«Я феминист». Дмитрий Шуров рассказал о движении HeForShe, стереотипах, женщинах в шоу-бизнесе и благодарности жене

8 марта 2021, 17:05

В интервью с музыкантом, артистом, лидером группы Pianoбой и послом движения HeForShe в Украине Дмитрием Шуровым.

В международный женский день в студии Нового Дня на Радио НВ побывал украинский музыкант, лидер группы Pianoбой, посол движения ООН за солидарность женщин за гендерное равенство Дмитрий Шуров. Артист рассказал, почему относит себя к феминистам, отмечают ли в его семье 8 марта, как он представляет себе равенство мужчин и женщин, поговорил о женщинах в музыкальной сфере, актуальности клипа Pianoбой Первая леди и объяснил, за что он благодарен своей жене Ольге Шуровой.

Видео дня

@ Pianoбой / Facebook
Фото: @ Pianoбой / Facebook

Валерия Широкова: А вы поздравляете своих близких женщин с этим праздником?

Дмитрий Шуров: Знаете, мы вообще мало празднуем такие общепринятые праздники, потому что считаем, что каждый день, когда мы любим друг друга, живы и делаем какие-то прекрасные вещи вместе, является праздником в нашей семье. Потому постепенно понимая, насколько круто два человека могут сотрудничать и сколько прекрасных вещей они делают вместе, начинаешь все больше это ценить со временем.

Но я не имею ничего против праздников, когда можно лишний раз отметить женщин, сделать им что-то приятное, потому что я знаю, что во многих семьях — это единственный день в году, когда они что-то серьезное делают. Это, конечно неправильно, но пусть хоть так будет.

Мне кажется, что больше всего о Валентине и 8 марта сейчас помнят организаторы концертов. На концерте они до сих пор обязательно делают этот акцент: «Подари любимой…».

Мы когда-то вдвоем с женой ехали на гастроли и увидели очередной борд какой-то ювелирки, которая к этим праздникам всегда просыпается и начинает пушить, пушить, пушить рекламой. И моя жена придумала, как мне кажется, гениальный слоган для подобных проектов, он очень прост: «Любишь — купи!». И вот за такие вещи я не люблю эти праздники, потому что это все же манипуляция. В принципе мужчины и женщины должны ценить друг друга 24/7… Потому что потом будет поздно, поверьте.

В.Ш.: А если говорить о 8 марта как дне, когда обращают внимание на права женщин? Ведь именно с этой целью когда-то он возник. Отвечали ли вы себе на вопрос, что такое равенство?

Д.Ш.: Я хотел бы может немного более конкретизировать этот вопрос, потому что мне кажется, что равенства как такового быть не может, тотального, глобального, особенно между женщинами и мужчинами, которые являются очень разными существами с различными физиологиями и очень часто желаниями. Речь скорее идет о равноправии, и именно движение HeForShe занимается этим вопросом, по крайней мере, как я это вижу.

Здесь главная идея не в том, что мы должны быть все, как в книгах фантастов, какие-то такие бесполые существа с одними и теми же целями, а главная идея в том, что мы все имеем право на счастье, на такое счастье, к которому мы стремимся и хотим в независимости от обстоятельств, вероисповеданий, пола и тому подобное. И в независимости от того, что об этом думает общество, потому что гендерное неравенство именно в том и заключается — в стереотипизации, которая столетиями существует. Именно с этим, как может, борется это движение.

Алла Кошляк: HeForShe — это же всемирная инициатива, основанная Организацией объединенных наций и существует во многих страна. Недавно к ней присоединилась Украина. Вы лично как для себя приняли решение стать послом такой инициативы в Украине?

Д.Ш.: Меня затянула жена. (Дружный смех.) Думаю, дальше можно ничего не рассказывать. (Смеется.) Я присоединился, когда проект пришел в Украину, и они искали первых послов, для которых это естественно.

Мне вообще кажется, определенный феминизм является естественным для мужчин, потому что это просто вопрос справедливости, которая у нормального человека внутри заложена с детства. Мы встретились, я почувствовал, что это важно. В движении в подростковом сегменте также участвует мой сын Лев Шуров. Мы тогда вдвоем запрыгнули в этот проект, чем я очень горжусь.

В.Ш.: Очень интересно, как проходил отбор в послы движения. Это надо позвать мужчину, который уважает женщин. Как это проверить вообще?

Д.Ш.: Думаю, они просто переслушали мои песни, начали с Ведьмы, а закончили Полуничним небом; увидели, что женщины в принципе вдохновляли меня всегда и во многом определяли вообще путь, которым я двигаюсь, не только музыкально, но и психически, психологически. Для меня комфортно вообще сотрудничать с женщинами, поэтому, наверное, они решили, что норм, пойдет.

А.К.: Получается, что вы — феминист?

Д.Ш.: Я феминист. Если феминизм означает, что ты просто признаешь равенство прав между мужчинами и женщинами. Почему возникло это движение вообще в 2014 году? Потому что женщины задолбались годами доказывать своими силами свою состоятельность и сказали: все, пацаны, давайте уж вы как-то что-то начнете делать. И это нормально, естественно.

То есть идея заключается в том, что все мужчины (президенты, в частности, Джастин Трюдо, Барак Обама, актеры Гарри Стайлс и другие, бизнесмены, в частности, руководители крупных банков) на своем примере и примере своих корпораций воплощают определенные принципы равноправия, касающиеся зарплаты, равных возможностей…

Я помню, как где-то еще 10 лет назад у нас даже в украинском шоу-бизнесе, который по всему миру является прогрессивной сферой, практически не было женщин тур-менеджеров или женщин-музыкантов по той простой причине, что никто не хотел их нанимать .

В.Ш.: Почему?

Д.Ш.: Такая мысль, что она сейчас пойдет… замуж, рожать детей, да. А вот, например, в компании Danone уже несколько лет как есть комнаты для детей, специальные условия для того, чтобы они приводили с собой детей, чтобы мать могла кормить ребенка и тому подобное. Почему это не сделать?

В.Ш.: Я хочу понять, действительно ли это так, когда ты идешь в шоу-бизнес, тебе лучше обнажиться, если ты женщина, чтобы получить лучшую аудиторию на телеканалах, в ротациях?

Д.Ш.: Это как раз и есть стереотипизация, о которой я говорил в начале, но сейчас в принципе уже видимо прошла та эра, когда все было замешано на сексе, все уже насмотрелись. Мне кажется, что это уже лезет из ушей у людей. Не знаю, я могу ошибаться, потому что я человек не очень глубоко погруженный в соцсети, но мне кажется, что все же это уже сейчас не обязательно делать, чтобы чего-то достичь. Посмотрите на все последние крупнейшие украинские проекты, в которых женщина находится в центре системы, это уже совсем другая история.

А.К.: А осталась эта история о том, что в музыкальной сфере меньше женщин в управленческих процессах, там меньше доверяют, или среди музыкантов, потому что, как вы говорили, их не берут, потому выскочит замуж, родит детей, а нам потом замену искать?

Д.Ш.: Вообще это касается не только музыки, но и всех сфер, везде все же пока доминируют мужчины, и я думаю, что это процесс не очень быстрый. Для этого и были начаты такие проекты как HeForShe. Дело в том, что это должен быть естественный процесс, мы же не можем просто взять, выгнать половину людей из всех сфер и сказать: теперь будет 50×50 мужчины и женщины. Просто должны быть равные возможности для всех и поддержка мужская и принятие женщины как сильного, мощного и полезного элемента во всех сферах.

В шоу-бизнесе это очень быстро происходит. У насPianoбой] большинство наших удачных фотосетов, наши клипы созданы женщинами. А клип Перша леді — это вообще пример проекта, где кроме меня и стилиста, вообще больше нет мужчин, такой была изначально моя идея. Мне хотелось, чтобы это был абсолютно стопроцентно женский проект: Тоня Ноябрева — режиссер, оператор — Лена Чеховская, и все другие вещи тоже созданы женщинами.

Женщин в музыкальной сфере сейчас меньше, но они более мощные. Те женщины, которые там оказываются, — это очень сильные женщины и очень мощные элементы.

В.Ш.: А вы видите, что меняется, почему их становится больше? Какие возможности они получили, чтобы туда попасть?

Д.Ш.: Я думаю, что они просто выгрызли эти возможности, я думаю, что это на 100% их заслуга, потому что глобально пока не очень меняется вообще атмосфера. Она меняется очень медленно, есть даже мнение, что это примерно 150 лет займет, пока будет совершенно очевидно для всех, что женщина и мужчина на одной и той же должности равны, равнозначными и должны так восприниматься.

У меня директор, например, женщина — Маша, она решает все финансовые и стратегические вопросы. И вторая женщина, которая в нашем коллективе является ядром — моя жена. Так что фактически моей судьбой сейчас уже который год руководят женщины с моей небольшой помощью.

В.Ш.: Если говорить в общем о шоу-бизнесе, есть понимание, почему такая ситуация? Все действительно опасаются пускать женщин или это просто уже такой стереотип — «да нет, мы с пацанами порешаем как-то».

Д.Ш.: Я думаю, что это как и в политике просто привычка, пацаны привыкли решать вопрос с пацанами исторически, и это медленный процесс. То есть я думаю, что мы стоим сейчас реально в начале серьезных изменений и в политике, и в шоу-бизнесе, я надеюсь, во всех сферах. И я хочу, чтобы это произошло как можно быстрее.

@ Pianoбой / Facebook
Фото: @ Pianoбой / Facebook

А.К.: Вы уже сказали, что ваш сын тоже участвует в движении HeForShe. У него другое отношение или набор проблем, потому что его поколение уже в другом мире выросло?

Д.Ш.: Мне кажется, что он и его окружение неплохо разбираются в вопросе и относятся к нему очень серьезно. У него есть несколько подруг, которые активно ставят на место пацанов. Это важная для них тема.

В.Ш.: Говорят, когда ты пытаешься быть феминистом и поддерживать женщин, ты перестаешь быть, извините, мужиком. Например, если ты не зарабатываешь больше, то ты не мужик, и тому подобное. Есть ли у вас понимание, кто такой современный мужчина?

Д.Ш.: Современный мужчина не должен бояться показать свою слабость. Он серьезно относится к поддержке. Сам, в принципе, способен сочувствовать, поддерживать, а не только завоевывать.

Понимаете, суть стереотипов в том, что не все женщины хотят сидеть дома, рожать детей, не все мужчины хотят завоевывать Вселенную. Мне бы очень хотелось верить, что современный мужчина, как и современная женщина, видят серьезный бонус в равном взаимодействии. И мне кажется, что желание взаимодействия должно быть основной чертой. А все остальное уже прилагается. Это какой-то такой определенный гармоничный способ выйти на крутое сотрудничество. А вообще очень разные сейчас мужчины, и это хорошо.

В.Ш.: Если продолжать говорить об этом стереотипе, потому что он на самом деле доминирует в обществе, и трудно от него отказаться, особенно чем дальше от Киева. Возьмем пример денег, когда женщина в паре зарабатывает больше. Иногда это становится поводом для того, чтобы разойтись. Я знаю, что в интервью вы раньше говорили, что был период, когда жена обеспечивала семью. Вы можете поделиться своим опыт?

Д.Ш.: Мы [в семье] воспринимаем все, что мы делаем, как наше общее и собственное, и это касается и денег, и эмоций, и достижений, и брендов, и всего остального.

Помню с детства, когда папа иногда мог помыть посуду, мама всегда говорила ему: «Спасибо за шефскую помощь». Это был какой-то советский стереотип, что, если мужчина что-то делает дома бытовое, то это он «снизошел»… Но на самом деле, мне повезло с семьей, в которой все неплохо анализируют все, что происходит.

Посуда, которую ты моешь — это ваша общая посуда. Ты не моешь ее посуду, ты моешь свою собственную посуду. И так во всех вопросах происходит на бытовом уровне. Поэтому, если в нашей семье складывается ситуация, в которой один из нас ищет что-то, а другой его поддерживает — это прекрасно. Я очень горжусь. И это было не единожды. И это наша общая family business. И это нормальные вещи абсолютно.

Конечно, если бы это длилось лет десять, оно бы, пожалуй, перешло бы в какую-то другую форму… Это была бы проблема, если бы жена пришла ко мне и сказала: «Димон, харе писать оперы, давай иди работай, я теперь хочу делать вот это и вот это, и твое сидение на заднице сейчас творческое мешает мне реализоваться, как человеку». Если бы такое произошло — это уже плохо. Я пошел бы работать на завод.

В.Ш.: С другой стороны есть же какое-то ощущение, что ты тоже должен прилагать усилия или нет?

Д.Ш.: Ты прилагаешь. Деньги — это только деньги. Есть много других вещей. Эмоциональное здоровье, психическое здоровье, ощущение нужности, чувство того, что вы вдруг создаете что-то другое, прекрасное, не менее важное, чем деньги.

В.Ш.: Есть ли разница, когда в паре зарабатывает больше муж или жена? Или это вообще не существенный вопрос? Например, если мужчина без работы — это вызывает стигму, если жена без работы — для общества это окей, ты хорошо вышла замуж.

Д.Ш.: Я думаю, люди должны делать то, что и как они хотят. Они должны иметь определенную свободу выстраивать свою семью и свою жизнь так, как они хотят. И это вообще не дело общества оценивать их.

А.К.: А еще это об умении договариваться! Очень важно же где-то «на берегу» договориться, что в наших отношениях будет вот так и вот так. Вы как-то договаривались с женой? Или оно само собой получилось?

Д.Ш.: Нет, мы решили быть вместе в первую очередь, а быть вместе означает по крайней мере пытаться улучшать жизнь друг друга, пытаться реализовывать то, что другой человек хочет. И когда Оля хотела работать, она работала. Когда она поняла, что она намного полезнее будет не работающая на дядю, образно говоря, а работая на наше общее дело, мы сделали это. Если она сейчас скажет мне, что хочет выращивать огурцы, помидоры и заниматься садоводством, я смотрю на это как на сверхполезное дело. Представьте себе, что, например, закрылись все магазины. (Смеется.) Очень актуальная тема.

Я вообще очень доверяю своей жене в этом вопросе, потому что она интуит в отличие от меня, я в большей степени карьерист, и у нас хороший союз. У меня есть один талант, с помощью которого я существую — это музыка. Она имеет 120 талантов. Практически каждая сфера, в которой она что-то начинает делать — она в ней крута. И поэтому мне просто легче довериться ей, доверить ей жизненный курс. А я знаю, что в его рамках это пойдет мне на пользу однозначно.

Поэтому мы не договаривались никогда: «Ты, Дима, будешь давать сто концертов в год, вот, и чтобы не меньше… А я сделаю так, чтобы дома было красиво». Я уверен, что наступит момент в один прекрасный день, когда вся семья будет работать на нее, на ее какой-то творческий замысел, если он у нее появится. И это будет естественно.

Клип Перша леді

А.К.: В вашей песне и видео-ряде Перша леді речь идет как раз о том, что женщины могут делать все, что угодно. И способны это делать классно.

Д.Ш.: Женщины являются властителями своей судьбы, вообще своего пути на 100%, и мы не имеем права им в этом мешать. Основная идея в этом.

В.Ш.: Почему вы решили обратить на это внимание, именно этой песней?

Д.Ш.: Написалась песня. Первой всегда бывает песня. Уже во вторую очередь это то, как ты это хочешь донести людям. И мы поняли в тот момент, что было бы круто привлечь много женщин, которые для нас являются неким примером контроля своей собственной судьбы, созидания мира вокруг себя. Потому что это, мне кажется, очень круто у них у всех получается. Мы захотели их снять и рассказать их истории людям.

В.Ш.: То есть вы именно от этого отталкивались, когда составляли список женщин, которых привлечете?

Д.Ш.: Да, у нас больше был список, не все смогли… Женщины, которых мы снимали в этом клипе, очень занятые. И была небольшая история во время съемок. Мы снимали в месте, где были проблемы с парковкой, и в какой-то момент чей-то черный гэлик огромный, помешал проезду или что-то в этом роде. Пришло много людей узнать, чей это гэлик. Оказалось, он принадлежит одной из наших хрупких и нежных героинь, которая контролирует уже, наверное, 200% определенной сферы в Киеве. Такая скромная бизнес-вумен. Так что забывайте о стереотипах: мама всегда нежная и кроткая, а папа — «кулаком по столу», он ездит на огромной машине, а мама — в смарте. Все не совсем так в XXI веке.

А.К.: От мужчин, которые критикуют любой разговор о гендерном равенстве, очень часто приходится слышать, что вы, женщины, перестали быть женственными, а потом жалуетесь, что мужчины не обращаются с вами, как джентльмены. И вы сами, женщины, в этом виноваты. Что вы об этом думаете?

Д.Ш.: Когда человек много говорит о том, как он хочет быть джентльменом — это очень подозрительно. Как сказано в фильме Хороший, плохой, злой: «Хочешь стрелять — стреляй, а не болтай». То есть зачем говорить об этом?

Я думаю, что это говорят мужчины, которые не воспринимают на самом деле женщину, как партнера и хотят, чтобы она была такой знаете, сорян, не очень приятно прозвучит, но хорошей, красивой домашней зверюшкой, которая соглашается со всем и помогает тогда, когда она нужна. Поэтому не знаю, мне кажется, гораздо круче быть партнером женщины, чем условным джентльменом.

В.Ш.: Но чтобы быть партнером, надо радикально менять всю свою жизнь. Например, утром просыпаться и готовить вместе. У вас был какой-то момент, может, когда вы перешли на партнерские отношения?

Д.Ш.: Нет, так не было всегда. Некоторое время мы этот баланс искали. И нашли. Я так надеюсь, что нашли. Знаете, я сегодня как лейтенант Коломбо, все время вспоминаю свою жену, а ее в эфире нет. Но надо, видимо, у нее спросить, может, она скажет, что нет, ни фига, мы еще не нашли, еще все впереди.

В.Ш.: Как стать партнером жене или женщинам в целом? Потому что «Я отношусь к женщине, как к богине», обычно, говорят мужчины, которые те еще…

Д.Ш.: Вкладываться в вашу женщину, воспринимать ее, как человека с желаниями, которые могут не совпадать с вашими. Знаете, мне кажется, что это самое сложное и при этом с наибольшим возвратом энергии — это вкладываться во что-то или в кого-то, кого ты уважаешь и любишь. И поверьте, фидбэк будет обратно колоссальный. Просто попробуйте это делать.

Дмитрий и Ольга Шуровы (Фото: @ Алина Красиев)
Дмитрий и Ольга Шуровы / Фото: @ Алина Красиев

В.Ш.: Помнишь момент в вашей жизни, когда вложение произошло и вернулось?

Д.Ш.: Честно, сейчас, как это сказать правильно, я еще должен моей жене очень многое. И я точно знаю, что это вложение, оно только начинается. Сейчас в данный момент она вложила в меня гораздо больше, чем я в нее. Это я знаю точно, и мне много надо сделать, чтобы вернуть все, что она вложила в меня.

А.К.: Очень вдохновляет слышать от вас такое, особенно сегодня.

Д.Ш.: А я приду домой, она будет за сковородкой стоять, она же, как пиар-директор проекта скажет: «Что это ты такое наговорил»? Бем! И я такой: «Возвращаю, возвращаю». Я за максимально откровенные свободные отношения, когда все имеют право критиковать друг друга, развиваться, реализовывать мечты друг друга. И мне кажется, что это дает в результате совершенно другой уровень жизни. И об этом и движение HeForShe, в частности.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X