Сын должен был родиться в декабре, теперь это 40 дней смерти. Истории двух беременных женщин, которых убили россияне

18 ноября, 10:24
Инна Оданец (слева) и Виктория Замченко (Фото:Фейсбук Бориса Филатова; архив компании Goodwine)

Инна Оданец (слева) и Виктория Замченко (Фото:Фейсбук Бориса Филатова; архив компании Goodwine)

17 октября Киев подвергся массированной атаке иранских дронов-камикадзе. Один попал в жилой дом в Шевченковском районе. Под завалами погибли пять человек, среди которых Виктория и Богдан Замченко. 28-летняя женщина находилась на шестом месяце беременности. 25 октября российская ракета попала в АЗС в Днепре. Погибли оператор автомойки, а также находившаяся в автомобиле 25-летняя Инна Оданец. Ее муж получил тяжелые ранения. Супруги также ждали ребенка: Инна была на восьмом месяце.

Журналистка Вита Сахник — об истории жизни и гибели женщин.

Текст подготовлен платформой памяти Мемориал, рассказывающей истории убитых Россией гражданских лиц и погибших украинских военных, специально для НВ. Чтобы сообщить данные о потерях Украины, заполните формы: для погибших военных и гражданских жертв.

Видео дня

Детство и юность

Инна Оданец выросла в Днепре. Сестра Валерия Панычева вспоминает, что Инна была веселым, жизнерадостным ребенком: «Много улыбалась, всем помогала. Мечтала когда-то иметь свою семью, детей».

С подругой Анастасией Пономаревой Инна была знакома с восьмого класса, когда девушки начали вместе учиться. «Она жила одним днем. Не помню, чтобы из-за чего-то плакала. Когда мы приходили в гости к ее маме и отчиму, это всегда было веселье. И семья, и она были очень жизнерадостными, — вспоминает Анастасия. — Вместе с еще одной подругой Светланой у нас была компания, которую называли „Трио-де-Жанейро“. Мы всегда были вместе. Уроки прогуливали у Инны дома, потому что знали, что мама работает в детском саду и с работы раньше точно не придет. Помню: картошки, яиц нажарим — и отдыхаем. Инна всегда была бабушкиной внучкой. „Иннусь, ты поела, а тепло ли оделась?“, — звучало постоянно».

Инна в детском саду (в зеленом платье) с мамой и сестрой (Фото: архив семьи)
Инна в детском саду (в зеленом платье) с мамой и сестрой / Фото: архив семьи

После школы Инна училась по специальности «документоведение» на Днепровском факультете Киевского национального университета культуры и искусств. Сестра говорит, что ей важно было получить высшее образование. В тот же вуз поступили одноклассницы Инны, поэтому дружба продолжилась и после окончания школы. Девушки виделись на переменах и после занятий.

Инна с подругами (Фото: архив семьи)
Инна с подругами / Фото: архив семьи

Виктории Замченко было 28 лет. Она родилась и выросла в селе Голышев Ровенской области. Муж Богдан родом из соседнего села Деревянное. Будущие супруги учились в одном классе. После школы девушка поступила в Ровенский государственный гуманитарный университет.

Одногруппница Ольга Клочко говорит, что Виктория ей запомнилась как очень ответственная студентка: «Она была лучшей на потоке. Умная, сообразительная. У нее было развито критическое мышление».

Викторию запомнили как лучшую студентку на потоке (Фото: архив друзей)
Викторию запомнили как лучшую студентку на потоке / Фото: архив друзей

Еще одна одногруппница и близкая подруга Анна Петрукова рассказывает, что Виктория была целеустремленной: «Помимо обучения мы много дискутировали о книгах, искусстве, подходах и теории в психологии. Вика много читала: ее любимым произведением была пьеса Бернарда Шоу Дом, где разбиваются сердца».

Кем работали и что любили женщины

Инна начала работать еще во время учебы в университете. Была кассиршей в нескольких детских развлекательных центрах. «Из-за карантина они временно закрывались, но Инна возвращалась на работу. Коллеги говорят о ней как о трудолюбивом, прилежном человеке. Она не „отбывала“ рабочие смены. Ей нравилось работать. Была собранной, ответственной, спокойной и неконфликтной. Работа с людьми ей удавалась. Она никогда не раздражалась из-за детских шалостей», — говорит подруга Анастасия.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

В свободное время Инна любила гулять с друзьями. В прошлом году они вместе с Анастасией уехали в Одессу, чтобы преподнести сюрприз третьей подруге, которая там работала. В день рождения Инны девушки вместе ходили в караоке: она любила петь и танцевать. Ей нравилось кататься на коньках, а в последнее время она увлеклась разрисовкой картин по номерам.

Инна на работе в детском развлекательном центре (Фото: архив семьи)
Инна на работе в детском развлекательном центре / Фото: архив семьи

Виктория Замченко после окончания университета еще несколько лет жила в Киеве. Работала копирайтером на фрилансе.

«Однажды она увидела, что белорусское издательство ищет автора-мужчину для написания книги о воспитании детей. Вику возмутило такое гендерное неравенство, поэтому она решила выполнить эту задачу, чтобы доказать, что такое требование бессмысленно. Когда издательство выяснило, что автор — женщина, предложило опубликовать книгу под мужским псевдонимом Виктор Кузнецов. Так и сделали», — вспоминает подруга Анна.

В 2014 году Замченко получила два предложения: работу сомелье и должность в отделе прав на интеллектуальную собственность. Виктория согласилась на оба и переехала в Киев.

«Раньше она не имела дела с винами, но получив работу в этой сфере, очень увлеклась. Наконец поняла, что именно там может быть полезной, поэтому начала работать сомелье полный день. По-видимому, повлияло также то, что Вика любила и ценила качество. Еще в Ровно мы вместе ходили на дегустацию вин», — говорит подруга.

Виктория очень любила свою работу (Фото: Виктория Замченко / Facebook)
Виктория очень любила свою работу / Фото: Виктория Замченко / Facebook

Девушка постоянно усовершенствовала свои навыки и очень основательно подходила к изучению темы виноделия. К примеру, исследовала историю Европы, чтобы понять, как войны повлияли на виноградники. Вся ее комната была завешана картами разных винодельческих регионов.

Наконец Виктория сдала экзамен, получила международную аккредитацию сомелье и шесть лет назад начала работать в компании Goodwine. Она была трудоголиком, посвящала работе много времени. Проводила дегустации, писала публикации о вине, преподавала в школе сомелье. Коллеги говорят, хорошо умела систематизировать информацию и объяснять сложное.

«Она была из тех людей, которых можно назвать титанами. Для нее не было ничего невозможного: ставила перед собой задачу и целенаправленно шла к выполнению. Вика очень любила работу: ее вдохновляло то, как люди уважают свой и чужой труд, отстаивают качественные вещи, нравился коллектив и подход к задачам», — рассказывает Анна Петрукова.

Коллега Людмила Ковальчук, работавшая с Викторией шесть лет, вспоминает о ней как о пунктуальной, серьезной и справедливой женщине: «У Вики было тонкое чувство юмора — умела подмечать моменты, но так, чтобы никого не обидеть. Была прямолинейной — говорила то, что думала. Обычно таким людям трудно работать с клиентами, но ей это удавалось: Вика умела очень деликатно поддержать человека. Я многому у нее училась. Знала: если нужно встретить важного клиента, а у меня выходной, лучше, чем она, никто этого не сделает. Работа была ее увлечением».

Для обоих беременность была очень желанной

С будущим мужем Максимом Громовым Инна Оданец познакомилась четыре года назад на парковке торгового центра на дрифте (стиль езды с крутыми поворотами — ред.). Сначала они дружили, а два года тому назад стали встречаться. Вместе любили кататься по ночному городу, пить кофе и есть суши, шаурму. Ездили на озера, гуляли по набережной. Максим — шофер-дальнобойщик. Инна часто просилась уехать с ним в рейс. Делала это даже беременной, несмотря на возражения родных.

«Говорила, что ей не трудно, а интересно. Мол, все равно где, лишь бы со мной», — вспоминает Максим.

«Мы видели, что она влюблена. А для него Инна вообще была всем. Они повсюду были вместе», — говорит подруга Анастасия.

24 февраля, когда началось полномасштабное вторжение России, Максим приехал к девушке и остался у нее: они стали жить вместе.

«Планировали жениться. Впоследствии узнали, что Инна забеременела. Я очень ждал сынишку. Должны были назвать его Тимуром. Мы были полностью готовы к родам: все вещи уже купили. Строили планы, делали ремонт в моей квартире — хотели переехать», — рассказывает мужчина.

19 октября — за шесть дней до трагедии — пара расписалась. Через два дня Инна подала заявление на смену фамилии — хотела тоже стать Громовой.

Свадьба Виктории и Богдана (Фото: архив друзей)
Свадьба Виктории и Богдана / Фото: архив друзей

Виктория и Богдан были знакомы с детства. После школы поддерживали общение, а когда окончили университеты, начали встречаться и жить вместе. В 2019 году поженились. Богдан работал в сфере IT. Мечтали купить собственную квартиру, строили планы на будущее. У пары были очень теплые отношения.

Подруга Анна Петрукова говорит, что беременность была желанной и ожидаемой: «Они готовились и очень хотели ребенка. Это был взвешенный шаг».

Как погибли женщины

Инна и Максим не боялись войны и не верили в опасность для себя. «У меня двое детей, мы сидели в подвале, звали их к себе, а они говорили: „Да ничего не будет“», — вспоминает сестра погибшей Валерия.

Вечером 25 октября Максим решил заправить автомобиль. «Инна сразу: „Я с тобой“. Я еще говорил, что это ненадолго, пусть лучше побудет дома, но она решила поехать», — рассказывает мужчина.

Их автомобиль как раз отъезжал с заправки, когда прилетела российская ракета.

«Она еще повернулась ко мне и спросила: „Макс, что это?“ Я ответил: „Инна, ракета“. Это были ее последние слова — после этого она потеряла сознание. Дверь не открывалась. Я, с порванным животом, вылез через окно. Пытался ее вытащить, но ничего не получилось», — говорит Максим.

Мужчину спас знакомый, который ехал на другом авто. Дальше — операции одна за другой (шесть только за первую неделю).

«Я все помню, но до последнего надеялся, что ее вытащат и спасут. Постоянно спрашивал у мамы: „Что там Инна?“ А когда она сказала, что Инны больше нет, врачи пригрозили, что маму больше не пустят, потому что такое нельзя сообщать пациентам в реанимации. Хотя я нормально отреагировал, потому что все помню и отдаю себе отчет», — рассказывает Максим.

Мужчине больно, но он пытается держаться. Помогают друзья и родственники, которые его постоянно навещают.

АЗС в Днепре после попадания российской ракеты (Фото: Валентин Резниченко / Telegram)
АЗС в Днепре после попадания российской ракеты / Фото: Валентин Резниченко / Telegram
Прощание с Инной Оданец (Фото: София Москаленко / Суспільне Дніпро)
Прощание с Инной Оданец / Фото: София Москаленко / Суспільне Дніпро

Сестра Валерия слышала тот взрыв 25 октября. Еще не знали, где он и каковы последствия, но ясно понимали: ракета.

«Максим успел позвонить маме и прокричать: „Бегом на Малиновского“. Она подумала, может, в аварию попали. Попросила соседа отвезти и через несколько минут оказалась на месте происшествия. Когда увидела, что произошло, была истерика… А мне утром рассказала ее подруга», — рассказывает женщина.

Сестра Инны признается: ей помогает держаться то, что Максим выжил. Вся семья сейчас прилагает усилия для его лечения: «Также помогло то, что я все организую, со всеми договариваюсь. Если бы не эти заботы и не мои дети, я наверное, сошла бы с ума».

Свекровь Инны Марина Шлычкова говорит, что плановая дата ее родов — в начале декабря. Теперь же это будет 40 дней с ее смерти.

Разрушенный иранским дроном дом, где жили Виктория и Богдан (Фото: Владимир Зеленский / Facebook)
Разрушенный иранским дроном дом, где жили Виктория и Богдан / Фото: Владимир Зеленский / Facebook

В начале полномасштабной войны супруги Замченко некоторое время жили у родителей Богдана, затем в Ровно. Однако в начале августа решили снова поехать в Киев. Тогда в столице было более-менее спокойно, и Виктория хотела вернуться к работе.

Утром 17 октября Анна Петрукова в последний раз переписывалась с подругой.

«Тогда уже прозвучало несколько взрывов. Она говорила, что выйти из дома не может из-за пожара поблизости, но теперь точно нужно возвращаться в Ровно, потому что здесь опасно. А потом связь с ними исчезла», — вспоминает женщина день трагедии.

Подруга много часов пыталась связаться с Викторией, пока разбирали завалы дома. Но потом узнала, что и она, и ее муж погибли. Говорят, их нашли обнимающимися, вместе с котом.

«Я психотерапевт и у меня профессиональные инструменты переживания потери. Хотя это все равно очень тяжело. Могу сказать, что шутки о Шахедах, которых сбивают банками с огурцами, больше не смешные. Эта ситуация пошатнула мои ощущения безопасности. Дрон, который взрывается в центре Киева и убивает близкого человека, нарушает все. Возникают вопросы: безопасно ли жить в стране, где идет война, и есть ли гарантия, что не прилетит именно в твой дом? К сожалению, такой гарантии нет», — говорит Анна.

Чтобы почтить память Виктории, в магазине Goodwine на улице Мечникова, где она работала, сделали стеллаж «Вина, которые любила Вика».

Чествование памяти Виктории в магазине Goodwine (Фото: Владимир Антонов / Facebook)
Чествование памяти Виктории в магазине Goodwine / Фото: Владимир Антонов / Facebook
Показать ещё новости
Радіо НВ
X