Динозавр Новой Волны. Аньес Варда об Энди Уорхоле и о том, как она отметила свое 90-летие

13 сентября 2018, 09:07

В конце мая этого года главный редактор Interview Эзра Маркус сообщил о банкротстве и закрытии журнала, но владелец журнала Питер Брант выкупил издание у самого себя за $1,5 миллиона долларов.

Лицом сентябрьской обложки Interview Magazine стала французский режиссер Аньес Варда (она же была и на первой обложке номера, вышедшего в 1969 году), которой в этом году исполнилось 90 лет. Режиссер дала интервью искусствоведу Хансу-Ульриху Обристу. Они встретились в парижском дворике, где Варда написала свой первый фильм, чтобы поговорить.

Видео дня

Ханс-Ульрих Обрист: Вы были на первой обложке журнала Интервью. Как это получилось?

Аньес Варда: Как и все, я хотела встретиться с Энди Уорхолом. Я была впечатлена его работой и каким смелым он был. Я думаю, он полностью изменил кино, просто открыв камеру и отпустив ее. Он занимался по-разному со временем и продолжительностью, и ему было все равно, как люди это воспримут. Для меня это изменило кино. Это не значит, что я любил смотреть его фильмы, потому что это восемь часов скуки, но концепция была революционной.

Ханс-Ульрих Обрист: Когда вы впервые встретились с Уорхолом?

Аньес Варда: Мы встречались здесь и там в Нью-Йорке. В 1967 году он пригласил Жака и меня посетить его на его Фабрике. Там было много людей - Нико, молодые люди, играющие в его фильмах, красивые женщины, как его муза Вива. Тогда я снимала Lions Love (... и Lies) и хотела пригласить Виву, поэтому пошла на фабрику, чтобы попросить Энди убедить ее. Энди был добр ко мне и сказал Виве: «Это Аньес. Вы должны работать с ней. Она сняла фильм под названием Cléo с 5 по 7. Это прекрасный фильм. Мне это нравилось». Затем он добавил: «Если бы я снял этот фильм, мы бы сняли с пяти до семи». Энди заботился о Виве, и поэтому они решили сделать обложку для фильма. Это изображение обложки интересно, потому что способ размещения трех символов - это полная копия рисунка Пикассо.

Ханс-Ульрих Обрист: Был ли Пикассо вдохновением для вас?

Аньес Варда: Я не уверена, что могу называть его вдохновением, но я была очарована его способностью к изобретательству. То, как он менял искусство в свое время, дало мне много силы.

Ханс-Ульрих Обрист: Как это вернуться спустя 50 лет в Калифорнию, чтобы получить почетный Оскар?

Аньес Варда: Это был сюрприз в моей жизни. Эти почетные Оскары даются кинематографистам и художникам, которых они уважают и восхищаются ими, но которые никогда не были в основном. Я был в восторге, конечно. Комната была заполнена всеми этими звездами, и здесь я была с семьей. Внутри себя я танцевала, и тогда это действительно случилось. Анджелина Джоли дала мне статуэтку, взяла меня за руку, и мы импровизировали маленький танец.

Ханс-Ульрих Обрист: Теперь вы более заняты, чем когда-либо. В чем секрет, который позволил вам оставаться творчески активной в течение почти семи десятилетий?

Аньес Варда: Я любопытная. Я нахожу все интересным. Реальная жизнь. Поддельная жизнь. Объекты. Цветы. Кошки. Но в основном люди. Если вы держите глаза открытыми и ваш разум открыт, все может быть интересно. Секрет в том, что нет секретов.

Ханс-Ульрих Обрист: Как вы относились к тому, чтобы называться «Бабушкой французской Новой волны», когда вам было всего 30 лет?

Аньес Варда: Это было связано с моим первым фильмом La Pointe Courte, который я сделал в 1954 году, за пять лет до расцвета [Жан-Люка] Годара и Франсуа Трюффо. Раньше я была Бабушкой Новой Волны, но теперь я - Динозавр Новой Волны. Только мы с Годаром остались живыми.

Ханс-Ульрих Обрист: Как вы отметили свой 90-й день рождения?

Аньес Варда: Я плавал в океане.

Читайте также:

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X