«Я остаюсь». Жители Киева, которые с начала войны остались в городе — история стрит-арт художниц сестёр Фельдман

6 мая, 12:23
Я остаюсь (Фото:фото предоставлено героинями)

Я остаюсь (Фото:фото предоставлено героинями)

«Никто из нас не знает, как это — умереть. Человек не привыкает к страху, а понимает его. А страх есть у всех». Стрит-арт художницы Мишель и Николь Фельдман — о взаимоотношениях со смертью и городом.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Мишель и Николь Фельдман

стрит-арт художницы

Киев — это любовь с первого взгляда. Мы переехали из Днепра 8 лет назад и нам сразу всё понравилось. Со временем сюда перебрались все братья, сестры и родители — у нас большая семья. Здесь мы чувствуем себя дома в большей степени, чем в Днепре.

Видео дня

Когда началась война, нас, как и всех, охватила паника. В первые дни мы бегали по городу в поисках еды и бензина, проведывали друзей. Мы не могли особо ничего делать, кроме как бесконечно читать новости.

На первых порах, когда много адреналина, было сложно понять и себя, и других. В конечном счете, мы собрались все вместе — это придало смысла тому, чтобы оставаться в Киеве. Но у всех разная мотивация. Если человеку не за что держаться, он бы и так уехал. Война — это просто повод.

Город без людей — это просто здания. Вся ценность в людях, которые в нём живут. У нас вообще офигенная страна. Она с духом. Нам нравится путешествовать, но жить мы хотим в Киеве. Например, мы были в Барселоне. И у нас промелькнула нотка грусти — там больше нечего добавить. А нам хочется создавать, нести смыслы. Это возможно только у себя, в Киеве. Мы будто все вместе создаём этот город.

В нашем доме в Днепре жили беженцы из Мариуполя, Харькова, Бердянска. Они приезжали на расстрелянных тачках, на которых написано «Дети».

Мы не могли рисовать ничего, кроме войны. Но это очень отвлекало от ужаса происходящего. Когда выплескиваешь мысли и эмоции в творчество, становится легче. В наших работах появилась украинская тематика. Мы стали изучать свои корни, историю Украины и всего мира. Наверное, у многих сейчас так происходит. Но история такая наука, что в зависимости от того, в какой стране ты её изучаешь, под тем углом и смотришь на события. Быть объективным очень сложно. Поэтому нужно читать и изучать информацию со всех сторон. За это время у нас появились новые работы, посвященные Украине.

Наши работы эмоциональные. Мы создали их больше 100 по Киеву, но тех, которые нам нравятся, уже нет. Это не так плохо — что-то меняется, что-то обновляется. Если бы на стенах оставалось все, что есть — это был бы отстой. А так мы как будто в постоянном движении.

Иногда мы видим стену в городе для своей работы и сразу понимаем, что хотим там сделать, а иногда есть работы и мы ищем место в ландшафте, которое для неё подойдёт. Стрит-арт — эмоция и адреналин, когда процесс и смыслы важнее качества.

Мы были в Дубае, он жутко угнетает. Как будто там нельзя сказать, что ты думаешь. Приятно, когда есть диалог города и человека.

Стрит-арт — это признак свободы. В городах, где нет граффити, где человек не может даже подумать о том, чтобы это сделать — страшно.

сёстры Фельдман
Фото: сёстры Фельдман

В своих работах мы говорим о том, что нас волнует. Раньше нас беспокоил искусственный интеллект, как он поменяет и повлияет на человечество. Нас это пугало. Казалось, что человек незаметно заберет у себя право выбора. Ведь легче жить без выбора. Это, своего рода, страх свободы. После 24 февраля нас скорее волнует человеческая глупость. Один неполноценный человек нападет на нашу страну и заставляет нас двигаться назад, а не вперед. Нам интересна человеческая природа, зависть, жажда обладания.

Никто из нас не знает, как это — умереть. Если опасность не близко, она кажется чем-то большим. А когда понимаешь, что смерть совсем рядом, то, как солдат, уже не боишься.

Человек переходит черту, когда понимает, что может умереть в любую секунду. Он не привыкает к страху, а понимает его. А страх есть у всех. Кто-то убегает, кто-то идет на фронт, кто-то 40 дней сидит в метро. Это личные взаимоотношения человека со смертью. Чем больше страх смерти, тем больше боишься жить, боишься пострадать и пропускаешь саму жизнь.

Во время войны перестаешь париться по предыдущим вопросам, они сразу кажутся незначительными. В жизни что-то поважнее происходит. Когда появились заявления про ядерную угрозу, мы подумали, что это будет самая глупая смерть, хотя и не самая страшная, если ты находишься вместе с семьей и друзьями.

Если понимаешь, что вероятность умереть велика, и изменить это ты не можешь, тогда лучше уже насладиться жизнью, чем прятаться и переживать. Как в фильме «Меланхолия» Ларса фон Триера.

Уехали те, кто искали для себя идеальной жизни. Но жизнь не идеальная. Украина — это территория для людей, которые по-настоящему хотят здесь быть.

Чи справді Росія відводить війська від українського кордону і за скільки часу окупанти можуть взяти Київ? На питання відповідає депутат фракції Голос, секретар комітету з питань національної безпеки, оборони та розвідки Роман Костенко:

https://www.youtube.com/watch?v=JCdhHD8Pmak&ab_channel=%D0%A0%D0%B0%D0%B4%D1%96%D0%BE%D0%9D%D0%92
Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X