«После прилетов мы перекрываем окна деревянными щитами и возобновляем работу»: украинцы рассказывают об условиях работы во время войны

15 июня, 10:11
Цей матеріал також доступний українською
Как сотрудники украинских компаний работают во время войны (Фото:НВ)

Как сотрудники украинских компаний работают во время войны (Фото:НВ)

Продолжаем публиковать истории отчаянных украинцев и украинок, которые с начала российского вторжения остаются на рабочих местах под обстрелами и бомбардировками.

Ранее мы рассказали о водителях, которые возят заказы во время воздушных тревог, работников супермаркетов, которым пришлось учиться выпекать хлеб, чтобы накормить клиентов, а также о почтальонах, берущих на себя сверхурочные нагрузки, несмотря на опасность в прифронтовых зонах.

Видео дня

На этот раз знакомим вас с сотрудниками украинских компаний, переживших ужасы войны и вражеской оккупации, а некоторые до сих пор работают в зоне боевых действий. Они не сломались и делают свое дело с верой в победу Украины.

Сергей Кобель

руководитель точки выдачи Rozetka в Киеве

Мы были одновременно продавцами, грузчиками и психологами.

«Сынок, просыпайся! Началась война». Эти слова я услышал в телефонной трубке от матери 24 февраля в пять утра. Помню их как сейчас. И вряд ли когда-нибудь забуду.

В этот день решили с коллегами выйти на работу. Должны были подготовить магазины к тому, к чему сами не были готовы.

Общественный транспорт в столице работал с перебоями. Расстояние от моего дома до работы около 50 километров. Но что поделаешь? Берешь рюкзак, садишься на велосипед и едешь — несмотря на холод и пробки.

Мы с командой открыли точку неподалеку от метро, чтобы можно было быстро добраться до укрытия во время воздушных тревог. Люди заходили к нам за едой, водой, пауэрбанками и другими товарами для неотложных нужд. Несмотря на напряженную атмосферу, мы пытались поддерживать посетителей.

К нашей команде присоединились сотрудники из других точек. Работали по 36 часов подряд, даже ночью. Каждый делал все, что мог. Мы были для клиентов одновременно продавцами, курьерами, грузчиками, логистами, консультантами и даже психологами.

В первые дни войны компания временно приостановила доставку товаров, а мосты в городе были перекрыты. На собственном транспорте, под звуки сирен и блокпосты, мы с коллегами свозили в магазин необходимые товары со складов и других точек.

Однажды в магазин за кормом для кота зашла пожилая дама — помогли ей донести мешок до квартиры. У мужчины сел телефон — предложили зарядить его прямо в магазине. Каждый из нас чувствовал, что не просто делает свою работу, но и подает руку помощи тем, кто в этом нуждается.

Однажды в начале марта после обеда я услышал мощный взрыв. Выхожу на улицу — люди встревожены, смотрят в небо. Показывают на телефонах видео, как наше ПВО сбивает вражескую ракету. А я смотрю на эти кадры и понимаю, что снаряд летел прямо над нашим магазином. Даже не знаю, что было бы со мной и коллегами, если бы не украинские защитники.

Сейчас мы с командой продолжаем работать на точке Rozetka в одном из спальных районов Киева. Продаем имеющиеся товары и ищем их по запросам. Молодые семьи чаще всего просят детское питание, волонтеры — технику и другие товары для нужд ВСУ, тероборона — еду и сигареты. Обеспечиваем украинцев всем необходимым. А прежде всего — верой в нашу победу.

Елена Желдак

руководитель магазина Сильпо в Славутиче

Во время русской блокады мы стали главной пекарней города.

Я всегда просыпаюсь в пять утра, чтобы успеть на первую смену в магазин. Так было и 24 февраля. Уже на рабочем месте коллеги сообщили, что началась война. Через несколько часов возле Славутича раздались первые взрывы.

Многих охватила паника. Но я пыталась взять себя в руки и работать. Вместе с коллегами обеспечивала наших клиентов всем необходимым на тот момент.

Брат уговаривал меня уехать за границу с его женой. Я сказала, что останусь в городе — это моя принципиальная позиция. Такое решение полностью поддержала моя мать. Россияне вошли в соседнее с ней село, около месяца с мамой не было связи. К счастью, сейчас с ней все хорошо.

После 24 февраля Славутич попал в блокаду россиян. Оккупанты не пропускали грузовики с товарами в город. Полки в магазинах опустели. А хуже всего то, что закончился хлеб. Поэтому мы с коллегами решили печь его самостоятельно.

Власти города помогли нам найти муку. Она было не самого высокого сорта — серого, грубого помола — но хоть что-то. Впоследствии мы развесили по Славутичу объявления о сборе дрожжей в магазине. Люди приносили все, что могло пригодиться для выпечки, даже закваску и пиво.

Так наш магазин временно превратился в главную пекарню Славутича. Среди нас были кассиры, продавцы, повары, заведующие отделами — словом, кто угодно, кроме профессиональных пекарей.

архив Елены
Фото: архив Елены

Работали по 15 человек на смене. Месили тесто и днем, и ночью. В сутки выпекали по 2000 единиц хлеба. До сих пор удивляюсь, как единственный на весь магазин тестомес на 40 литров выдержал такую нагрузку.

К нам часто заезжали ребята из теробороны. Мы делились с ними продуктами, посудой, ящиками для грузов. Они выглядели уставшими, но не теряли боевого духа и хорошего настроения. Несколько раз подвозили меня домой ночью.

В свободное от работы время мы с коллегами ходили на мирные протесты против оккупантов. Чтобы они поняли: Славутич — это Украина, и мы никому не отдадим свой город.

В конце марта россияне ушли из Славутича. Некоторое время мы беспокоились, что они могут вернуться. Но в апреле в город вошли украинские защитники.

Славутич стал возвращаться к привычной жизни, наш магазин возобновил полноценную работу. Но дни оккупации я никогда не забуду. К счастью, от них у меня остались не только неприятные эмоции. А еще и теплые и вкусные воспоминания о нашем хлебе.

Николай Розенко

руководитель магазинов EVA в Николаевской области

Через несколько часов после обстрелов мы возвращаемся к работе.

Обычно я просыпаюсь рано, выгуливаю собаку и собираюсь на работу. Но 24 февраля я еще спал, когда стали звонить родственники. Тогда же в рабочих чатах началось необычное для такого часа оживление.

Я четко решил для себя, что, несмотря на войну, никуда не поеду и останусь работать. Общественный транспорт ходил с перебоями, так что пришлось идти на работу пешком. В половине восьмого утра уже был на месте.

Настроение покупателей в магазинах было тревожным. Клиенты покупали гигиенические средства, шампуни, порошки и другие товары для неотложных нужд. А наши продавщицы на кассах угощали детей конфетами.

С 24 февраля я ежедневно держу связь с коллегами в магазинах, за которые несу ответственность. За это время мы сплотились как никогда.

Бомбардировки могут длиться целый день. После прилетов в некоторых магазинах выбивает окна и двери. Мы перекрываем все деревянными щитами и через несколько часов возобновляем работу.

С начала войны мы собираем запросы на товары для нужд ВСУ и теробороны, а также больниц, детских домов, переселенцев. Люди сами приезжают в магазины, лично благодарят за помощь. Это вдохновляет продолжать работу, забывая о страхе.

Многие мои коллеги ушли на передовую. Наш коллектив поддерживает с ними связь и помогает чем только возможно. Нашим воинам бывает тяжело, но они не теряют позитивного настроения и настроены на победу Украины.

Я не считаю себя супергероем. Но чувствую, что делаю то, что должен и что нужно украинцам. Горжусь тем, что работаю с людьми, которые уже четвертый месяц выходят на работу под обстрелами.

https://www.youtube.com/watch?v=GtnDxMmTM8c&ab_channel=%D0%9D%D0%92
Редактор: Кира Гиржева

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X