Жизнь после смерти. Жена погибшего добровольца рассказывает, как их семья воспользовалась услугами криобанка

26 декабря 2022, 06:45
Наталья и Виталий Киркач-Антоненко (Фото:Наталья Киркач-Антоненко via facebook)

Наталья и Виталий Киркач-Антоненко (Фото:Наталья Киркач-Антоненко via facebook)

Боец ТрО Виталий Киркач-Антоненко погиб на войне в ноябре этого года. Перед этим воспользовался услугами криобанка, чтобы в будущем его жена Наталья смогла родить от него. В интервью НВ она рассказывает, как решились на такой шаг и почему другим военным следует подумать об этом пути.

9 ноября 2022 года во время выполнения боевого задания в Луганской области, на Сватовском направлении погиб Виталий Киркач-Антоненко — доброволец территориальной обороны.

Видео дня

Виталий — родом с Донбасса. С 2008 года был членом местной организации ВО Свобода, вел активную общественную деятельность. После начала войны на Донбассе занимался волонтерской деятельностью.

В середине февраля 2022-го, накануне полномасштабного вторжения, решил пойти на фронт, понимая, что начало большой войны — не за горами. В армию его взяли не сразу — Виталий имел так называемый «белый билет», однако пытался его аннулировать, чтобы стать пригодным к прохождению службы. Во время одной из попыток обратился к территориальной обороне Славянска. 24 февраля, в первый день полномасштабной войны с ним связались и пригласили присоединиться к рядам ТрО. Уже через два дня после этого, 26 февраля, Виталий Киркач-Антоненко, позывной Красивый, приступил к выполнению боевых задач как стрелок.

Виталий Киркач-Антоненко на фронте (Фото: Виталий Киркач-Антоненко via facebook)
Виталий Киркач-Антоненко на фронте / Фото: Виталий Киркач-Антоненко via facebook

В сентябре 2022 года Виталий узнал, что его жена Наталья беременна. Эта беременность для них была долгожданной, ведь в течение супружеской жизни они всегда мечтали об общих детях.

Уже после гибели мужа Наталья Киркач-Антоненко написала в своем фейсбуке пост, где рассказала, что Виталий успел воспользоваться услугами криобанка. Он заморозил свой генетический материал, чтобы даже в случае его смерти жена смогла забеременеть от него и родить общих детей.

Репортер НВ Саша Горчинская пообщалась с Наталией Киркач-Антоненко о ее муже, долгожданной беременности, а также о том, почему украинским защитникам и их семьям стоит задуматься над будущим заранее. Далее — ее рассказ в формате монолога.

Любовь продолжительностью в 18 лет

Мы из Славянска. Я родилась и выросла в этом городе, а Виталий — в селе Майдан Славянского района.

Со своим будущим мужем я познакомилась в Донецке в 2004 году во время выборов. На тот момент я как раз училась в Донецком национальном университете. Виталий же тогда поступил на биологический факультет ДонНУ. Мы сразу влюбились друг в друга. После окончания учебы — поженились.

После учебы в Донецке вернулись в Славянск и никогда не планировали переезжать. Вместе занимались предпринимательской деятельностью: изготавливали украшения ручной работы из фарфора и керамики и реализовывали их на зарубежных торговых площадках.

После того как в 2014 году на Донбассе началась война, занимались волонтерской деятельностью. Так помогали военным подразделениям, которые базировались в Славянске.

Вместе прожили 18 счастливых лет в сплошной любви и уважении друг к другу.

Война, беременность и смерть в поле боя

Мы с Виталием мечтали о большой семье. За год до полномасштабной войны начали готовиться к беременности. На момент полномасштабного вторжения я была на седьмой неделе — беременна нашим первым ребенком, но через месяц потеряла его. Для нас с любимым это стало ужасным ударом.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

С первого дня полномасштабного вторжения мой любимый муж Виталий пошел защищать нашу страну. Воевал на Константиновском, Славянском, Лиманском и Сватовском направлениях. В мае 2022-го, когда они вместе с собратьями копали окопы под Славянском, случайно наткнулись на археологические находки — жернова, керамику, орудия труда. По предварительным выводам краеведов, эти экземпляры датируются IX—XIII вв. Находки были переданы в Славянский краеведческий музей.

Виталий активно участвовал в освобождении города Лиман — собственно, в день, когда этот город был освобожден, их перебросили на Сватовское направление.

В конце лета я ездила к мужу, и мне удалось забеременеть. Мы были очень рады: планировали, как будем воспитывать этого ребенка, надеялись, что он родится в мирной Украине.

В начале ноября Виталию дали долгожданный отпуск — первый с 24 февраля. Тогда мы провели вместе несколько счастливых дней. Сходили на скрининг — на тот момент я как раз была на 12 неделе. Там увидели, что у нас будет хорошенькая девочка.

Виталий погиб через пять дней после той встречи — 9 ноября 2022 года, во время боевого задания на Сватовском направлении в Луганской области. В тот день были очень тяжелые бои и наступления оккупантов в этом направлении. Но побратимы все же смогли унести его тело с поля боя.

Когда мой муж выходил на связь в последний раз, сказал мне: «Помни. Что бы ни случилось, на первом месте — малыш, который живет у тебя под сердцем». Тогда я понимала, что он говорит о своей смерти.

После гибели супруга я решила назвать нашу дочь в честь отца. Уже сейчас называю ее Виталиной. Сейчас ей 18 недель и, как показывает УЗИ, это хорошенькая здоровая девочка.

Сложная тема

Мы с мужем биологи по образованию. Всю жизнь очень интересовались медициной и ее возможностями, поэтому для нас это решение не было сложным. Все эти годы у нас были очень хорошие отношения, наполненные любовью, поэтому мне было так важно родить детишек именно от него.

Мы очень ждали отпуска и возможности Виталия уехать с фронта хотя бы на пару дней. Как только он приехал в Киев, вместе с ним сразу посетили репродуктивную клинику. Как я уже рассказывала, к тому моменту я уже была беременна. Но мы сделали это, потому что для нас важно иметь больше одного ребенка. Также не были уверены, что я не потеряю эту беременность, если случится самое худшее.

Сохранив биологический материал, мы позаботились о возможности родить от него и других общих детей. Он решил сделать это, вполне осознавая: если мне придется воспользоваться этой услугой, это означает, что он этих детей уже не сможет обнять и поцеловать.

Виталий и Наталья Киркач-Антоненко держат в руках снимок со скрининга, на котором видно изображение их ребенка (Фото: Наталья Киркач-Антоненко via facebook)
Виталий и Наталья Киркач-Антоненко держат в руках снимок со скрининга, на котором видно изображение их ребенка / Фото: Наталья Киркач-Антоненко via facebook

У клиники достаточно жесткие правила о неразглашении какой-либо информации, поэтому я могу поделиться только отдельными моментами. Итак, сначала нужно сдать анализы, чтобы проверить наличие тех или иных заболеваний. Затем лаборатория оценивает качество и замораживает генетический материал. После этого нужно навестить нотариуса и подписать все необходимые документы.

Сохранять материал в клинике можно столько, сколько клиент готов за это платить. Средняя стоимость — примерно 100 долларов в год. В дальнейшем следует консультироваться с врачами, которые предоставят все рекомендации по использованию материала. Есть определенные ограничения по возрасту, поэтому это следует учитывать.

Эта тема морально очень сложная. Люди об этом не говорят открыто. Ведь чтобы пойти на такой шаг, нужно сначала принять тот факт, что война — это повышенные риски получить тяжелые травмы или погибнуть. После того как мой любимый мужчина погиб на войне, я понимаю, насколько это решение было важным.

Если у бойца есть возможность, лучше делать эту процедуру в клинике в большом городе. Стоимость услуги — примерно 10 тыс. грн. Я бы советовала обращаться в крупные клиники, которые имеют хорошую репутацию на рынке.

В стране идет война. Каждый день наши мужчины рискуют своей жизнью и здоровьем. Поэтому я и написала свой пост, чтобы пары, которым очень важно родить детишек, сделали этот шаг, не откладывая. Хочу добавить, что для женщины это очень непростой путь. Однако, когда военнослужащий идет на войну, он и его семья должны осознавать риски.

На войне никто не находится в безопасности. Так что если семья очень хочет рождения общих детей, лучше на всякий случай подстраховаться и посетить репродуктивную клинику. Я призываю не откладывать это решение «на потом».

Показать ещё новости
Радіо NV
X