Культурный бан России в мире. Как работает издательский бизнес в условиях войны и есть ли запрос на украинские книги на иностранном рынке

15 апреля, 15:44
Юлия Орлова — генеральный директор издательства Vivat (Фото:facebook.com/yuliya.argument)

Юлия Орлова — генеральный директор издательства Vivat (Фото:facebook.com/yuliya.argument)

«У нас есть крутые новинки, которые готовы к печати, но которые не можем отдать в типографии, ведь самые большие печатные мощности Украины находятся в Харькове». Юлия Орлова — генеральный директор издательства Vivat — о смысле жизни и своей миссии как издателя.

Война России против Украины — главные события 3 июня

  • Как для вас началось 24 февраля? Хоть украинцы и не верили до последнего в, но был ли у издательства план на случай полномасштабного вторжения?

Видео дня

Vivat работал в обычном режиме до полномасштабного вторжения. Мы готовили новые книги, а не планы «что делать бизнесу во время войны», хотя стоило бы об этом подумать. Все, что мы сделали — это поговорили о тревожных чемоданах со своими коллегами и многие действительно их имели. И я, и все мои коллеги-бизнесмены недооценили одержимость Путина, потому что мы оперировали только рациональными аргументами.

Помню, как в ночь с 23 на 24 февраля я не спала и переписывалась в Facebook. Было четыре часа утра, и в сообщении я писала, что, наверное, сегодня бодрствует половина Харькова (накануне в СМИ появилась информация, что в 4:00 24 февраля Россия начнет вторжение). И когда в около четырёх небо ответило привычной тишиной, я даже попыталась заснуть. А около пяти услышала взрывы. Это было такое ни с чем не сравнимое чувство концентрированного ужаса и, стыдно признаться, паники. Надо было взять себя в руки и принимать трудные решения.

Все действия по спасению бизнеса мы приняли постфактум.

  • Что стало самым трудным вызовом для бизнеса? Процессы, люди, материальная составляющая? Как с течением времени эти вызовы менялись?

Наверное, в первые недели самым трудным вызовом стало психологическое состояние людей — это абсолютная растерянность и ужас из-за происходящего. В целом, на сегодняшний день почти 95% коллег из штата издательства разъехались по Украине или оказались за границей.

То есть, сначала для нас было важнейшим обеспечение безопасности людей, потом — частичное восстановление процессов, а дальше — нахождение путей для эвакуации материальных ресурсов компании.

На сегодняшний день в рабочий процесс вовлечены 117 человек. Очень часто коллеги принимали эмоциональное решение эвакуироваться и не успевали брать с собой ноутбук, а многие работают со статических офисных компьютеров. Части людей мы выслали ноутбуки. Также есть определенные проблемы с удаленным доступом сотрудников к своим ПК. Пока у ряда коллег есть техническая возможность работать, у определенного процента такой возможности нет, поэтому не все бизнес-процессы запущены.

Теперь о материальных ресурсах. Это едва ли не самый сложный фактор. Наши склады расположены в Харькове и критическим остается отсутствие возможности отгрузки книг. Мы работаем над тем, чтобы вывезти часть книг в относительно безопасное место. Но пока мы не можем обеспечить довоенный ассортимент, периодичность поставок и работу интернет-магазина. У нас есть крутые новинки, которые готовы к печати, но которые не можем отдать в типографии, ведь самые большие печатные мощности Украины находятся именно в Харькове. Сейчас ищем альтернативные пути печати книг.

В Харькове по состоянию на апрель не работает ни одна из типографий. Процессы, относящиеся к печати книг, полностью остановлены. Надеемся, что все типографии уцелеют и не пострадают от обстрелов артиллерии, которые каждый день испытывает наш несчастный Харьков. В связи с этим мы не сдаем долгожданные новинки к печати, хотя уже подготовлено более 50 новинок, которые мы хотели бы напечатать для наших любимых читателей.

Юлия Орлова, генеральный директор Vivat (Фото: Vivat)
Юлия Орлова, генеральный директор Vivat / Фото: Vivat
  • Какие процессы издательство возобновило, а какие — пока нет?

В реалиях войны Vivat постепенно возобновляет работу, хотя многие коллеги с первого дня войны ее и не прекращали. Возвращение к довоенным реалиям происходит непросто, но мы проявляем гибкость, и большинство коллектива сейчас занимается тем, чего не делали до этого никогда.

Сейчас нашим основным вектором работы является налаживание сотрудничества с польскими издательствами, концентрация на культурной репрезентации Украины в мире через распространение книг Vivat-а за рубежом и консолидация с международными книжными партнерами для массого культурного бана России. Мы открываем фирму в Польше, чтобы заниматься дистрибуцией наших книг в эту страну.

Издательство подготовилось к масштабному сотрудничеству с иностранными партнерами, в которое входит продажа авторских прав на наши книги издательствам по всему миру. Мы занимаемся продажей электронного контента и подписанием договоров с иностранными платформами для распространения этого контента.

Пока два наших магазина в Харькове временно не работают из-за боевых действий, функционирует наш книжный магазин во Львове. Книги пользуются очень большим спросом, ведь в этом городе сейчас большое количество переселенцев, среди которых преобладают женщины с детьми. И малышей нужно чем-то развлекать, поэтому книги становятся большим утешением в эти непростые времена.

Во Львове у нас есть двухэтажное помещение магазина. На одном из этажей инициировали проведение книжного клуба для малышей, где наши детские авторы устраивают чтение для детей.

Ярослава Юдина, редактор Vivat (Фото: Vivat)
Ярослава Юдина, редактор Vivat / Фото: Vivat

Также мы работаем над созданием аудиокниг для размещения их на европейских площадках. Ведь на сегодняшний день многие украинцы оказались за границей, и мы бы очень хотели, чтобы у наших читателей, даже в нескольких километрах от Родины, был доступ к украинским книгам.

Издательство продолжает активно сотрудничать с иностранными и украинскими медиа. Для освещения того, что происходит в нашей стране, в Харькове, в издательстве. Сейчас материалы о книгах, статьях и интервью активно выходят на международных площадках.

И вообще, в редакции в работе 50 книг, и мы осознаем, что должны делать книги и продолжать бизнес. Мы — составляющая украинской экономики и должны возобновлять свое дело. Кроме того, именно работа помогает отвлечь каждого из нас от изнуряющего стресса. Ведь она является своеобразным мостиком к мирной жизни.

В общем, практически все отделы нашей компании в той или иной мере возобновили работу, но не в полном объеме. Мы еженедельно проводим совещания с топами, где руководители направлений отчитываются о проделанной ими работе за неделю. Скажу откровенно, с каждой неделей эти отчеты радуют все больше.

Несмотря на все трудности, страх, изнеможение, отсутствие комфортных привычных условий, мы по возможности продолжаем готовить к печати новые книги. Ведь знаем, что после нашей победы украинцам потребуется много мощной литературы!

Катерина Ильчук, head of SMM издательства (Фото: Vivat)
Катерина Ильчук, head of SMM издательства / Фото: Vivat
  • Считали ли вы убытки, понесенные с начала войны?

Убытки издательства на сегодняшний день составляют около 90% нашего плана. То есть, мы выполнили всего 10%. Но, кроме прямого материального ущерба, есть еще и разорванные цепочки рабочего функционала и разорванные бизнес-процессы, которые пришлось остановить.

Я в бизнесе больше 25 лет и прекрасно понимаю, что любая остановка бизнес-процессов подобна смерти. Но я руководительница, за которой стоит огромная команда преданных своему делу людей. И главное для меня сейчас — сохранить людей и их жизни, чтобы потом нашей командой сделать максимально большое количество качественных книг об этой войне.

Недавно я осознала, что именно это вижу смыслом своей жизни и своей миссией как издателя. Чтобы весь мир знал эти события, а мы никогда о них не забывали. Наверное, для этого когда-то и был создан Vivat.

  • Многие бизнесы радикально сожгли мосты со всем, что хоть немного связано с Россией — либо в экономическом, либо в языково-культурном аспекте. Что для издательства изменилось в этой плоскости после 24 февраля?

По состоянию на февраль 2022 в нашем издательском плане уже и не было книг на русском языке. В прайсе издательства набралось бы, возможно, около десятка книг на русском. Но это менее 3% всего количества книг, которое издает Vivat. Поэтому, в принципе, на сегодняшний день ничего сильно не изменилось. Мы в первые же дни войны абсолютно официально задекларировали и прокоммуницировали свою позицию о том, что:

  1. мы не будем издавать книги на русском языке;
  2. мы не будем работать с русскими авторами;
  3. мы не будем сотрудничать с организациями, аффилированными с российским бизнесом.

Проукраинская позиция издательства Vivat давно очерчена и понятна еще с 2014 года. Каждый день, с начала войны России против Украины, мы пишем сотни писем нашим партнерам, агентам и авторам с просьбами поддержать Украину и расторгнуть договоры с Россией. Добиваемся культурной изоляции страны-агрессора в мире.

На мой взгляд, война стала точкой невозврата для книг русскоязычного сегмента на украинский книжный рынок. Свою принципиальную позицию мы разослали нашим контрагентам и агентам по Украине и за ее пределами и очертили в соцсетях. Она следующая «Русская книга, иди нах*й!»

Vivat
Фото: Vivat
  • Ваше издательство активно занималось культурным баном России, кто из зарубежных авторов выступил в поддержку Украины и как именно?

С началом войны, Vivat четко проартекулировал свою проукраинскую позицию для всех наших мировых партнеров и агентов. Мы посылали им письма с просьбой поддержать Украину и помочь культурному бану России.

И вот список писателей, разделивших с нами нашу позицию, поддержав Украину и осудив вторжение России на нашу страну. Это зарубежные авторы, среди которых общественные деятели, политики, выдающиеся личности мирового уровня: Мэй Маск, Джордж Сорос, Опра Уинфри, Рупи Каур, Джон Болтон, Борис Джонсон, Светлана Алексиевич, Ли Бардуго, Холли Блэк, Оливер Булло, Стюарт Тертон, Гарриет Мункастер, Мартин Мортка, Адам Мандсбах, Антье Циллат, Кристин Гармел, Эбби Ваксман, Гленди Вандер, Пати Смит, Себастьян Фитцек.

Этот список продолжает обновляться с каждым днем. Наши авторы разрывают контракты с Россией, открыто выражают свою проукраинскую позицию в своих соцсетях и коммьюнити. Более того: Мэй Маск ежедневно общается с нашим директором по коммуникациям Галиной Падалко, спрашивая, как дела в издательстве и публикуя ссылки для поддержки Украины. Это греет наши сердца и столь мощная поддержка внушает. Мы очень рады тому, что абсолютное большинство наших писателей такие сознательные.

Галина Падалко, директор по коммуникациям (Фото: Vivat)
Галина Падалко, директор по коммуникациям / Фото: Vivat

Почему отказ от контрактов с Россией важен для Украины и для мира:

  1. Российские издательства годами публиковали пропагандистскую дичь об Украине, делая книги о недоукраине, новороссии и злых бандеровцах. Они являются частью путинской пропаганды. Примеров этому множество.
  2. Издательский бизнес, как и другие бизнесы, платит налоги, которые кремлевское руководство использует для финансирования войны в Украине в том числе. Российские деньги — грязные деньги.
  3. Их писатели поддерживают оккупацию. Вот здесь можно посмотреть открытое письмо писателей-фантастов, вот здесь дико противное интервью Лукьяненко — одного из самых известных российских фантастов. Это всего два примера из сотен, которые мы можем привести.
  4. Несправедливо, что наши коллеги и читатели сидят по подвалам, когда россияне наслаждаются книжными ярмарками и новинками. Это просто по-человечески несправедливо.
  5. Россияне выбрали Путина и молчаливым согласием одобряли все его решения. Сейчас более 70% населения поддерживает кровавые действия нацистского путинского режима в Украине. Они недостойны достойных книг.

Поэтому наше издательство так активно выступает за культурный бан России в мире. И я считаю, что после всего, что мы увидели в Буче, Сумах, Чернигове, после всего, что, к сожалению, еще увидим в Мариуполе, Харькове, Изюме, другой позиции по отношению к России просто не существует.

Работать с Россией или нет — это моральное решение каждого иностранного партнера. Оно не в плоскости бизнеса. Ты сам выбираешь, работаешь ли со страной-убийцей, государством, совершившим геноцид, которое расстреливало, насиловало, пытало людей в Буче, Ирпене, Гостомеле. Для многих деньги не пахнут, но весь цивилизованный мир наблюдает и делает выводы. Придет время и все станет на свои места. Бренд Hugo Boss по-прежнему несет клеймо работы с нацистами.

Анна Грабина, бухгалтер издательства (Фото: Vivat)
Анна Грабина, бухгалтер издательства / Фото: Vivat
  • Сейчас вокруг этого идут жаркие дискуссии, мол, если из России забрать и хорошие книги — то ситуация с их «умами» будет еще хуже. Что вы об этом думаете?

Знаете, пусть это возможно звучит жестоко, но сейчас я вообще не думаю о том, что будет в России. И, думаю, это понятно… Меня интересует Украина, украинцы, наша победа, меня интересует мое издательство и меня интересуют читатели, и я хочу поскорее снова работать для Украины.

  • Недавно ГУР обнародовало информацию, что на временно оккупированных территориях изымают исторические и художественные книги, не соответствующие месседжам российской пропаганды, в том числе — уже символическую для украинцев книгу Справа Василия Стуса. Россия не меняет методы…
Вахтанг Кипиани, писатель, автор книги
Вахтанг Кипиани, писатель, автор книги "Справа Василия Стуса" / Фото: Vivat

Да, чуть больше года назад мы выиграли суд против Медведчука по Справі Василия Стуса. На днях мы узнали, что россияне изымают нашу книгу из библиотек на временно оккупированных территориях. Уже известно об этом в таких городах: Кременная, Рубежное (Луганская область), Городня (Черниговская область). Обнаруженные книги изымаются, уничтожаются на месте или вывозятся в неизвестном направлении.

Почему это происходит? Голоса украинских писателей век за веком портили планы псевдоимперии. Книги уничтожали, а писателей отправляли на полжизни в тюрьму, лишь бы им заклеить рот. Но не удалось тогда, не удастся и сейчас. Россия пытается дать какой-то квази-реванш украинской национальной литературе, которая всегда остро и честно показывала настоящее гнусное лицо империи. Литература, ненависть к которой Россия унаследовала от «совка». Это простые способы России. Они это делают не в первый раз. Больше об этом можно почитать в моем блоге для НВ .

  • Издательство в кризисной ситуации. Книги и в мирные времена были не первоочередной потребностью у населения. Как обстоят дела на украинском рынке сейчас? Как вы планируете сохранить бизнес?

Издательство сейчас действительно в критической ситуации. Но с другой стороны этот кризис касается сейчас не только культурной сферы: практически 60−70% отечественного бизнеса сейчас в подобной критической ситуации. Для того чтобы как-то эту ситуацию улучшить, чтобы как-то из нее выйти, потихоньку нужно возвращаться в бизнес.

Пока мы в Vivat не уволили ни одного работника. Мы стараемся платить финансовые компенсации всем и этой поддержкой хотим прежде всего показать, насколько нам важны наши коллеги. А во-вторых, максимально сохранить тот прекрасный коллектив, которым известен Vivat. Потому что Vivat — это люди. И сегодня мы делаем максимум, чтобы позаботиться о благополучии, безопасности и покое наших людей, работников, коллег.

Я верю, что после победы будет новый ренессанс украинской книги. Это произойдет обязательно.

  • Каков сейчас запрос на украинскую книгу на иностранном рынке?

Пока спрос на украинскую книгу значительно повысился. Мы относимся к этому совершенно рационально. В первую очередь этот запрос продиктован большим количеством беженцев, среди которых преимущественно есть мамы с детьми. В связи с этим, незаурядной популярностью (это около 80%) пользуются книги для детей, развивалки.

Для многих беженцев книга на украинском языке — это мост, который пролегает между заграницей и домом. Это во-первых. Во-вторых, запрос на украинскую книгу на иностранном рынке вызван чрезвычайным желанием иностранцев узнать больше об Украине, ее истории, обычаях, нашей культуре и нашем историческом бекграунде. И потому, где-то 30% книг, интересующих читателя на иностранном книжном рынке, это именно тайтлы об украинской истории, обычаях, культуре.

Алина Билякова, дизайнер издательства (Фото: Vivat)
Алина Билякова, дизайнер издательства / Фото: Vivat
  • На ваш взгляд, когда издательство сможет вернуться к довоенным показателям и темпам?

Это зависит не только от нас, но и от того, как долго будет продолжаться война и как будет происходить процесс восстановления и возвращения к мирной жизни по всей Украине. Vivat делает максимум, чтобы держаться на плаву. Мы начали частичную релокацию бизнеса на западные территории Украины, чтобы восстановить все бизнес-цепочки.

Что важно, даже в это сложное время мы получили немало новых заказов. Мы будем отгружать оставшиеся на складах в Харькове книги, как только удастся их оттуда вывезти. И будем продолжать возобновлять работу издательства уже сейчас.

Уже после нашей победы можно будет проанализировать, насколько быстрым оказался темп возвращения к довоенным показателям. На самом деле, на мой взгляд, после победы нам стоит ожидать книжного бума украинского книгоиздания. Ведь до войны на украинском книжном рынке было немало тайтлов из русскоговорящего сегмента и в целом книг российских издательств — 50% всего книжного рынка. Теперь, когда на литературу от оккупантов наложено фактически эмбарго, отечественная книга будет пользоваться безумным спросом.

Конечно, актуальной для книгобизнеса будет помощь в виде лояльного налогообложения и поддержки от государства. Хотя я полностью осознаю, что в первую очередь помощь от государства логически будет направлена на восстановление Украины.

  • Уже есть планы, какую книгу выпустите первой после победы?

Очень хотим выпустить книгу от нашего железного главнокомандующего Валерия Залужного. Первое правило Vivat — экспертность автора. Понимаем, что сейчас он очень занят, но после победы мы видим такую книгу бестселлером не только на украинском, но и на мировом книжном рынке.

Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X