккупации под Киевом, в Катюжанке. Сердце рвется, не знаю, как ей помочь. Но я хочу всех объединить, устраивать большой праздник, чтобы мы могли почувствовать друг друга. Этого сейчас очень не хватает.

Нашей нации мешало, что каждый был сам за себя — это наша особенность. Мне нравится наше чувство единения. Хочется верить, что мы извлекли уроки из этой реальной войны, которая к нам пришла, и оставили это ощущение как можно дольше после победы.

Все остальное, я точно знаю, мы отстроим, и будет даже лучше!

Нас и наше единение горячо поддерживают люди всего мира! С нами Европа, Великобритания, США, Япония и другие страны. Все мы видели заседание ООН. В конце концов, 41 страна выступит на международном суде против российского преступного руководства. Ежедневно несколько новых видео появляется в соцсетях от мировых стейкхолдеров по призыву за Украину и против войны — Опра Уинфри, Анджелина Джоли, Стинг, Принц Гарри, Стивен Кинг, Мила Кунис, Эштон Кутчер, Нассим Талеб, Дженнифер Энистон и т. д.

Потому уверена, что мы победим! Все обязательно будет Украина!

Беседу вела Ольга Сердюк, программный директор Фонда Елены Пинчук.


Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X