«Война в Украине открыла старую боль». Иман, Демна Гвасалия, Аджак Денг рассказали британскому Vogue, что значит быть беженцем

8 апреля, 16:45
Демна Гвасалия на показе Balenciaga (Фото:@demnagram/Instagram)

Демна Гвасалия на показе Balenciaga (Фото:@demnagram/Instagram)

Британский Vogue выбрал для обложки майского номера фото Николаева, а заглавный материал посвятил 16 историям людей, которые вынуждены были покинуть родные дома в результате войн в разных уголках мира.

Война России против Украины — главные события 3 июня

В британском Vogue вышла большая статья, посвященная беженцам, как явлению, которое в последние годы обрело массовые масштабы. В течение последнего десятилетия один кризис с беженцами сменял другой: Сирия, Афганистан. Сейчас в Европу массово бегут украинцы, спасаясь от войны России против Украины.

Видео дня

Vogue, разместивший на обложке майского номера фотографию Варваровского моста в Николаеве, приводит истории беженцев из других стран, проводя параллели с историями украинцев.

«Что происходит, когда у вас нет выбора, кроме как покинуть свой дом? Что значит оставить все, к чему привык?», — задаются вопросом авторы материала, толерантно называя войну в Украине конфликтом, не указывая при этом страны-агрессора. Вместо них войну войной называют другие люди, которые почувствовали войну на себе.

В статье, получившей название За пределами, приведены 16 историй людей, в разные годы вынужденных покинуть родной дом и страну в результате военных действий.

Среди тех, с кем поговорили редакторы издания, известная супермодель Иман, бежавшая с родителями из Сомали, модель Аджак Денг — беженка из Южного Судана, креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия — беженец из охваченного войной региона Грузии Абахазии, и другие. Они говорят о своем личном болезненном опыте, и проводят параллели с кризисом с украинскими беженцами, который раздразнил их старые раны.

«Как беженец, я знаю, что войны убивают больше мирных жителей, чем военных, и что войны всегда порождают беженцев. Я видел, что войны не заканчиваются просто потому, что они закончились, их последствия будут отражаться на телах, умах и душах спустя десятилетия, — отметил американский писатель вьетнамского происхождения Вьет Нгуен Тан. — Как беженец, писатель и человек я поддерживаю народ Украины, который страдает сейчас и будет страдать в будущем, даже после того, как насилие прекратится. Я выступаю против Владимира Путина и авторитаристов и автократов, в том числе тех, которых поддерживают США. Я считаю, что все украинские беженцы должны быть приняты везде, с открытыми границами, открытыми сердцами, открытыми объятиями и открытыми мыслями».

«В 1972 году родители разбудили нас посреди ночи. Мы сели в фургон в том, в чем были, и выехали из Сомали в Кению. Мне едва исполнилось 16 лет, и вдруг я оказалась в чужой стране. Я стала беженкой, что означало ежедневную борьбу за выживание. Я помню, как мне пришлось заботится о себе самой», — рассказала Иман. — «Если бы не неправительственные организации (НПО), которые защищали меня, справлялись обо мне каждый день, не знаю, как бы сложилась моя жизнь».

Она добавила, что опыт, который она тогда получила, вдохновил ее стать частью некоммерческой организацией Care, которая борется с глобальной бедностью в более, чем ста странах мира и в том числе помогает беженцам, в первую очередь женщинам и детям.

Креативный директор Balenciaga Демна Гвасалия, который в марте посвятил показ бренда Украине, также вспомнил историю своей семьи.

«Война в Украине открыла застарелую боль, которую я носил в себе, начиная с 1993 года, когда то же произошло в моей родной стране. (Демна родился в Сухуми, в регионе Грузии Абхазия, в котором в 1992—1993 году разразилась российско-грузинская война — nv.ua). Тогда я навсегда стал беженцем, — рассказал Демна в интервью Vogue, — Навсегда, потому что это то, что остается с тобой: страх, отчаяние, осознание того, что ты никому не нужен. Но одновременно я усвоил, что в жизни есть действительно важные вещи, самые важные, такие как сама жизнь, человеческая любовь и сострадание».

«Вот почему работа над мартовским показом Balenciaga осень-зима 2022 была для меня невероятно тяжелой. Потому что в такое время мода теряет свою актуальность и фактическое право на существование. Неделя моды кажется каким-то абсурдом. На мгновение я задумался об отмене шоу, над которым мы с моей командой старательно работали и которого все с нетерпением ждали. Но потом я понял, что отмена шоу будет означать сдачу, капитуляцию перед злом, которое уже причиняло мне столько боли почти 30 лет. Я решил, что больше не могу жертвовать частью себя в этой бессмысленной, бессердечной войне эго. Мой показ не нуждался в объяснении. Это было посвящение бесстрашию, сопротивлению и победе любви и мира», — добавил он.

«Существует заблуждение, что это выбор людей стать беженцами, что они предпочитают бросить все в поисках чего-то лучшего. Никто не хочет оставлять свою семью, своих друзей и все, что они любят и чем дорожат, чтобы несколько дней идти в незнакомую страну и начинать все сначала», — рассказала Аджак Денг, ставшая беженкой в раннем детстве, когда ее семья бежала из Южного Судана. Много лет они провели в лагере для беженцев, а потом перебрались в Австралию.

«Удивительно, что есть страны, которые с распростертыми объятиями приветствуют людей, спасающихся бегством от конфликтов, — отметила она. — Я слышала, что Польша уже приняла более 2 миллионов украинцев. Чувствовать себя любимым и в безопасности — это все, чего хочет человек в конце дня».

В майском номере Vogue вышли три разговора с украинками, которые вынуждены были покинуть свои дома из-за агрессии России против Украины. Это редактор раздела Культура Vogue Украина Дарья Слободянюк, стилистка Ольга Макогон и модель Александра Супруненко. Они рассказали, как и почему приняли решение уехать.

«Внутренне перемещенное лицо» — таков теперь мой статус. Когда я пишу это, война в Украине достигла отметки в один месяц. После трех недель в моем доме в Киеве, который бомбили с первого дня войны, я уехала во Львов, уютный и красивый город на западе Украины. Сюда уже бежало около 200 000 человек — из Харькова, Чернигова, Мариуполя и других городов Украины, некоторые из которых сейчас сравняли с землей", — рассказала Дарья Слободянюк, которая все свое время работает волонтером во Львове, а ее муж, врач по специальности, подписавший контракт с вооруженными силами через три дня после начала войны, работает в военном госпитале.

«Уезжая из Киева, я пообещала себе, что не стану беженкой. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, на конец марта Украину покинули более 4 млн человек. Для меня покинуть страну равносильно капитуляции. Нет, Путин, этого не будет. Я готова драться», — добавила она.

Своей историей поделилась также киевская стилистка Ольга Макогон, которая вместе с родителями перебралась в Польшу, а затем к сестре в Великобританию, после ночи, проведенной в бомбоубежище. А ее парень отправился пошел в армию.

«Быть беженцем — это новая реальность, новая страна, новый менталитет, новые люди. Это ярлык с коннотацией слабости, но сейчас, в этом положении, я думаю иначе. В жизни нам предоставляется возможность почувствовать себя отчаявшимися или использовать свои худшие моменты, чтобы стать сильнее. Я здорова, жива. В 40 лет я могу построить что-то новое из сломанной жизни. Вот что для меня значит быть беженцем: возможность сделать что-то лучше», — добавила Ольга.

«В то утро нас разбудили не ослепительные солнечные лучи и не раздражающее жужжание наших будильников, а душераздирающие звуки сирен и бомб, рвавшихся над мирным городом. В то утро мы не занимались своими обычными делами, готовили кофе и планировали предстоящий день. Вместо этого в ужасе и панике мы хватали только то, что могли унести. С документами и домашними животными на руках мы уезжали, не понимая, что нас ждет в будущем. Наши дома, уже не убежище от внешнего мира, по-прежнему наполнены воспоминаниями о безмятежной жизни», — рассказала модель и киевлянка Александра Супруненко, выехавшая за пределы Украины.

«Все, что у нас есть, это паспорт, пара футболок и голос. Теперь наши голоса являются инструментами свободы и справедливости. Скрывая чувство вины за побег, мы отказываемся молчать. Как страна, мы как никогда едины, борясь за светлое будущее. Мы благодарны людям, которые оказывают неоценимую помощь и наполнены бесконечным чувством благодарности. Просто „спасибо“ никогда не бывает достаточно», — добавила она.

Редактор: Юлия Найденко
Показать ещё новости
Радіо НВ
X