Фейковые аккаунты, надоедливые рассылки и угрозы. Что делать, если вы столкнулись с буллингом и шантажом в сети

13 октября, 18:06
К кибербуллингу, онлайн-шантажу или виртуальному сталкингу как инструментам мести и давления прибегают не только подростки, но и взрослые. (Фото:John Schnobrich / Unsplash)

К кибербуллингу, онлайн-шантажу или виртуальному сталкингу как инструментам мести и давления прибегают не только подростки, но и взрослые. (Фото:John Schnobrich / Unsplash)

Кибербуллинг, шантаж и онлайн угрозы становятся распространенным инструментом давления как среди подростков, так и среди взрослых. Однако украинское законодательство недостаточно совершенно, чтобы защитить потерпевших от преступлений такого характера.

Юридическая ответственность

Угрозы в смс, оскорбительные комментарии, шантаж с использованием интимных фото, массовая травля в фейсбук-группах и твиттер-аккаунтах, обнародование чужих персональных данных на всеобщее обозрение — эти и другие средства давления подпадают под определение термина «кибербуллинг». То есть — травля в интернете, в том числе с помощью электронных средств связи.

Видео дня

Страдают от него как дети, так и взрослые. Исследование, опубликованное Министерством цифровой трансформации в октябре 2020 года, демонстрирует, что в 80% случаев пострадавшими от такого рода преступлений в детской среде являются именно девушки. Обижают же в 70% парни.

Однако к кибербуллингу, онлайн-шантажу или виртуальному сталкингу как инструментам мести и давления прибегают не только подростки — от этого страдают и взрослые. НВ обратился с запросом об актуальных данных по таким преступлениям в киберполицию. Там ответили: предоставить эту информацию невозможно, потому что отдельную статистику на тему просто не ведут.

В случае со сталкингом преследователем часто может выступать как незнакомый для потерпевшего человек, так и кто-то из близкого окружения, говорит Артем Крикун-Труш, менеджер практики уголовного права в PwC Legal, адвокат ЮрФем: поддержка:

«В сталкинге это может быть совершенно неизвестный человек, который как-то тебя нашел, получил твои персональные данные: имя, номер, адрес — и преследует тебя. Так же и близкий человек. В основном это бывшие парни, мужья, которых бросили или не ответили на их внимание, и они начинают „задалбывать“. Если же мы говорим о шантаже, вымогательстве — это преимущественно люди, когда-то близкие».

По словам юриста, когда общение между мужчиной и женщиной переходит в более откровенный формат или же в виртуальный секс, может произойти обмен интимными фото. В случае же, если после этого женщина решит отвергнуть своего поклонника, тот, воспринимая это как личное оскорбление, начинает шантажировать ее снимками.

Поводом для травли в интернете могут стать и другие ситуации. Артем Крикун-Труш упоминает кейсы из собственной практики. Так, однажды он защищал интересы женщины, написавшей в комментариях под постом о ЛГБТ-флаге на монументе Родина-Мать в Киеве положительный отзыв. И ставшей объектом преследований.

«Я так понимаю, не только ей, а всем, кто комментировал это сообщение, в личные сообщения в Инстаграмме начали приходить какие-то анонимы и писать ужасные вещи: „Мы тебя убьем“, „переломаем“. У нее на странице было фото ее ребенка, ей пересылали его со словами: „Ты представляешь, что мы можем с ним сделать“», — рассказывает Артем Крикун-Труш.

Киберпреследование с угрозами убийством или физическими расправами он называет одной из самых простых для работы категорий, ведь при квалификации дела можно привязаться к соответствующей статье в Уголовном кодексе Украины. Когда нет прямых угроз, но есть, например, распространение персональных данных без согласия лица, можно привязаться к статье УКУ о нарушении неприкосновенности частной жизни.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

«Стамбульская же конвенция, ратификации которой все так долго добивались, предусматривает ответственность за сталкинг. Теперь она ратифицирована и является частью украинского законодательства», — добавляет юрист. В целом же украинское законодательство не содержит определений таких понятий как кибербуллинг, киберпреследование или кибершантаж. Именно поэтому юристам, работающим с подобными кейсами, приходится искать другие форматы работы с ними.

«Не могла пользоваться телефоном, потому что мне постоянно звонили»

Медиаэкспертка Ирина Земляная столкнулась с киберпреследованиями и угрозами в этом году. В мае 2022 г. она находилась в польской столице Варшаве как беженка. 9 мая 2022 года там произошел инцидент с послом россии в Польше — Анатолия Антонова облили красной краской во время возложения цветов на кладбище советских солдат. После этой акции, вернувшись домой, Ирина Земляная стала получать на свой телефон многочисленные сообщения.

«Поскольку было много информационного шума, я не сразу поняла, что происходит. Через несколько часов увидела, что мне приходят сообщения с угрозами. Кто-то из моих знакомых написал: „Будь осторожна“ и прислал скриншот из российского телеграмм-канала, где устраивают „охоту на ведьм“, то есть на проукраинских активистов. Они кинули клич меня травить вроде бы за то, что я облила посла», — вспоминает Земляная в разговоре с НВ.

Ирина Земляная, медиаэкспертка (Фото: Ирина Земляная via facebook)
Ирина Земляная, медиаэкспертка / Фото: Ирина Земляная via facebook

В сети опубликовали ссылки на аккаунты всех социальных сетей, номер телефона, паспортные данные, адрес прописки. Ей начали поступать даже не сотни, а десятки тысяч сообщений во все мессенджеры, где это возможно. Кроме того, писали и в комментарии в Facebook и Инстаграмме.

«Мне на электронную почту приходили разные письма, ежеминутно новое. Очевидно, это было сделано каким-то роботом. Это были подтверждения регистраций на различных ресурсах, якобы сделанных по моему адресу, — рассказывает Ирина Земляна. — Также начали звонить по телефону неизвестные номера. Я не брала трубку, но однажды взяла. Собеседник ответил, что он „русский немец“ и уже выезжает из Берлина меня убивать. Кроме того, каждые три минуты поступал звонок с неизвестного номера. Я телефоном вообще не могла пользоваться, потому что мне постоянно звонили».

Ирина Земляная обратилась в польскую полицию, чтобы зафиксировать угрозы. Она признается, что в общей сложности потратила более 16 часов, чтобы все перечитать и выбрать из сообщений именно угрозы. В полицию пришла вместе с польским адвокатом. Полицейские немедленно выдали ей охрану:

«До этого в полиции уже было мое заявление и открыто уголовное производство об угрозах в мой адрес от россиян и их жен из-за другой истории — блокады польско-беларусской границы, — рассказывает Ирина Земляная. — Мы с моей подругой, Натальей Панченко, блокировали фуры на польско-белорусской границе, которые везли подсанкционные товары из ЕС через Беларусь в Россию. Водители фур и их семьи тоже нам угрожали — и Наталье, и мне. Когда полицейские увидели, что это я, они испугались. Сказали, что мне действительно грозит большая опасность и что меня могут облить кислотой. Это меня очень триггернуло, потому что всем известна история с Катей Гандзюк».

Собеседница НВ говорит: ей угрожали не только россияне, но и поляки. В частности, представители разных движений правого толка, которые не очень любят украинцев и используют определенные нарративы нашей общей истории.

Из-за этой ситуации Ирине Земляной пришлось уехать из Польши, потому что там было опасно. Уже находясь в другом месте, она узнала, что Россия открыла против нее уголовное производство:

«Они меня ищут и обещали сделать все, чтобы меня наказать. Хотели искать меня через Интерпол, и из-за того, что Россия начала войну, Интерпол теперь не принимает представление к розыску автоматически. Центральный офис Интерпола сначала проверяет, действительно ли Россия говорит правду, ведь там знают, что Россия может использовать этот инструмент для давления».

Высказался по поводу инцидента с послом и российский лидер Владимир Путин. Он не называл имен, но отметил, что это за Европа такая, если там нельзя даже цветы к памятнику возложить, говорит Ирина Земляная. И добавляет:

Ирина Земляная во время акции на польско-беларусской границе (Фото: Ирина Земляна via facebook)
Ирина Земляная во время акции на польско-беларусской границе / Фото: Ирина Земляна via facebook

«Была также реакция [Рамзана] Кадырова: он записал видео и прямо сказал, что так неправильно делать, и это дело чести для них — они меня найдут и отомстят».

Сейчас волна угроз в ее адрес постепенно стихла, но до сих пор есть аккаунты, которые продолжают периодически ей писать — два-три раза в неделю. Ирина Земляная объясняет, почему не блокирует своих преследователей:

«Я могла бы все выключить, не заходить в свои социальные сети, не читать интернет. Но потеряла бы мерило реальности — не знала бы, безопасно мне или нет».

Травля как оружие против женщины

«Все началось с 2018 года, когда я решила войти в состав правления в нашем ОСМД. К тому времени там случилась одна история с рейдерским захватом квартиры. Я воевала за квартиру „для всех“, но в итоге наоборот поплатилась за свою позицию», — рассказывает свою историю Ольга Главинская из Киева.

За эту активность, говорит она, ее «заказали» в Фейсбуке, на OLX и других платформах. В российской соцсети ВК на ее данные зарегистрировали фейковый аккаунт якобы о предоставлении ею секс-услуг. Также обвиняли женщину в охоте на бездомных животных, прикладывая к этим постам фотографии замученных собак.​​

«Защитники животных, возмущенные объявлениями о продаже капканов якобы от моего имени, писали мне реальные угрозы совершения насильственных действий. Кроме того, была сфальсифицирована также и выписка из КГПБ № 1 о том, что я якобы проходила лечение в стационаре для людей с психическими расстройствами», — делится пережитым Ольга Главинская. После этих сообщений, говорит, ей звонили днем и ночью. Они с друзьями не успевали жаловаться на эти сообщения:

Ольга Главинская (Фото: Фото предоставлено героиней)
Ольга Главинская / Фото: Фото предоставлено героиней

«На своей бывшей странице [в Фейсбуке] я написала об этом и назвала заказчиков. Один за это сообщение в Facebook подал на меня в суд. Это дело лежало без рассмотрения два года, затем суд вернул его. Так что, можно сказать, здесь я выиграла».

Чтобы защитить себя, Ольга Главинская писала заявления о травле в полицию, но эти дела, говорит, закрыли. Следователь приходил пообщаться с соседом, но все закончилось тем, что они посмеялись вместе, а потом сосед написал об этом в общий чат. Женщину в полицию не вызывали, никаких дополнительных данных по этому делу у нее не просили.

«Никакой поддержки со стороны других жильцов дома тоже не было. В чате ОСМД мужчины также устроили буллинг. Однажды я даже пострадала от потасовки с соседкой — мне разбили губу. Я общалась со следователем, но это тоже закончилось ничем», — делится собеседница НВ. Говорит: из-за этой истории она даже рассталась с мужем, потому что он говорил, что «выше этого всего». На самом же деле, объясняет, ему было просто безразлично:

«Я поняла, что мужчины очень часто применяют травлю как оружие против женщины. В подобных случаях наше патриархальное общество чаще выступает на стороне мужчины, даже если он неправ. Так случилось и у нас. Многие женщины выступали не на моей стороне, аргументируя это тем, что они не имеют права голоса».

«Носила тактическую ручку, тревожную кнопку и перечный баллончик»

Координаторка антиплагиатной инициативы Дисергейт Светлана Вовк подверглась киберпреследованиям и сталкингу после разоблачения плагиата в работах действующего министра образования и науки Сергея Шкарлета. В рамках этой инициативы украинские ученые разоблачали плагиат в научных работах, в частности, и в работах чиновников. Как координатор этой инициативы, Вовк подписывала заявления в соответствующие учреждения об обнаружении плагиата в диссертациях.

«После появления соответствующих заявлений по поводу плагиата в работах Сергея Шкарлета на меня начались атаки в интернете. Мою страницу на Facebook блокировали без видимых причин 11 раз. Потом были преследования: неизвестные приходили в мою квартиру, оставляли мне записки, угрожали, преследовали, фотографировали», — вспоминает в разговоре с НВ Светлана Вовк. В интернете также начали появляться материалы, в которых она обвинялась в уголовных преступлениях. Впоследствии Комиссия по журналистской этике сделала заявление о том, что эти публикации носят заказной характер.

7 октября 2020 года Светлана Вовк рассказала о преследовании на пресс-конференции. Тогда же благодаря исполнительному директору Центра противодействия коррупции, активистке Дарье Каленюк, ей удалось связаться с представителями Фейсбука и после этого выйти из бана. После пресс-конференции на ситуацию среагировала полиция и открыла уголовное производство по факту преследований. Однако это дело, говорит Светлана Вовк, долго не принимали в суде.

Еще полгода после того, как открыли уголовное производство, угрозы продолжали поступать. Мне приходилось принимать меры безопасности, связанные с устройством сигнализации: я носила тревожную кнопку, мне подарили перечный баллончик, тактическую ручку — я с этим всем упражнялась. Это, конечно, повлияло на мое доверие к людям в целом. Потому что когда твой нападающий остается неизвестным или безнаказанным, ты не можешь чувствовать себя безопасно в любой среде", — рассказывает Светлана Вовк.

Светлана Вовк (Фото: Светлана Вовк via facebook)
Светлана Вовк / Фото: Светлана Вовк via facebook

Благодаря Центру прав человека, Zmina женщина получила возможность взять несколько сеансов психотерапии. В мае этого года благодаря организации People in need она также прошла реабилитацию в Праге. Это, говорит, улучшило ее психологическое состояние, так что она даже решилась дать это интервью.

«Раньше, когда я начинала все вспоминать, это вызывало отчаяние, слезы, разрушительную ненависть к себе, самообвинение — будто я виновата. Потому что если общество не может тебя как следует поддержать, то это — внутренняя пропасть, — говорит Светлана Волк. — Фактически сейчас я осталась незащищенной: следствие не проведено, суд не защитил мою честь и достоинство».

Женщина признается: она не верит, что сможет одержать победу в этом деле. В частности, потому, что Украина сегодня находится в состоянии войны, поэтому правоохранительные органы сосредоточены на делах другого характера:

«Мы — в состоянии войны, поэтому полиция, прокуратура в первую очередь занимаются расследованиями страшных дел о гибели, пытках, издевательствах, изнасилованиях украинцев. Мой кейс с высокой вероятностью так и остается в том состоянии, как сейчас. Мне придется с этим существовать дальше. Но учитывая вызовы, стоящие перед обществом сейчас, будем прилагать усилия, чтобы победить и чтобы система права в Украине была реформирована».

Как почистить лишнюю информацию в сети

«Объектами буллинга всегда становятся уязвимые категории. Если же мы говорим о женщинах, то в этом случае гендерный признак — это тоже признак принадлежности к уязвимой категории. Хотя это и не означает, что от кибербуллинга не могут страдать и мужчины, однако подавляющая часть тех, кто страдает от этого чаще всего — это женщины», — говорит в комментарии НВ эксперт по кибербезопасности Михаил Кольцов.

Он дает краткие советы о том, что делать, если ваши персональные данные попали в интернет без вашего согласия. В первую очередь на дальнейшие действия влияет, где именно была обнародована такая информация. Например, если эти данные, опубликованные в Google, удалить их из результатов выдачи можно, подав соответствующий запрос. Инструкцию, как это сделать, можно почитать в инструкциях от Google вот здесь, также — здесь, а еще — по этой и этой ссылке. Однако, если такие данные появились, например, в анонимных телеграм-каналах, способы удаления такой информации практически не регулируются.

«Опыт подсказывает, что тотальная зачистка интернета в принципе возможна, но это очень дорого. Надо нанять чуть ли не команду специалистов, которые будут сознательно выискивать эту информацию и всеми способами добиваться ее удаления: подкупом, жалобами или с помощью специализированного программного обеспечения. Этим способом преимущественно пользуются селебрети, потому что не все могут позволить подобное», — добавляет Михаил Кольцов.

Если кто-то использует персональные данные, важно понимать и то, насколько вы можете физически контролировать этот процесс. К примеру, если ваш номер телефона без вашего согласия используется для регистрации фейковых аккаунтов, но при этом можете физически контролировать устройство, то сможете соответственно и блокировать новосозданные аккаунты вручную, отправлять рассылки в спам или черные списки.

Михаил Кольцов также советует собирать все доказательства. И отмечает: в случае, если вы удалили переписки или комментарии, их можно будет восстановить. Однако при удалении уничтожатся метаданные, которые не восстановятся вместе с восстановлением самих переписок. Поэтому такие файлы будут считаться поврежденными и могут не рассматриваться как веское доказательство совершенного преступления в дальнейшем.

«Важно помнить, что сейчас в административном и даже в уголовном процессе можно использовать скриншоты как доказательную базу. Впрочем, это всегда остается на усмотрение суда. Ведь с технической точки зрения скриншот не может являться доказательством — это объект, который можно изменить или имитировать», — отмечает киберэксперт.

Если вы пострадали от кибербуллинга, шантажа или преследований в интернете, вот контакты, которые могут пригодиться:

Коллаж НВ
Фото: Коллаж НВ

«Этот материал подготовлен в рамках проекта ГО „Ла Страда-Украина“ и ГО „Женщины в медиа“ при поддержке International Media Support (IMS)»

Показать ещё новости
Радіо НВ
X