Из города-парка Киев превратился в город-парковку. Правнук и биограф знаменитого киевского архитектора о том, как меняется столица

2 апреля 2018, 21:59
Цей матеріал також доступний українською

В этом году исполнилось 30 лет со дня смерти знаменитого киевского архитектора Иосифа Каракиса. Он - автор многих зданий в Киеве и в других городах Украины, по его проектам были построены тысячи школ, Иосиф Каракис — автор первого в советской Украине детского сада, первой художественной школы и первой в Киеве музыкальной школы-десятилетки. Но многие из его проектов так и остались нереализованными.

В 1951 году Каракис стал жертвой советской кампании по борьбе с «тлетворным влиянием запада»: его обвинили в космополитизме и хотели заставить «покаяться», однако архитектор делать это отказался. В результате Каракиса уволили из Киевского инженерно-строительного университета; не помогло даже «письмо тринадцати», которое написали студенты, чтобы помочь восстановить педагога.

Видео дня

Почему Каракиса называют «несостоявшимся киевским Гауди»? Что с его объектами сейчас? И что бы он сказал об архитектурном облике современного Киева?

Обо всем этом NV.ua рассказал правнук архитектора Олег Юнаков, который живет в Нью-Йорке и изучает киевскую архитектуру, а недавно написал книгу о знаменитом прадеде.

Когда вы последний раз были в Киеве?

Есть такая фраза у Омара Хайяма «Ты находишься там, где твои мысли». Исходя из этого, в Киеве я бываю почти ежедневно. Но физически не очень часто. Последний раз ездил в июне прошлого года, читал лекцию к 115-летию со дня рождения архитектора Иосифа Каракиса и представлял свою книгу о нем в Киевском национальном университете строительства и архитектуры (КНУСА). Его сотрудники меня очень тепло встретили. Кстати, презентация прошла ровно через 65 лет после того, как Каракиса уволили по сокращению штата с преподавательской должности в стенах именно этого института за так называемый «космополитизм» и за использование элементов украинского барокко в творчестве.

Иосиф Каракис

А что вас в этот приезд удивило — приятно или неприятно — в облике города?

Облик города в первую очередь формируют его жители. Мне понравилось, что люди собираются на лекции, ходят в книжные клубы, на концерты, выставки, продолжают читать книги. Порадовал интеллектуальный уровень жителей города, по крайней мере тех, с кем пришлось общаться.

Из того, что вовсе не понравилось — новостройки в историческом центре города и разрушения памятников архитектуры.

Можете привести примеры?

Их, увы, довольно много. Это дома по ул. Хорива, 2 и 2а, признанные памятниками архитектуры, которые разбирают, и никто этот процесс не остановит. Это особняк 1902 года, спроектированный архитектором Ипполитом Николаевым, по ул. Сечевых Стрельцов, 91, который «случайно» горел (в Киеве это бывает нередко, достаточно вспомнить дом XIX века по Межигорской, 33/19 или дом по Волошской, 5/14). Статья 298 УК Украины «Уничтожение, разрушение или порча памятников истории или культуры» работает только на бумаге. С начала 2012 года я создал в Википедии статью с грустным названием «Список утраченных памятников архитектуры Киева», и, к моему сожалению, регулярно приходится ее дополнять.

А еще очень грустно, что город теряет свои легкие — деревья. Когда я жил в Киеве, Крещатик утопал в зелени каштанов. И вообще весь город был очень зеленым. Посетивший в 1966 году Де Голль отметил: «Я видел много парков в городах, но я не видел город в парке». А боксер Ленокс Льюис сказал, что Киев — удивительный город в котором деревья растут выше домов! Но за последние годы Киев из города-парка превратился в город-парковку: везде, в том числе и на месте срезанных деревьев, стали парковать машины.

Страдают и днепровские склоны, они получают «залысины» в виде многоэтажек. На киевских склонах Днепра самым высоким сооружением очень долгое время была колокольня Лавры, и даже при строительстве самой высокой в Украине статуи «Родина-мать» ее меч укоротили на несколько метров, и он стал ниже золотого лаврского купола. Но потом у некоторых застройщиков и хозяйственников города не осталось ничего святого, и, если ехать по мосту Патона, с левого берега Днепра на правый, видно, что колокольню неучтиво заслоняет силуэт высотки на Кловском спуске, 7а. По словам архитектора Андрея Мазура, здание хотели построить еще выше, но не смогли, так как там уже летают самолеты. К Украине даже обратилась ЮНЕСКО с просьбой уменьшить этажность, но ЮНЕСКО, видимо, не указ. Надеюсь, что в итоге одумаются.

А что-нибудь позитивное отметите?

Конечно! Киев меняется постоянно. И это хорошо, что организм эволюционирует. Город становится более современным. Он как бы сбрасывает старую «кожу», а на ее месте появляется новая.

Мне, к примеру, кажется важным то, что появляется много нового жилья, а так называемые «хрущевки» уходят в прошлое. Эти самые «хрущевки» в свое время были спасительным решением для многих, когда был сильный дефицит жилья, но их время прошло. Я и сам провел детство в такой квартире на улице Шамрыло (сейчас Парково-Сырецкая) и всячески приветствую будущую реконструкцию этих домов. Кстати, в прошлом году большинству «хрущевок» исполнилось 60 лет, а это в два-три раза больше их предполагаемого срока использования!

Мне нравится реконструкция Подола, пешеходная зона на Контрактовой площади и части улицы Сагайдачного, сквер, создание археологического музея и других заведений. Думаю, многим будет интересно посетить музей раскопок на Почтовой площади.

Киев в архитектурном плане — удивительный город, в котором уживается старое, псевдостарое и новое. В окнах ультрасовременной гостиницы «Хаятт», как в зеркале, отражается колокольня Софийского собора XVII—XVIII веков и воссозданный Михайловский златоверхий монастырь. И, кстати, сам «Хаятт» в исторической части города не так плох, так как из-за своей зеркальности значительно растворяется в окружающем виде. Другой положительный пример сохранения исторического экстерьера (при утрате интерьера за счет обновления) — Киевский ЦУМ.

Дом Офицеров (Дом Красной Армии и Флота)

Театр на Подоле - тоже пример синергии старого и нового?

Мне кажется, что очень важна уместность здания в окружающей среде (то, что было видно в работах Иосифа Каракиса). Театр очень интересен по своему архитектурно-планировочному решению, интерьеру, использованию внутренних колонн и освещению. Этим проектом город может гордиться. Но мне при этом очень обидно, что это уникальное здание разместили именно на Андреевском спуске! Скажу свое субъективное мнение не профессионала, а «любителя Киева»: здание там не подходит ни по духу, ни по стилю улицы, ни по цвету. Словом, мне нравится проект, но не нравится то, куда его «втиснули».

Повлияли ли на облик Киева события последних четырех лет — Революция Достоинства и война?

Однозначно. Конечно, трагические события последних лет не могли не оставить свой отпечаток на облике города. Начиная с частичного разрушения центра Киева, пожара в Доме профсоюзов и на входе на стадион «Динамо», который потом отреставрировали. Затем произошло разрушение многих памятников советского периода. Кстати, разрушение советских мозаик я бы назвал скорее отрицательным явлением. Эти мозаики — уникальные, и, уничтожая их, город теряет частичку себя.

Еще один аспект влияния трагических событий на облик города — муралы тематики Евромайдана, такие как портрет Сергея Нигояна работы художника Александра Фарто (ул. Михайловская, 22). А также новые памятники — такие, как памятный знак героям АТО с мечом в карте России на пересечении пр. Леся Курбаса и ул. Академика Королева.

Если бы ваш прадед оказался в Киеве образца 2018 года, что бы он отметил?

Увы, я не могу ответить на этот вопрос. Если бы мог, то написал бы еще одну книгу «Архитектор Иосиф Каракис — жизнь после смерти. Размышления о современной архитектуре». Каракис понимал, что в будущем этажность зданий будет повышаться. В своем творчестве он использовал синтез архитектуры и природы (аркологию). В связи с этим я не уверен, что ему бы понравилось здание, которое стало выше Лаврской колокольни.

Каракис очень серьезно относился к сохранению архитектурных памятников и даже фундаментов разрушенных исторических зданий. Так что не думаю, что он был бы в восторге от того, что каждый год Киев навсегда теряет десятки исторических зданий. Он очень любил формы конструктивизма, но при этом считал важным уместное расположение здания. Поэтому мне трудно сказать, как бы он отозвался, например, о том же театре на Андреевском спуске.

Архитектор старался максимально добавлять в проекты зеленые зоны и водоемы. К примеру, позади гостиницы «Украина» в Луганске он запланировал сквер с фонтаном, у киевского детсада «Орленок» должен был быть плавательный бассейн, киевская экспериментальная школа № 80 была изолирована от шума за счет того, что расположена в 130 метрах от бульвара и отделена от него сквером с фонтаном. Этого фонтана уже нет, как и многих других киевских фонтанов. Зодчий максимально старался, чтобы здание, по возможности, окружали зеленые насаждения. Для него это было очень важно, а сейчас, увы, в Киеве это, как правило, не практикуется.

В книге, которую вы написали, много того, что до сих пор было известно об Иосифе Каракисе лишь узкому кругу. Какие открытия вы для себя сделали?

Открытий было много! Я, к примеру, был удивлен, насколько богатой была семья Каракисов до наступления советской власти. Отец Иосифа Каракиса до революции был служащим и совладельцем сахарного завода в местечке Турбов в Винницкой области. Еще я узнал, что у семьи Каракисов, оказывается, было в собственности три табачных фабрики! Годовой оборот одной из них составлял 50 тысяч рублей. В сентябре 1920 года все эти фабрики перешли «народу», то есть советская власть много «радости» принесла семье Каракисов.

Еще из открытий: мне было известно и раньше, что памятник на могилу своей матери в Киеве Каракис сделал своими руками, но не знал, что памятник на могилу отца в Ташкенте он тоже сам сделал! Более того, этот памятник сохранился до наших дней. Об этом, собственно, никто в семье и не знал.

Насколько он вообще был предан именно Киеву? Ведь он работал и для других городов.

Да, среди его объектов — жилые дома в Кривом Роге, дома офицеров в Озеерном, Новоград-Волынском, Гуйве, Харькове, Луганске; гостиница в Луганске, школы во многих городах и многое другое. Но Киев он очень любил, и примеров преданности своему городу можно найти множество. В 1943 году его приглашали в Москву, предлагали возглавить работы по восстановлению разрушенных войной объектов. Но Каракис так и не поехал, остался в родном Киеве. А в 1953 году, уже после смерти Сталина, его приглашали во Львов — принять участие в конкурсе на должность заведующего кафедрой архитектурных конструкций Политехнического института. Каракис тогда был без работы, но все равно решил не уезжать из Киева.

Дом офицеров, Новоград-Волынский

В каком состоянии сейчас его объекты?

Десятки его проектов так и остались не реализованы. Среди них Курский вокзал в Москве, проект Правительственного центра в Киеве, проект речного вокзала в Киеве, проект горсовета в Николаеве, музей Революции в Луганске и другие. Критикам также понравился очень воздушный проект памятника Пушкину у Русского музея в Ленинграде. Интересным был и проект мемориала в память трагедии в Бабьем Яру. Отдельно хочу упомянуть проект Еврейского театра — критики говорили, что он мог стать настоящим украшением Крещатика, но его так и не построили.

По проектам Каракиса были построены четыре с половиной тысячи школ, почти все они сейчас в нормальном состоянии. Но есть и исключения — это бывшая школа № 81 в Горловке, закрытая и полуразрушенная, экспериментальная школа № 5 в Донецке (с замечательными мозаиками!). В Харькове на территории Роганского жилмассива «Военвед» был построен Дом офицеров Харьковского высшего военного училища летчиков им. С. И. Грицевца, который сейчас почти разрушен. Гостиница «Украина» в Луганске тоже находится не в лучшем состоянии.

А объекты в Киеве — Центральный Дом офицеров Вооруженных Сил Украины, детский сад «Орленок», жилой дом на ул. Стрелецкой — сохранились неплохо.

О Каракисе говорили, что его можно назвать несостоявшимся киевским Гауди. Зодчий старался сделать так, чтобы здания максимально сливались с окружающей средой, не нарушая ее идиллии. Оригинальными были проекты зданий, схожих с Вавилонской башней и своей структурой и фактурой повторяющих и продолжающих форму горы. Размеры башен огромны, но из-за своей структуры они визуально выглядят как обычные киевские холмы. Между собой башни соединены мостами-лианами. И все это утопает в зелени! Эти проекты 1980-х могли стать визитной карточной жилмассива Троещина.

Отражает ли архитектура Киева каким-то образом украинскую идентичность?

Для начала нужно четко решить, что такое украинская идентичность, а затем уяснить, как эта идентичность может быть отражена в архитектуре. Имеет ли автоматически все, что построено на территории Украины, украинскую идентичность? Не думаю.

Считаю ли я верным использовать в киевской архитектуре элементы сельских орнаментов и росписей? Нет, не считаю. Город — это не село, для него важны свои элементы. Мне, например, очень нравятся деревянные церкви Карпатского региона, архитектура в стиле Гуцульская сецессия. Но это не для города, да и делать все здания в одном стиле скучно. Если считать проявлением идентичности Украинское барокко, то этот стиль ушел в прошлое, как и украинский архитектурный модерн.

И вообще идентичность проявляется не только во внешних элементах. Вот, к примеру, важно ли для украинской идентичности здание по адресу ул. Софиевская, 20/21, с балкона которого Михаил Грушевский в 1918 году провозгласил независимость Украины? Полагаю, вопрос риторический. Но, к сожалению, это здание разрушается, а его историческая ценность бесспорна, его надо сохранять!

Народную же идентичность за счет архитектуры нельзя навязать. Архитектура должна быть удобной для жизни, а не такой, какой требует идеология страны.Украинцев как нацию объединяет инаковость, а не единообразие. Как, кстати, и американцев. Людям нужно давать возможность быть самими собой, давать им любить свой город и свою страну по-своему.

Кстати, с каким американским городом вы бы сравнили Киев?

Киев по своей структуре, как и ряд других городов, не сравним ни с одним городом. Несмотря на все что происходит, Киев продолжает быть одним из мировых Вечных городов. Меняется государственный строй, цивилизации, а этот город на этом месте будет всегда — как Иерусалим, Рим, Стамбул.

Архитектура американских городов в корне отличается от архитектуры городов Украины и особенно города с такой богатой историей, как у Киева. Если попытаться сделать уж очень отдаленное сравнение, то с огромной натяжкой можно найти один город, в котором мне приходилось работать и который можно сравнить с Киевом. Это Питтсбург. В обоих городах есть речка, которая разделяет город. И там, и там есть много мостов. В обоих городах есть довольно высокие холмы и, что еще более интересно, и там, и там есть фуникулеры, расположенные недалеко от реки. В обоих городах развит спорт и примерно одинаковое количество стадионов (около 30).

С новой городской властью было связано много надежд, но пока они, увы, себя не оправдывают. Все смеялись над репликой Виталия Кличко о том, что «мост устал». Но при всей нелепости в ней что-то есть — Киев часто кажется прекрасным, но уставшим городом, которому хочется тепла и любви. Что, как вы считаете, ему нужно прежде всего? И как вообще должен меняться город?

Главное — любить свой город и делать все возможное для его блага. Виталию Кличко, как вы верно заметили, была дана уникальная возможность улучшить город. И лично мне совершенно неважно, как он говорит. Важно, насколько красноречиво он может делать. Любить Украину нужно делом, а не словом. За коррупцию нужно сажать, иного не дано. За одно невыполненное обещание должны быть денежные штрафы, за каждую бюджетную копейку должен быть отчет. Очень важно осторожно подходить к изменению облика города и к сохранению исторических памятников (заботиться об их сохранности, особенно центра). Это не значит, что нужно держаться за каждую развалину, но в центре города уделять особое внимание старым зданиям.

Очень надеюсь, что со временем Киев изменится в лучшую сторону. А еще считаю, что при желании и искоренении коррупции любой город может отлично развиваться и каждый день приносить радость своим жителям. Хочу пожелать Киеву светлого будущего, добра и улыбок!

Фото: https://uk.wikipedia.org/wiki/Каракіс_Йосип_Юлійович

Читайте также: Бороться нужно не с коммунистическими символами, а с тоталитарным мышлением. Александр Ройтбурд — о конфликте интересов и будущем одесского музея

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X