Дети войны. Как молодые люди из ОРДЛО, несмотря на бюрократию, пытаются получить украинский паспорт

16 сентября, 08:36
Из-за оккупации на момент достижения 16-летнего возраста молодые украинки и украинцы из ОРДЛО не смогли получить свои первые украинские паспорта, и были вынуждены оформлять паспорт россии или самопровозглашенных республик (Фото:Коллаж НВ)

Из-за оккупации на момент достижения 16-летнего возраста молодые украинки и украинцы из ОРДЛО не смогли получить свои первые украинские паспорта, и были вынуждены оформлять паспорт россии или самопровозглашенных республик (Фото:Коллаж НВ)

Молодые люди с временно оккупированных территорий Донбасса и Луганщины пытаются получить свой первый украинский паспорт и мечтают связать свое будущее с Украиной. Вместо этого сталкиваются с бюрократическими преградами.

31 августа 2022 года на сайте Официального интернет-представительства президента Украины появилась петиция с призывом упростить процедуру получения первого паспорта для молодежи с оккупированных территорий Донбасса и Луганской области.

Видео дня

Инициаторы петиции — ребята из временно оккупированных ОРДЛО, которые в момент начала войны на Донбассе в 2014 году были детьми. Из-за оккупации на момент достижения 16-летнего возраста они не смогли получить свои первые украинские паспорта, и были вынуждены оформлять паспорт россии или так называемых ДНР и ЛНР. После достижения совершеннолетия эти молодые люди сейчас желают связать свою жизнь с Украиной и получить украинский паспорт, но сталкиваются с рядом бюрократических преград.

В интервью НВ инициаторы петиции рассказывают, какие именно сложности возникают на этом пути, и объясняют, как петиция поможет им ускорить процесс обретения украинского гражданства.

Анастасия, 18 лет

Когда началась война на Донбассе, мне было восемь лет. Я родом из Донецка — жила в этом городе в 2014 году, живу здесь и сейчас. Так же и все мои родственники.

Я планирую жить в Украине, потому что это моя Родина. Проблема только одна: по достижении восемнадцатилетнего возраста [для получения украинского паспорта] необходимо подтверждать свою личность. Согласно действующему украинскому законодательству, это можно сделать двумя способами: либо привезти с собой в качестве свидетелей третьих лиц, таких как родственники или соседи, либо предъявить украинский документ с фотографией, по которой можно идентифицировать личность .

Собеседники НВ говорят, что представители пророссийских «властей» на временно оккупированных территориях Донбасса заставляют местных жителей получать также и российские паспорта (Фото: kaninstudio / Depositphotos)
Собеседники НВ говорят, что представители пророссийских «властей» на временно оккупированных территориях Донбасса заставляют местных жителей получать также и российские паспорта / Фото: kaninstudio / Depositphotos

В нынешних условиях не все могут привлечь к такой процедуре других людей. В том числе и потому, что многие до сих пор проживают на временно оккупированных территориях. К примеру, у меня нет родственников, которые были бы согласны со мной поехать на подконтрольные Украине территории. Были друзья, но сейчас они уехали в Европу.

Украинских документов с фотографией, которые бы подтвердили мою личность, так же нет. Из документов, которые были выданы Украиной, у меня есть только свидетельство о рождении. Фотографии там нет.

Было бы здорово, если бы на подконтрольных Украине территориях принимали документы из временных оккупированных регионов. У меня есть гражданство так называемой ДНР, а также российское. Получить российский паспорт нас заставляли: например, под угрозой отчисления из техникума, или просто пугали.

Кристина Полозкова, 23 года

Я родилась в городе Зугрес Донецкой области. Там же была и в 2014 году, когда началась война на Донбассе. Сейчас нахожусь в Литовской Республике. Сюда приехала 14 июня 2022 года — добиралась через Россию и Латвию.

Сейчас у меня есть такие украинские документы: свидетельство о рождении, индивидуальный налоговый номер, свидетельство об общем образовании и некоторые документы о жилье и обучении. Также есть паспорт, выданный так называемой ДНР — его я получила в 2016 году, ведь жить, работать и учиться совсем без паспорта не могла.

За две недели до полномасштабного вторжения я получила и российский паспорт — мне пришлось это сделать, ведь без него я не смогла бы уехать из ДНР и попасть в Литву. Несмотря на то, что у меня есть российский паспорт, считаю себя украинкой по гражданству. Все мои родственники остались на территории Донецкой области. Некоторые живут в России, но с ними я не поддерживаю никаких контактов.

Я очень хочу вернуться в Украину, ведь мой дом именно там. Надеюсь, что Украина будет очень скоро деоккупирована и я смогу вернуться домой. Конечно, [до 2014 года, когда началась война на Донбассе] я была ребенком и мало что помню. Но само детство могу назвать лучшим временем жизни, потому что тогда не было войны, в школе мы изучали родной язык и были какие-то планы на будущее.

Главной мотивацией вернуться для меня является помощь в восстановлении страны после нашей победы. Не знаю, чем именно я смогу помочь, но я очень хочу внести свой вклад.

Главная проблема в получении украинского паспорта для таких как я сейчас — отсутствие возможности привлечь родителей или соседей в качестве свидетелей. Мои родные боятся покидать оккупированную территорию — все же восемь лет «зомбирования» сделали свое. Также это очень дорого: дорога, жилье, питание может показаться, что это мелочи, но с заработной платой в 15 тыс. рублей невозможно прожить в так называемой ДНР, не говоря уже о том, чтобы ехать через полмира. К сожалению, сейчас безопасен путь только через Евросоюз.

Паспорта так называемых ДНР и ЛНР, как и российские паспорта, жители ОРДЛО вынуждены оформлять, чтобы выехать с оккупированных территорий и добраться до других стран, например, через территорию россии (Фото: Иван Семенович /Depositphotos)
Паспорта так называемых ДНР и ЛНР, как и российские паспорта, жители ОРДЛО вынуждены оформлять, чтобы выехать с оккупированных территорий и добраться до других стран, например, через территорию россии / Фото: Иван Семенович /Depositphotos

Интересно, что в июле 2022-го на основании свидетельства о рождении я получила вид на жительство в Литве. Все было просто: пришла в миграционную службу, предоставила им свидетельство о рождении, меня зарегистрировали и через месяц вид на жительство был у меня на руках. В Украине же предъявления только самого свидетельства о рождении недостаточно для того, чтобы получить украинский паспорт. Моя родная страна требует от меня доказать, что я действительно украинка.

Я неоднократно посылала письма в миграционную службу Украины с объяснениями своей ситуации. Но всегда получала отказы в ответ. Перед отъездом в Литву я писала в Консульство Украины в Латвии с просьбой помочь покинуть россию и получить хоть какой-то документ — тоже отказ, даже безразличное отношение.

На мой взгляд, облегчить получение паспорта можно, добавив к требованиям присутствие свидетелей или родителей в режиме онлайн с возможностью отправить сканы документов, а также перечень вопросов, которые помогут подтвердить личность. Также можно было бы расширить список свидетелей: например, добавить школьных учителей, которые также могут подтвердить личность запрашивающего украинского гражданства.

Анна, 19 лет

Я родом из Макеевки на Донетчине. Сейчас нахожусь на оккупированных территориях, но планирую выезжать в Евросоюз. Мои родственники — в Макеевке.

В 2019 году, когда мне исполнилось 16, там в ОРДЛО я получила свой первый паспорт. Без него невозможно было окончить школу на оккупированных территориях, записаться на экзамены и поступить в высшее учебное заведение. Через год, в 2020 году, получила также российский паспорт.

Кроме этого, у меня есть также украинские документы: идентификационный номер, свидетельство о рождении. У меня есть свидетельство о браке родителей, копия формы А.

Невозможность оформить первый украинский паспорт без присутствия родителей — это проблема многих. Сейчас мы совершеннолетние, в условиях войны привезти свидетелей для осуществления процедуры очень трудно.

Свое будущее я вижу в свободной стране, гражданкой которой являюсь на самом деле — в Украине. В будущем хочу вернуться в Украину, потому что стремлюсь к счастливой жизни дома, с возможностью работать, путешествовать, жить.

Марина, 19 лет

Я родом из Донецка. В 2014 году вместе с родителями осталась под оккупацией. Родители не хотели покидать оккупированную территорию по разным причинам. Одна из них очень тяжело начинать «новую жизнь» в другом городе с нуля. Сейчас моя мама — в Донецке. Родственники — в разных городах Украины, а также на оккупированных территориях.

Оккупация научила меня никогда не планировать. Максимум — на две недели вперед. Я покинула оккупированный город, но не осталась за границей. Еще задолго до полномасштабного вторжения я стремилась жить в Украине, поэтому выбрала для жизни Львов. Приехала сюда в июне 2022 года, одна. Сейчас проживаю в общежитии.

Как показывает практика, ядро всех проблем — отсутствие паспорта. Я не могу сделать счет в банке, получить финансовую помощь, а до этого не могла подать заявку на обучение экстерном в школе. Я не могу сделать абсолютно ничего. Невозможно сделать даже временный вид, что я — это я. Не понимаю, почему за столько лет оккупации украинское правительство ничего не сделало в этом направлении.

Из украинских документов есть свидетельство о рождении, индивидуальный налоговый номер, свидетельство о признании отцовства, еще некоторые документы. Но во всех этих документах нет фотографии, которая необходима для подтверждения моей личности. У меня был также и паспорт от так называемой ДНР. Его получила в 2019 году в так называемой местной миграционной службе, но впоследствии его изъяли.

На данный момент я обращалась в несколько инстанций с просьбой помочь мне в решении вопроса с паспортом: в Государственную миграционную службу, Национальную полицию, СБУ, также — в БФ Право на защиту. Пыталась получить и вторичную правовую помощь для внутренне перемещенных лиц.

То, что нужно сейчас — изменение процедуры идентификации личности. Необходимо сделать так, чтобы свидетельствовать в миграционной службе могли не только соседи или родственники, а также одноклассники или сокурсники, знакомые, парень или девушка, работники социальной защиты и другие. Также показания должны приниматься в дистанционном формате.

Постановление Кабмина № 302, а именно пункт 43, определяет, что Государственная миграционная служба может направлять запросы по вопросу установления личности только когда есть доступ к базам и архивам. Но как они могут сделать этот запрос в случае с Донетчиной, если много населенных пунктов там — до сих пор под оккупацией? Да и процедура идентификации [в соответствии с нынешними нормами] может длиться до двух месяцев. Что делать все это время? Не знаю.

Михаил, 23 года

Сам я родом из города Макеевка Донецкой области. В 2014 году, когда началась война на Донбассе, жил в Макеевке. В августе 2022 года выехал из так называемой ДНР, ведь дальше находиться там было опасно из-за принудительной мобилизации. Выехать удалось в Россию, где поступил на магистратуру в местный вуз — именно благодаря документам о поступлении меня выпустили из «ДНР». Все мои близкие до сих пор живут либо в Макеевке, либо в Донецке.

После окончания войны хочу вернуться в Украину, а также получить украинский паспорт. Я не смог сделать этого сразу, ведь моя мама должна поехать со мной в качестве свидетеля. Но она воспитывает троих детей одна, так что когда мне исполнилось 16, у нее не было возможности выехать со мной на подконтрольные Украине территории для оформления документов. Сейчас она так же не сможет выехать, ведь ее [украинский] паспорт уже просрочился по возрасту.

Без свидетеля получить украинский паспорт сложно и долго — я узнавал у юристов. Не знаю, возможно ли в моей ситуации вообще. Кажется, никто этого не знает. Из украинских документов у меня только свидетельство о рождении, которое для идентификации личности не подходит, равно как и школьный аттестат об окончании 9-го класса. Есть также паспорт так называемой «ДНР» и российский паспорт — без него не смог бы поступить в вуз и покинуть зону принудительной мобилизации. Из-за наличия российского паспорта я боюсь ехать в Украину сейчас — переживаю за свою безопасность.

Елизавета Берест, 18 лет

Я родом из города Комсомольское, Старобешевский район, Донецкая область, и именно там проживала на момент начала войны в 2014-м. Сейчас в Комсомольском до сих пор живет моя бабушка. Мама — в городе Донецк.

16 июля 2022 года я села на автобус в Донецке и впоследствии оказалась в Нидерландах. Выехать в эту страну можно было по украинскому свидетельству о рождении. Паспорт так называемой ДНР я получила в 2019 году — без этого не было бы возможности учиться, работать и проживать на этой территории.

В Нидерландах я получила сертификат, подтверждающий мою личность, а также номер BSN. С получением сертификата мне помог консул Украины в Нидерландах — в этом документе есть мои фото и подпись: «Личность установлена, гражданка Украины».

Свое будущее хочу связать с Украиной: желаю получить украинский паспорт и жить в стране, где я родилась. Но чтобы получить паспорт гражданина Украины, необходимо, чтобы в качестве свидетеля при этом присутствовал один из родителей. Но на данный момент у моих родителей нет возможности выехать из временного оккупированного Донецка на территорию, подконтрольную Украине. Было бы хорошо, если бы вместо личного присутствия можно было подтвердить мою личность посредством видеосвязи с родственниками.

Молодые люди надеются получить украинские паспорта и хотят связать свои жизни с Украиной в будущем (Фото: Fire-fly / Depositphotos)
Молодые люди надеются получить украинские паспорта и хотят связать свои жизни с Украиной в будущем / Фото: Fire-fly / Depositphotos

Вероника Крусак, 22 года

Я родилась в Луганске, Украина, и всю жизнь жила там. Мои родители и родные проживают в Луганске до сих пор.

После начала войны в 2014 году долгое время страдала от тревожных атак, нервных срывов и депрессии, имела склонность к самоповреждениям, и не избавилась от этого до сих пор. Восемь лет я жила в удрученном состоянии без мотивации к жизни, но с ежедневными мыслями о самоубийстве и с мерзкой апатией.

Я не поддерживаю войну, оккупацию и путинский режим россии, лукашенковский режим в Беларуси, выступаю против какого-либо ограничения прав людей, животных. Меня всегда интересовала вся несправедливость мира, поэтому жизнь в Луганске стала еще более невозможной. Помню свои мысли и ощущения, когда ходила по луганским улицам, на которых были российские флаги. Каждый день там находиться было все хуже и хуже. А это сложно, потому что Луганск мой родной край.

В июне 2022 года я случайно узнала, что по гуманитарным соображениям Евросоюз пускает украинских граждан даже с одним только украинским свидетельством о рождении, поэтому, не думая, быстро собрала вещи и уехала в Польшу.

Сейчас я — в Варшаве. Планировала сразу поехать сделать паспорт на подконтрольные Украине территории, однако у меня нет свидетелей для этой процедуры, а также негде жить в то время, пока будет продолжаться процесс оформления документов.

Я фрилансер, но мне не будет как получать зарплату, ведь я не могу открыть банковский счет [в украинском банке] без справки, что принадлежу к ВПЛ. Но получить статус ВПЛ, когда ты из ЛНР, очень сложно. Украина не принимает документы, изданные непризнанными республиками.

При себе у меня есть: украинское свидетельство о рождении, оригинал бумажного украинского паспорта моей мамы — просроченный, ее ИНН, украинская справка прививок, студенческий билет университета В. Даля. Также паспорта так называемой ЛНР и России. Согласно свидетельству о рождении, имею украинское гражданство.

Паспорт самопровозглашенной ЛНР я получила в 2016 году, когда нужно было поступать в колледж. Российский паспорт — в 2021 году, когда искала работу. Должна была получать зарплату на карту российского сбербанка. И тогда, и сейчас в Луганске «государственные» учреждения и учебные заведения заставляют получать российский паспорт и «снилс» из-за угроз увольнения.

Мы [те, кто проживали на оккупированных территориях и были детьми на момент оккупации в 2014 году], можно сказать, дети войны. Мы не имели возможности получить паспорт Украины на оккупированной территории, а уехать [на подконтрольные территории] было непостижимо в то время. Причина — это влияние пропаганды как на родителей, так и на самих детей, а также линия фронта, бои, финансовое положение и другие факторы, в том числе психологического характера.

Я планирую вернуться в Украину, хочу жить и работать в Украине, строить свою семью. Вижу свое будущее в стране, которая не будет подавлять меня за то, где я родилась, кем я являюсь, где я буду полноправным членом общества, но, к сожалению, это тяжело, ведь я родилась в Луганске. Город, при упоминании которого ты становишься вторым сортом, где бы ты ни была, «зачем ты сюда приехала», презрительные или участливые взгляды. Я имею право на нормальную жизнь, и настроена за это бороться.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X