Истории смелых людей. Фермер из временно оккупированной Николаевщины: «Пусть лучше мои земли не достанутся никому, чем россиянам»

27 сентября, 07:27
История Александра Викторовича — украинского фермера из Николаева (Фото:Gres Todorchuk)

История Александра Викторовича — украинского фермера из Николаева (Фото:Gres Todorchuk)

НВ продолжает рассказывать о героических людях, защищающих Украину на временно оккупированных россией территориях. Предыдущие материалы спецпроекта освещали деятельность сопротивления Желтая лента на Херсонщине, железнодорожников эвакуационных рейсов на Харьковщине и защитников Азовстали на Донетчине.

Серия материалов посвящена проекту Поезд к победе. Это совместная инициатива Укрзализныци и коммуникационного агентства Gres Todorchuk. Ознакомиться со всеми историями можно на сайте, а также по QR-коду, который есть на каждом из семи вагонов в составе маршрута Харьков — Ужгород. Рассказы дополнены иллюстрациями, созданными на поверхности вагонов украинскими художниками под кураторством Кати Тейлор.

Видео дня

Вагон Поезда к победе. Сюжет «Николаевщина» (Фото: Дан Балашов)
Вагон Поезда к победе. Сюжет «Николаевщина» / Фото: Дан Балашов
Вагон «Поезда к победе». Сюжет «Николаевщина» (Фото: Дан Балашов)
Вагон «Поезда к победе». Сюжет «Николаевщина» / Фото: Дан Балашов

Сегодня мы говорим с Александром Викторовичем — украинским фермером из Николаевской области, который продолжает работать на земле, помогать местным жителям и оказывать сопротивление оккупантам в рядах Баштанской территориальной обороны.

Александр на своих полях до 24 февраля (Фото: личный архив фермера)
Александр на своих полях до 24 февраля / Фото: личный архив фермера

Фермер я наследственный и профессиональный. Мой отец был одним из первых, кто начал развивать сельское хозяйство в независимой Украине. Я окончил аграрную академию, два года стажировался в Великобритании. Потом вернулся на родину и с тех пор уже 25 лет работаю на своей земле.

Александр
Александр на своих полях до 24 февраля (Фото: личный архив фермера)
Александр на своих полях до 24 февраля / Фото: личный архив фермера

У меня с женой и сыном семейное хозяйство на границе Николаевской и Херсонской областей. Большинство наших земель вместе с базой, техникой и товаром попали под оккупацию. Сейчас там все разрушено и разграблено.

Разрушенное хозяйство Александра (Фото: личный архив Александра)
Разрушенное хозяйство Александра / Фото: личный архив Александра
Разрушенное хозяйство Александра (Фото: личный архив фермера)
Разрушенное хозяйство Александра / Фото: личный архив фермера

Мое хозяйство расположено примерно в 100 километрах от моего дома. В первые дни войны россияне ворвались на территорию базы, начали стрелять в воздух, запугивая работников. Вынудили их открыть офис, выломали сейф в моем кабинете. Вели себя как дикари.

Командир россиян увидел на моем столе Библию. Говорит моему коллеге: «Я тоже верующий человек. Передай ее своему руководителю и скажи, что у вас будет порядок, если будете нас слушаться». А коллега ему на это: «Какой порядок, если вы ворвались к нам с автоматами и все тут уничтожили?»

Многие жители Николаева оказались на линии огня. Оккупанты отрезали их от электричества, от нормального водоснабжения. Я помогал, чем мог. Передавал через волонтеров еду, лекарства, предметы для неотложных нужд, даже свечи — света не было, а освещать дом вечером чем-то надо.

Мои земли сильно пострадали от обстрелов. Некоторые уже не пригодны для хозяйства. Но пусть лучше они не достанутся никому, чем достанутся врагам.

Пожар на полях Александра (Фото: ГСЧС Украины)
Пожар на полях Александра / Фото: ГСЧС Украины

Один мой знакомый фермер вернулся на свою землю после того, как ее оккупировали. Просил у россиян, чтобы они хоть технику ему отдали. Но они даже не захотели слушать. Бросили в подвал, несколько дней пытали, затем отпустили. Базу другого фермера, моего соседа, показательно взорвали и сняли это на дроны.

Я считаю, что после такого с оккупантами не может быть никаких разговоров. О чем говорить с нелюдями, пришедшими на твою землю и в один момент уничтожившими то, во что ты вкладывал душу десятилетиями?

Когда россияне пошли в наступление, я взял в руки оружие и вступил в Баштанскую тероборону. Сейчас вместе с побратимами ловим врагов в Николаевской области и передаем их ВСУ.

Как-то я увозил наших раненых с поля боя. На обратном пути попал под минометный обстрел. ВСУ на тот момент уже пошли вперед, на позициях никого не осталось. Я знал, что стреляют именно по мне. Спрятался в какой-то избе и полчаса ждал, пока все кончится. Не знаю, как уцелел. Даже мой джип сильно не пострадал, на нем только следы от пуль остались.

Бывают моменты отчаяния, когда опускаются руки. Но это длится недолго. Собираюсь с мыслями и говорю себе: если мой дед вернулся с войны героем с обломком под сердцем, то и я все это выдержу. Когда молюсь об Украине, становится легче.

Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X