«Я остаюсь». Жители Киева, которые после начала войны решили остаться в городе — история консьержки киевского дома Любови Внодченко

21 марта, 20:12
Я остаюсь (Фото:Любовь Внодченко/личный архив)

Я остаюсь (Фото:Любовь Внодченко/личный архив)

«Если мой последний житель заберет чемоданы, тогда и я уеду. Я, как капитан корабля, буду покидать его последней. Дом нужно же кому-то закрыть». Любовь Внодченко, консьержка киевского дома — о своей ответственности и воспитании.

Любовь Внодченко

консьержка киевского дома

У меня есть свой дом в 28 километрах от Киева по Одесской трассе. Там неподалеку живут две мои дочери, они приходят и ухаживают за домом, когда меня нет. И соседи наблюдают, они у нас сплочены. Связь есть, друг друга поддерживаем.

Видео дня

Моя дочь говорит: «Ты живешь жизнью своих жильцов». У меня сейчас своей жизни нет, дети живут по отдельности. А я день и ночь здесь. Я знаю об этом доме все. Мы с людьми сроднились. Мне и пожаловаться могут, и что-то спросить. Люди меня уважают.

Даже в первую минуту войны у меня мысль уехать не пролетала. Куда мне бежать, что мне бежать? Я на работе, у меня здесь люди. Я знаю, что на меня надеются. А я такой человек, что не люблю никого подводить. Такого страха, чтобы собирать чемоданы и куда-то улететь, такого не было.

У нас здесь есть разные уважаемые люди… Я как увидела, с какой спешкой они собирают чемоданы и запихивают в машины — я эту всю картину наблюдала в камеру — сначала удивилась, тогда мне стало смешно, а потом дошел смысл — кто есть кто. И вот эти люди, которые мне рассказывали: «Люба, ты не бойся, жилые дома бомбить не будут…» — вечером как укатили, так и все.

Мои дочери очень за меня переживали, звали домой. А я говорю: «Если мой последний жилец заберет чемоданы, тогда и я поеду. Я, как капитан корабля, буду покидать его последней. Дом нужно же кому-то закрыть».

Меня стало раздражать, что выехавшие за границу люди оттуда шлют репосты, картинки, что они такие патриоты, что они нас поддерживают. Стоят там где-то у моря и флаг на юбке! Смотрю и думаю: «Неужели люди сами не понимают, что они такими своими вставками в Facebook просто раздражают? Если ты такой патриот, будь дома, помогай». В этой ситуации каждый человек мыслит так, как ему лучше сделать, или как лучше для его семьи, для детей. Но есть такие, которые могли бы и не бежать, принести какую-то пользу здесь.

Я приведу пример. В нашем доме есть мужчина, о котором бы я сказала, что воин он никакой. Но он очень толковый. Он, во-первых, на ВСУ отправил свои средства, во-вторых, он пишет коллегам по всему миру. Не знаю, какая конкретная сумма, но говорит, что собрал уже несколько миллионов. Ему дай автомат, он не будет знать, как им пользоваться, но своей головой он приносит пользу.

Когда к нашему парадному подходят мужчины с оружием, мне не страшно. Тревога есть, когда я не понимаю, кто это, а как выясню, то все нормально. Я 15 лет служила в пожарной охране. Меня выдрессировали там никогда не впадать в панику. По жизни и в работе. Так она мне по жизни и помогает.

За все дни войны мне было страшно только раз, когда упала ракета совсем рядом на Лукьяновке. Земля так детонировала, что поднялась пыль в паркинге. Я не сразу поняла, подумала, что снег залетел в выбитые окна. А потом пошла посмотрела, все целые, но так тряхнуло, такую пыль повыбивало, до которой невозможно было добраться, чтобы убрать. Из жильцов никто не звонил по телефону. Я вышла во двор — там тихо. Почувствовала запах гари, поняла, что недалеко взорвалось. Но паники не было.

Моя дочь говорит: «Мама, если бы ты могла, ты завтра уже в теробороне была бы!» А ей отвечаю, что не завтра, а пару недель назад, если бы я немного помоложе была. Дочь меня хорошо знает. Я бы нашла себе занятие. Я могла бы работать в госпитале, обрабатывать раны. Я хоть и не медик, но крови не боюсь. Что я не умела, то научилась бы. Ничего тяжелого для меня нет. Куда бы я ни попала, я бы прилагала усилия.

Я никогда не скулю. Здесь некоторые наши женщины говорят: "Ой, я целый вечер проплакала!". Чего, спрашиваю! «Ой, Люба, вы героическая женщина!» — да ничего у меня героического нет, я нормальная женщина. Просто меня воспитали, как мальчика. Мой папа служил в милиции и учил ничего не бояться, давать сдачи. Поэтому сесть и плакать – это не обо мне.

Я уверена, что победа будет скоро! Первое, что я хотела бы сделать — это обнять своих детей, дочерей, внуков и правнучку. Ей будет 2 года в следующем месяце.

Я всегда говорю: вы дошли до лестницы — это уже ваше. Дом ваш, я здесь только работаю. Вы должны его беречь. Я надеюсь, что люди как вернутся, будут уделять внимание дому, будут болеть за него душой. Для этого нужно с людьми сплачиваться и вместе наводить порядок, что-то улучшать. Это совсем не тяжело, нужно просто человеческое желание.

Мне бы хотелось, чтобы люди научились уважать каждого. То ли уборщицу, то ли консьержа. Неважно, потому что в первую очередь мы люди. Думаю, после того, как все это закончится, люди станут добрее и внимательнее друг к другу. Я надеюсь.

Редактор: Кира Гиржева

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X