«Сколько гостеатров — столько феодальчиков». Алексей Вертинский о насилии в театре, роли в Свингерах и аккаунте в Instagram

28 мая 2020, 15:08
Цей матеріал також доступний українською

Народный артист Украины, актер театра и кино Алексей Вертинский стал гостем программы Бешеные псы на Радио НВ.

В интервью Вертинский прокомментировал скандал вокруг темы насилия в театре, разгоревшийся на днях в Facebook, рассказал о «феодалах» в государственных театрах и почему не будет иметь успеха «театральный Майдан», а также о том, кто ведет его Instagram.

Видео дня

НВ STYLE выбрал самые интересные цитаты из интервью Алексея Вертинского.

О скандале между художественным руководителем театра Актер Славой Жылой и актрисой Оксаной Черкашиной, спровоцировавший дискуссию о насилии в театре

«Я знаю, что для того проекта, о котором он (Слава Жыла - НВ) говорит, нужна женщина, которая в кадре снимает с себя бюстгальтер. Слушайте, я не вижу в этом вообще проблемы, зачем вы так все в кучу свалили? Какое насилие? Не хочешь снимать - не снимай, он тебя не заставит. Он, наверное, к ней обратился, чтобы она приняла участие в каком-то эпизоде, где придется снимать тот лифчик. Ну не хочешь снимать, чего бучу поднимать? Но есть актрисы, которые ради искусства могут не только его снять, но и тебе на голову надеть, и что? Я вообще не считаю, что это проблема».

«Я в подобном ни разу, никогда не был замешан, но если бы мне сказали "на берегу": "Леша, придется трясти своей попкой", если это обосновано, почему бы нет? То тряс бы, если это нужно для искусства».

«Девушки, если вы шли в это искусство, вы что, не знали, что вам придется играть и прошмандовок, и леди, может, королев... Да кого угодно! Меня вообще не очень сильно эта история радует, потому что мне кажется, это какое-то оправдание собственной немощности. Когда у меня знакомый актер отказывался играть коммуниста-негодяя. Ну вот, скажите, чем оно отличается от телки без лифчика?»

«Мы же люди действительно подневольные, ну что мы можем, эти бедные актеры? Написали приказ: в этом приказе определили, что ты играешь табуретку - значит, я играю табуретку. Что мне там особенно ходить и трясти собственными амбициями? Ты - табуретка, ни больше, ни меньше. А почему они решили, что они Анджелины Джоли, или что? Не знаю. Честно говоря, мне кажется, это яйца выеденного не стоит».

Об устарелости театральной системы и «феодализме» в украинском театрах

«Те законы, по которым существует нынешнее театральное искусство, они создавались дядей Сталиным. Они там трындят то о каких-то реформы, но это все фуфло, понты и развод немощных. Мы существуем в той же системе, которую создал тот придурок Джугашвили, и, наверное, эта система устраивает и сегодняшнее, и вчерашнее, и завтрашнее руководство. Поэтому мы в ней существуем, что об этом говорить? Он создал эту систему для того, чтобы нами, козлами, было удобно управлять».

«Это же сколько украинских государственных театров существует, столько и феодальчиков. И каждый феодальчик, ему же интересно быть феодалом. Ну нафига ему быть каким-то очередным типом, который должен ходить раз в три года на какие-то кастинги, подтверждать свою способность быть этим феодальчиком? Нет, ему нравится, [быть] как Табаков, как Михалков - там ему в кормушку бросают с царского плеча, и они поэтому подгавкивают, подхрюкивают и нашего брата заставляют делать то же, вот и все».

«Здесь есть такое: "Свято место пусто не бывает". Это только кажется, что ты такая выдающаяся персона, без тебя не обойдутся никак. А нифига подобного. Уже завтра забудут, твои роли раздадут кому угодно».

«[В начале 2000-х] Я снимался вместе с Ульфсаком (Лембит Ульфсак - НВ). Помните, был такой великий актер, эстонец? ... Мы все время были рядом: и в кадре рядом, и в курилке рядом, сидели и целыми днями обсуждали историю искусства, историю театра и все на свете. И когда я его спросил, как там в театрах в Эстонии, он сказал: "Да оно уже все накрылось". Только независимость пришла, они отменили абсолютно все совковые законы, по которым существовала рыбная промышленность, медицина, театр и все на свете. Они намеренно отказались от этих советских законов. ...Они один год, всего-навсего один год в эстонском театре сосали палец, может объедали друг другу уши, но дождались, что за этот год был создан некий закон, который полностью соответствует всем цивилизованным законам. И они существуют, уже и забыли об этом, а мы 30 лет толчемся по гениталиям Иосифа Виссарионовича».

О будущем украинского театра и кино

«Когда говорят о каком-то большом будущем украинского кино и украинского театра, это все фуфло. Я в это все не верю. Поэтому что нет реформы. Ну как можно лепить из пластилина то, что под действием солнца просто тает, оно куда-то исчезает. Ты пытаешься собрать его воедино, а все равно ни фига. Реформа нужна, да и все».

«Ты так говоришь об этих [недавних] победах в кино, будто произошел прорыв. А никакой это не прорыв. Просто группа людей, которая наконец решила сделать какой-то полноценный продукт, им почти это удалось. Почти. Хотя я уверен, что там столько было палок в колеса, столько было слез, крови, надувательства. Оно какое-то не по закону, вопреки здравому смыслу».

«У меня не было ни одной роли, над которой, кроме меня, кто-то еще бы работал. ...Прихожу на съемочную площадку, режиссер говорит: "Ну, поехали". Что поехали? Куда поехали? Никто меня никуда не поставит, ничего не расскажет. И вот, как Бог на душу положит. Говорит: "О, давайте еще один дублик и до свидания". И так они снимают. Я не понимаю, о чем мы снимали. Как я могу к этому относиться серьезно?»

О роли в фильме Свингеры

«Мне моя агент Наталья позвонила и сказала: "Там тебя приглашают на роль. Ну, я думаю, она тебе не нужна, поэтому можешь ее не читать". - "А чего не нужна? Ну скинь сценарий". Она мне скинула, я прочитал, думаю: "Слушай, согласно статистике вообще мужчины в моей стране в мои годы уже не живут, их нет, они ушли в мир иной, а тут еще кто-то решил на меня какую ставку сделать, сыграть персонажа в Свингерах". Я звоню Наташке, говорю: "Ты чокнулась? Может, это небольшой подарочек Всевышнего". Мне очень интересно было, смогу ли я вообще совпадать с современным зрителем, режиссером. И я попробовал. Поэтому мне очень хотелось быть в тонусе и все».

«Ну, они еще и по-божески со мной обошлись. Могли же... [Вот] как Черкашина не хотела лифчик снимать. Эти же могли вообще ягодицы мои обветшалые крупным планом снять. Слава Богу, до этого не дошло».

«Обо всем мы договаривались «на берегу», обо всем. Я знал, что мне придется играть почти голым, но что поделаешь. Ну, чего ты согласился идти на кастинги, потом на пробы, потом работать, если это было оговорено?»

Об аккаунте в Instagram

«В Facebook меня нет, в Instagram есть, потому что дочь сказала: "Давай я буду вести твою страницу"».

«Я не сижу в бункере, меня таскает по всему свету. Сегодня к вам, видишь, занесло. И где меня кто-то фоткает, потом присылает мне фото в Вайбер, а Ксюша видит: "О, класс!" Взяла и выставила. Вот как оно происходит. Я не думаю, что кто-то особенно потеет для того, чтобы все это происходило».

Слушайте полностью интервью с Алексеем Вертинским:

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X