«Я остаюсь». Жители Киева, которые после начала войны решили остаться в городе — история предпринимателя Алекса Коваленко

12 мая, 11:33
Я остаюсь — Алекс Коваленко (Фото:фото предоставлено героем)

Я остаюсь — Алекс Коваленко (Фото:фото предоставлено героем)

«Я решил стать киевлянином в бассейне. С того момента в жизни появились новые проекты, новые возможности и новые люди. У тех, кто вместе пережил что-то тяжелое и сложное, уровень доверия очень высокий, а сближение очень быстрое». Алекс Коваленко, предприниматель, основатель бренда Эпикур — о возможностях, которые даёт война, и огромном потенциале Украины.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Алекс Коваленко

предприниматель, основатель бренда «Эпикур»

Киев лет 10 был для меня местом командировок, а дом находился в Харькове. Я жил в гостиницах, потом снял квартиру, чтобы не таскать в самолетах спортивную экипировку. Как-то тренер в бассейне отметил, что я был невнимательным. А я во время плавания задумался, что Киев стал точкой моих жизненных интересов, а Харьков — дачей. Тренер подсказал жилой комплекс, зная мои пожелания, и я прямиком отправился в офис продаж. Это ментальное переключение сильно все изменило: новые люди, новые проекты, новые возможности. Так я и стал молодым киевлянином.

Видео дня

24 февраля я проснулся от звонка мамы моего младшего сына Кирилла. Они были на окраине Харькова, их бомбили. Поселок заблокировали, выезжать было опаснее, чем оставаться. Мы их выцарапали оттуда только через три недели.

Кирилл, когда ложился спать, брал маму за руку и спрашивал: «Мама, мы же не умрем? А если умрем, мы же вместе умрем?» 19-летний Богдан учится в университете в Америке, он позвонил и сказал: «Не думай обо мне, думай о Кирилле, я сам о себе побеспокоюсь». Устроился на работу и перестал брать деньги. Я плАчу, когда говорю об этом.

В первое утро войны я пошел в свой офис на Подоле. Не успел дать никаких инструкций, но часть команды тоже пришла. Сказал, что приоритет каждого — это их семьи. Кто-то уехал, кто-то остался в Киеве работать и волонтерить. Я собрал все наличные и разделил поровну между всеми. Себе оставил тысячу долларов.

Первые дни, как и большинство людей в бизнес-окружении, выворачивал карманы и хватался за всё, чтобы быть полезным стране. Скорость самоорганизации людей впечатляла. Но в этой неуемной энергии было много суеты и дублирования. Бизнесовое стремление к эффективности помогло взять себя в руки.

В тот момент я случайно познакомился с ребятами из Красного Креста. Они тоже столкнулись с чудовищным вызовом, их крепко засыпало задачами. Я нашел мобильный генерального директора Максима Доценко и позвонил напрямую. Подкупило, что мы открыто обсуждали их системные проблемы. Я предложил объединить усилия, а себя — как смарт-волонтера со своими бизнес-ресурсами и управленческими скилами. Мы также объединили усилия с бизнесменами, которых я уважаю и за ценности, и за эффективность. Действовали автономно и координировали нашу работу. Дмитрий Казавчинский в Одессе, Андрей Ушаков в Харькове, Павел Костылев и Никита Корытин — все сфокусировались на прозрачности процессов и чистоплотности среди волонтеров, борьбе с перепродажами. Мы подошли к делу как к созданию системных бизнес-процессов: чёткие цели с меньшими ресурсами времени, денег, людей.

Мои партнеры по «Эпикуру» — METRO и NOVUS — увидели в Facebook мою аватарку с Красным Крестом и перезвонили. METRO отдали склады в наше распоряжение и выдали нам доверенности на управление помещениями на случай оккупации, чтоб можно было использовать их и как шелтеры, а и как склады для продукции. В городах, где шли активные боевые действия, они попросили раздать их запасы продуктов как гуманитарную помощь. Мы развезли больше сотни тысяч продуктовых наборов не только по городам, но и по пригородам, которые часто оставались отрезанными. NOVUS с первых дней вёз фуры гуманитарки из Литвы. Пока государство не успело упростить процедуры ввоза, мы помогли наладить проезд фур без потерь времени и обеспечили раздачу этой гуманитарки.

В первые недели я ложился далеко за полночь, вставал рано. День нон-стоп. Запаса энергии хватило на месяц. Без восстановления и спорта начала накапливаться усталость, падать продуктивность.

Я не выходил бегать по двум причинам: не мог забрать час времени у работы и не хотел бесить людей на улице.

Вернулся к пробежкам 25 марта, но пока не системно. Сначала бегал по набережной, пока мост на Труханов остров был закрыт.

Конечно, на многие просьбы мы даже не успевали отвечать. Но на днях подвели первые итоги — наш «кружок» доставил в разные города, раздал адресно и прозрачно больше тысячи тонн гуманитарной еды. Тысячи людей эвакуированы. Осознание этого эмоционально вознаграждает!

В первые дни я не высказывал прямо свои чувства, но импульсивно вычеркнул из жизни тех, кто уехал за границу и оттуда вещал как патриот или постил мирную весну. Это не касалось тех, кто реально приносил больше пользы оттуда. Зато появилось много новых людей, с которыми делали одно дело. С ними сразу возникла эмоциональная близость. У людей, которые вместе пережили что-то тяжелое и сложное, уровень доверия очень высокий, а сближение очень быстрое. С некоторыми из них мы точно сделаем что-то классное после войны.

То, что я буду делать после войны, начал обдумывать еще в середине марта. Я живу в парадигме «любая проблема — это возможность». Не ясно, какие из моих активов уцелеют. Исходил из того, что у меня может не остаться ничего, кроме деловой репутации, скилов и отношений с людьми. И начал размышлять с чистого листа. Мечтали мы вместе с моими друзьями-предпринимателями Борисом Шестопаловым и Андреем Длигачем. Это помогало отвлечься и придавало сил!

Днём каждый из нас занимался брониками, эвакуацией людей, гуманитаркой, информационным сопротивлением, а вечерами мы уделяли полчаса дизайну новой версии будущего, которое мы вместе создадим.

Мы создавали дизайн Украины как экономически сильной страны со здоровой физически и ментально нацией. Затем появилась цель сделать из Украины Food Tech Singapore. А в рамках цели конкретный проект — первый и масштабный Food Tech Park. Это пространство, в котором мы объединяем предпринимателей и создаём условия для того, чтобы бизнесы, деньги и люди остались в Украине и производили высокотехнологичную еду. Это и про базовые условия, например, дороги, энергообеспечение, логистика в Европу и мир, высочайшие стандарты парка, и особые условия от государства. А также и про условия для привлечения инвестиций и лучших мозгов, поиска креативных идей и создания новых разработок. Размещение в парке поможет украинским компаниям и Украине покорять мир в сегменте Food Tech. Тем более, что мир оказался в сложных продовольственных условиях, а у Украины есть базовая экспертиза и большой потенциал. Думаю, скоро мы анонсируем проект.

Когда мой 12-летний Кирилл сказал, что на месте разрушенных старых зданий будут новые, я не сразу понял, что ребенок говорит о производстве. Оказалось, сын мыслит экономическими категориями и имеет ввиду новые современные и высокоэффективные предприятия. А он — проверенный футуролог!

https://www.youtube.com/watch?v=VQn8UuZfjtc&ab_channel=%D0%9D%D0%92
Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X