Из-за платья для новой коллекции Gucci. Дизайнера из Киева обвинили в неэтичном отношении к украинской культуре

11 июля, 19:22
Украинскую дизайнер обвинили в незаконном присвоении уникальных аутентичных орнаментов украинской вышивки (Фото:instagram.com/vitakin_originals)

Украинскую дизайнер обвинили в незаконном присвоении уникальных аутентичных орнаментов украинской вышивки (Фото:instagram.com/vitakin_originals)

Украинскую дизайнер Виту Кин из-за ее коллекции, разработанной для Gucci, обвинили в культурной апроприации (присвоении). Одно из ее платьев почти полностью копирует дизайн украинской аутентичной рубашки.

На эту ситуацию обратила внимание в своем Facebook редактор проекта Твоя підпільна гуманітарка Екатерина Дудка.

«Еще один пример довольно тупой культурной апроприации. Есть одна дизайнер Вита Кин, и вот ее бренд VITA KIN Originals презентовал себе платьице с названием Корсика. Красивое платье, милый бохо стиль, в нескольких цветах. Только вот узор взят с украинской рубашки из села Розтоки на Гуцульщине. На сайте продавца написано, что платье «вдохновлено украинскими корнями автора». Довольно отвлеченно, нет? Учитывая, что мы знаем точное происхождение и хранение рубашки. Платье стоит ни много ни мало — 1389 фунтов, то есть примерно 50 000 гривен.

Видео дня

Что получил Музей Ивана Гончара за то, что дизайнер использовала в коммерческих целях их собственность? Что получила община села Розтоки из этого? Что, наконец, получила Украина? И при чем здесь Корсика?

Платье Corsica Mini Dress, созданное дизайнером Витой Кин (Фото: instagram.com/vitakin_originals)
Платье Corsica Mini Dress, созданное дизайнером Витой Кин / Фото: instagram.com/vitakin_originals

Я бы хотела, чтобы Vita Kin ответила и понесла ответственность, как это было раньше с другими брендами в подобных случаях. Есть народная культура, и есть конкретные объекты культурного наследия, в которых есть авторство (прошу не читать это слово как юридический термин) и принадлежащих к конкретной локальной традиции, без которой не появились бы. И так, без какой дизайнер не создала бы это платье. Поэтому следует отделять популяризацию от эксплуатации и коммерческого использования. А в этом случае нет даже популяризации, потому что «автор» нигде даже не признается, что это ворованный узор.

Используя мотивы народного искусства, нужно давать что-то общине в ответ, чтобы она могла развиваться, пользуясь своей эстетикой и ремеслами, выработанными и взлелеянными веками. Мы должны заботиться, чтобы наше наследие имело голос, который защитит его от подобного", — написала пользовательница в своем сообщении. Также она оставила ссылку на оригинальную рубашку на сайте музея Гончара.

Оригинальная рубашка из села Розтоки в Ивано-Франковской области, хранящаяся в киевском Музее Ивана Гончара (Фото: honchar.org.ua)
Оригинальная рубашка из села Розтоки в Ивано-Франковской области, хранящаяся в киевском Музее Ивана Гончара / Фото: honchar.org.ua

Платье Corsica стоимостью £1389 (почти 50 000 грн) вошло в капсульную коллекцию для бренда Gucci. Вещи этой коллекции доступны для продажи исключительно в экспериментальном концепт-сторе Vault, специализирующемся на архивных и винтажных вещах.

В сообщении на официальной странице своего бренда Вита Кин обратилась к подписчикам на русском: «Люди! Перестаньте злиться, пожалуйста. Платье посвящено моему другу по сентиментальной причине. Все мои наряды вдохновлены УКРАИНСКОЙ КУЛЬТУРОЙ, которую я БОГОТВОРЮ. Попытайтесь смотреть на это платье с любовью. Оно такое красивое».

Позже в Facebook-проекте Твоя підпільна гуманітарка появился пост, в котором объяснили, почему культурная апроприация — это актуальная и важная проблема. Они рассказали, что внимание на идентичность узоров на рубашке из новой коллекции и рубашки из села Розтоки Косовского района, которая хранится в фондах музея Ивана Гончара в Киеве, обратила основательница Prekrasa Studio Ольга Нарбут.

«Заимствовать образцы — это не преступление и не крамола. Однако не указывать источники вдохновения, особенно когда они настолько очевидны, — это неэтично, это проявление неуважения к украинцам и украинкам, которые взрастили эту традицию, соткали и вышили все эти образцы, и тех, кто их сохранил и показал в целом.

Так а в чем претензия? Закон об авторском праве не защищает произведения народного искусства, это верно. Их можно свободно копировать в любых целях, потому что они являются общественным достоянием. Впрочем, на фотокопии этих произведений авторское право распространяется. Итак, если дизайнер использовала именно фото со страницы музея для своего платья, то она должна нести ответственность перед правообладателями фотокопий. С юридической точки зрения это не воровство, пока сами авторы не выдвинут претензии. Однако существует нравственная сторона вопроса. Сейчас, когда растет понимание ответственности перед локальными сообществами, осознание уникальности их ремесел и произведений, даже учитывая заимствования друг у друга и влияния в мире, довольно грубое нарушение - взять чужое достояние и выдать его за свое. Отсюда и возмущение ценой в 50 тысяч. Высокий дизайн за свои деньги должен предлагать либо авторские оригинальные произведения, либо образцовое нравственное обращение с источниками вдохновения. Вита Кин не демонстрирует никакого…

Оригинальная рубашка из села Розтоки в Ивано-Франковской области, хранящаяся в киевском Музее Ивана Гончара (Фото: honchar.org.ua)
Оригинальная рубашка из села Розтоки в Ивано-Франковской области, хранящаяся в киевском Музее Ивана Гончара / Фото: honchar.org.ua

Проблема не в том, что кто-то у кого-то заимствует — это естественный процесс, который невозможно и не нужно отменять. Проблема в том, что от создания этих коллекций тем или иным образом пострадало сообщество, у которого позаимствовали элементы их искусства, а дизайнеры в результате так и не признались в копировании и не понесли ответственности, заработав очень много денег. При этом когда мы говорим об отдаче, то необязательно в деньгах. Да, в идеальном мире какой-то процент по продаже вещи мог бы стать пожертвованием на развитие соответствующего региона, его ремесел или музеев. Но речь идет о банальном упоминании.

После Майдана произошел всплеск интереса ко всему украинскому, но не было выработанных путей и правил, как с ним обращаться, поэтому абстрактного «вдохновлялась украинским» могло вполне хватить. Сейчас мы прекрасно знаем, что разница между образцами не только от региона к региону, но и от села к селу, и вопрос атрибуции стоит остро, потому что из-за его отсутствия в предыдущие десятилетия мы уже потеряли достаточно…

Почему пример Виты Кин — это культурная апроприация? Возможно, это не вписывается в википедийное определение, однако культурной апроприацией мы называем явление, когда кто-то с коммерческой целью пользуется образцами народного наследия, нигде об этом не говорит, выдавая эти образцы за собственные авторские наработки, и в результате зарабатывает деньги, а об оригинале и его контекст так никто и не узнает, и локальные мастера остаются без работы и признания, которые могли бы принести популяризация их региона известным брендом.

Запрещено ли это законом? Нет. Но это очень неэтично и недопустимо.

Но ведь благодаря ей все узнали об этой рубашке! Нет, не благодаря ей. Все узнали о рубашке благодаря Ольге Нарбут, заметившей сходство узоров. Если бы не ее замечания, это платье прошло бы мимо вместе со своим источником, как и все предыдущие работы Виты Кин и подобных дизайнеров. Если бы она указала источник сама — вот тогда это была бы ее заслуга.

Однако, как бы она ни популяризировала Украину, стоит помнить, что сначала были украинские сорочки, а потом Вита Кин, которая на их основе и создала свои работы. Не наоборот", — подытожили в сообщении. Авторы также обратили внимание, что сейчас существует много примеров среди брендов, поддерживающих свою культуру — как за рубежом, так и в Украине.

Напомним, ранее работы украинской художницы Олеси Трофименко стали вдохновением для коллекции Dior Haute Couture.

Редактор: Лилия Витюк
Показать ещё новости
Радіо НВ
X