Как пережить опыт войны. Психологи рассуждают о 10 ситуациях, с которыми чаще всего обращаются мамы с детьми

20 ноября, 20:37
Как помочь себе и ребенку проживать опыт войны (Фото:БФ Голоса детей)

Как помочь себе и ребенку проживать опыт войны (Фото:БФ Голоса детей)

Каждый из нас реагирует на войну по-своему. Слезы, страх, истерика — это все естественные реакции на неестественные события. Гораздо сложнее для психики другие проявления: оцепенение, отстраненность, кажущееся состояние «я в порядке», ничего не происходит. К чему это может привести, как высвободить законсервированные чувства и когда необходима профессиональная поддержка, — рассказывают эксперты фонда Голоса детей.

Человеческая психика, прежде всего детская, очень гибкая и имеет значительный потенциал для восстановления. Но если человек не получил вовремя психологическую помощь, то травма войны может сказываться десятилетиями. Одна из причин, по которым психическое исцеление может в полной мере не произойти, — это реакция избегания — отстранение от тяжелых переживаний и эмоций, что препятствует мозгу проработать тяжелый опыт и встроить его в ячейки памяти. Исследования психологов показывают, что одиночество ребенка усугубляет травму, а устоявшиеся отношения с близкими и сверстниками очень помогают в переживании травмы. Проще говоря, хорошие отношения исцеляют. Это утверждение справедливо и для взрослых.

Видео дня

Очень часто кажущееся состояние «я в порядке» переживают мамы, которые в условиях войны самостоятельно заботятся о своих детях. Женщины должны решать множество бытовых и организационных вопросов (особенно в эвакуации) и одновременно заботиться об эмоциональном состоянии ребенка. Девиз «Не раскисай!» помогает собраться в трудную минуту, но когда становится жизненным фоном, он истощает и опустошает.

Руслана Мороз

кандидат психологических наук, ст. научная сотрудница Украинского НМЦ практической психологии и социальной работы НАПН Украины, психотерапевт, сотрудничает с БФ Голоса детей

Когда мы во время стресса любой ценой держим себя в руках, это может привести к постепенному истощению нервной системы и как следствие может обусловить ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство), которое преодолевают обычно долго и с помощью специалистов. Другим состоянием, которое может усложнить обработку опыта травмы, является отставленное горе — состояние, когда вы не позволяете себе оплакать потерю или другую травму, что приводит к диссоциации с собственным телом: ему хочется кричать и плакать, а вы изо всех сил улыбаетесь. Организм продуцирует гормоны стресса — кортизол, адреналин, норадреналин — но выхода они не находят, а затем могут привести к психосоматическим заболеваниям.

Руслана Мороз

Руслана Мороз имеет дело с травмой войны каждый день, ведь она — одна из психологов, сотрудничающих с БФ Голоса детей. Сегодня главная цель фонда — чтобы каждый ребенок, пострадавший от войны в Украине, вовремя получил психосоциальную помощь. Ради этого десятки психологов и волонтеров работают в 6 локациях по всей Украине, также можно получить помощь онлайн. Вся эта работа направлена на то, чтобы помочь детям и их родителям восстановить ресурс и предотвратить более тяжелые проявления травмы войны.

Специалисты рассуждают о 10 ситуациях, с которыми чаще всего обращаются за помощью, и что можно с ними сделать.

1. Вам тяжело говорить о своих чувствах.

Дети, особенно младшего возраста, могут просто не уметь дифференцировать сложные чувства, оформлять их в слова. Да и подростки, и даже взрослые порой сталкиваются с тем, что их переживания слишком болезненны, и разговоры о пережитом ранят еще больше. В этом случае помогут методы невербальной терапии, в частности арт-терапия.

Николь Портер Уиллкокс

психолог, основательница и директор центра арт-терапии Emerald Sketch, президент Нью-Йоркской ассоциации по арт-терапии

Этот метод очень прост и доступен, одновременно работает на глубинном уровне. В арттерапии человек выражает свои чувства без слов: через рисунок, пластилиновую или глиняную скульптуру, аппликацию и т.п. — инструменты этого метода подходят для детей всех возрастов, даже если у них еще недостаточный словарный запас. Нет необходимости говорить собственные чувства — их достаточно выразить. Техники арттерапии помогают трансформировать чувства, застрявшие в теле, и затем исцелиться.

комментирует Николь Портер Уиллкокс

2. Как поговорить с подростком?

Наталия Масяк

врач-психиатр детский, психотерапевт в Западноукраинском специализированном детском медицинском центре, сотрудничает с БФ Голоса детей

Тинейджеры часто пытаются демонстрировать свою взрослость и независимость, именно поэтому могут скрывать свои переживания, стесняться их, иногда не хотят смущать родителей, потому что считают, что у них проблемы, поэтому отказываются говорить. В таких случаях лучше создать условия для хорошего разговора. Пусть это будет уютное место, где вы сможете без отвлечения поговорить. Для начала разговора можно использовать так называемые открытые вопросы «Помоги мне понять, как ты себя чувствуешь?» или «Есть ли какие-то вещи, которые ты хотел бы обсудить?»

Также полезно в разговоре с подростком самораскрытие, объяснение переживаний и эмоций, которые сейчас есть у вас, или упоминание собственного подросткового возраста с переживаниями и нежеланием делиться ими. Разговор — это один из самых мощных инструментов поддержки, сохранения отношений и поиска ответов на сложные вопросы. Не поучайте и не давайте готовых ответов, а терпеливо, без давления и со словами поддержки помогите вашему подростку рассказать о том, что его беспокоит, в его собственном темпе. Если вам не удается наладить диалог, а по поведению вы видите, что ребенок озабочен или расстроен, предложите вместе обратиться за помощью к психологу.

Наталья Масяк

3. Вам стыдно демонстрировать уныние или плохое настроение.

Особенно если в вашем городе не было боевых действий или вы по сравнению с другими беженцами устроились более или менее нормально.

Линда Голдман

автор книг на тему терапии травмы тяжелой потери у детей. В течение последних 35 лет работает консультантом по вопросам горя, терапевтом и профессором.

Очень важно легализовать собственное право на горе и болезненные чувства – без сравнения с теми, кому хуже. Часто в моей практике мне приходится слышать, как взрослые говорят детям: "Нужно преодолеть потерю и двигаться дальше". На самом деле, потерю и боль нужно прожить — это касается и детей, и взрослых. Важно плакать, если хочется. Рассказывать свою историю столько раз, сколько нужно – это тоже исцеляет, ведь мы можем справиться с тем, о чем способны говорить. Проживание горя — это длительный процесс. Важно дать себе и ребенку возможность пройти его целиком, не стесняться собственных чувств. Ваше горе уникально — и только когда вы проживете его собственным уникальным способом, у вас появятся силы двигаться дальше.

говорит Линда Голдман

4. У ребенка физические жалобы, но по результатам медицинских обследований все в порядке.

Психоэмоциональные травмы нередко проявляют себя и на уровне тела: ребенок может жаловаться на головную боль или на дискомфорт в животе. Не стоит говорить: «Не выдумывай, врач сказал, что с тобой все в порядке», ведь для ребенка его боль вполне реальна.

Николь Портер Уиллкокс

психолог, основательница и директор центра арт-терапии Emerald Sketch, президент Нью-Йоркской ассоциации по арт-терапии

Лучшее лекарство в таком случае: сказать ребенку, что вы слышите и понимаете его жалобы. Напомните малышу, что он пережил (или переживает до сих пор) непростые вызовы, и потому порой болеть — это вполне нормально. А дальше предложите ребенку выбор. Например, спросите: „Чего тебе сейчас хочется: пообниматься со мной, поиграть вместе или чтобы мы испекли печенье к чаю? Что успокоит тебя лучше всего?“ Наличие выбора – даже в мелочах – очень важный момент, ведь это помогает восстановить эмоциональную стабильность.

Николь Портер Уиллкокс советует поступать так

5. Изменился тип поведения ребенка. Спокойный от природы ребенок вдруг стал неестественно резвым, подвижным, нервным или наоборот: активный мальчик стал молчаливым и флегматичным. Такие эмоциональные качели свидетельствуют о том, что у ребенка сложности переживания стресса.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Руслана Мороз

кандидат психологических наук, ст. научная сотрудница Украинского НМЦ практической психологии и социальной работы НАПН Украины, психотерапевт, сотрудничает с БФ Голоса детей

Наблюдайте за поведением ребенка, посмотрите, удается ли ребенку расслабиться — хорошо спать, отвлечься на мультфильмы. На телесном уровне вы можете наблюдать изменения дыхания — отрывочное поверхностное дыхание, а также порывистые резкие движения, слезы будто на ровном месте. Если есть эти проявления и они наблюдаются более длительное время, есть основания думать об усложненном переживании стресса, поэтому по возможности обратитесь к психологу.

советует Руслана Мороз

6. Ребенок стал рассеянным, ему трудно сосредоточиться на учебе.

Линда Голдман

автор книг на тему терапии травмы тяжелой потери у детей. В течение последних 35 лет работает консультантом по вопросам горя, терапевтом и профессором.

Нередко таким детям ошибочно ставят диагноз "синдром дефицита внимания". В действительности гиперактивность, рассеянность, импульсивность, неспособность сконцентрироваться являются распространенными симптомами стресса. Здесь важно работать не над повышением внимательности как таковой, а над высвобождением эмоций, над проживанием опыта горя. Пригодятся занятия с психологом, посещение сеансов арт-терапии, сказкотерапии и т.д. Все это позволит ребенку прожить горе экологическим способом, поэтому проблемы с концентрацией внимания будут постепенно решаться автоматически.

комментирует Линда Голдман

7. После трагического события прошло более 3 месяцев, но ребенок все еще находится в подавленном состоянии.

Конечно, каждое горе уникально, и обычно острые переживания длятся около месяца, более спокойное горевание — до 3 месяцев. «Застревание» может быть признаком того, что горе не прожито до конца. Линда Голдман на своих сеансах с детьми, потерявшими близкого человека, нередко предлагает создать книгу памяти с записями воспоминаний и шкатулку драгоценных моментов, в которую можно положить фотографии, памятные вещи и т. д. Важно ни в коем случае не вытеснять память об утраченном. Например, можно написать письмо дорогому человеку, прикрепить его к воздушному шарику и отпустить в небо.

Руслана Мороз обращает внимание на то, что чувство потери и горя у детей и взрослых может сильно отличаться:

Руслана Мороз

кандидат психологических наук, ст. научная сотрудница Украинского НМЦ практической психологии и социальной работы НАПН Украины, психотерапевт, сотрудничает с БФ Голоса детей

Ребенок может переживать потерю "мелочи" (по взрослым критериям) — любимой игрушки, домашнего животного, контакта с одноклассниками — так же интенсивно, как и смерть дорогого человека. Важно с уважением относиться к чувствам ребенка, ни в коем случае не высмеивать их. Здесь пригодятся те же советы, что и в случае смерти дорогого человека: чтить память, делиться воспоминаниями. Но одновременно и выстраивать кирпичики будущих привязанностей: налаживать контакты с детьми на новом месте, возможно, завести новое домашнее животное.

8. Ребенок с психическими нарушениями.

Опыт войны травмирующий для каждого ребенка. Но для малышей с психическими нарушениями стресс и отсутствие регулярных занятий со специальными педагогами может стать настоящей трагедией: стремительно утрачиваются навыки, к формированию которых родители с ребенком шли нередко годами.

Наталия Масяк

врач-психиатр детский, психотерапевт в Западноукраинском специализированном детском медицинском центре, сотрудничает с БФ Голоса детей

С начала войны фонд Голоса детей помог сотням детей с инвалидностью, в том числе с расстройствами спектра аутизма (РСА). Противодействием ухудшению состояния является скорейшее возобновление привычной деятельности — занятий с поведенческим терапевтом, логопедом, занятия в сенсорной комнате и другими специалистами. Также для детей с РСА крайне важно восстановление ежедневных рутин. Если вы в эвакуации, попробуйте вернуть хоть частички привычной жизни: готовьте блюда, к которым малыш привык, попросите выслать из дома любимые игрушки и книги, максимально соблюдайте привычный распорядок дня — прогулку, купание, посещение детсада или школы.

Наталья Масяк

9. Вы ощущаете, что от вас ничего не зависит.

Особенно часто это может происходить с семьями в эвакуации. Многие вынуждены жить там, где нашлось место, дети идут в первую попавшуюся школу, которая смогла их принять и т. д.

Николь Портер Уиллкокс

психолог, основательница и директор центра арт-терапии Emerald Sketch, президент Нью-Йоркской ассоциации по арт-терапии

Отсутствие возможности выбирать, принимать ключевые решения по собственной жизни приводит к ощущению бессилия и эмоциональной дестабилизации. Важно вернуть себе и ребенку это чувство контроля. И инструментом для этого станет выбор. С детьми варианты выбора можно предлагать в игровой форме: „Будем есть на ужин спагетти или пиццу? Пойдем сегодня в парк или на игровую площадку?“ Также предоставляйте выбор самой себе. Пусть вы живете в месте, которое вы не выбирали, но все равно можно найти то, что вы будете сознательно контролировать, например, по какой дороге возвращаться домой. Старайтесь прислушиваться к своим желаниям и удовлетворять их чаще всего – это позволит вернуться в ресурсное состояние.

Николь Портер Уиллкокс

10. Ребенок рисует «черные» рисунки и проигрывает трагические события.

Руслана Мороз говорит, что, в отличие от общепринятого мнения, агрессивные или грустные игры, рисунки в темных цветах — это не повод бить тревогу. Это скорее хороший признак, ведь таким образом ребенок высвобождает чувства и проживает их. А что может привести к ретравматизации малыша, так это неправильная реакция взрослых.

Руслана Мороз

кандидат психологических наук, ст. научная сотрудница Украинского НМЦ практической психологии и социальной работы НАПН Украины, психотерапевт, сотрудничает с БФ Голоса детей

Если вы хватаетесь за сердце, начинаете вмешиваться в игру, отвлекать ребенка, у него формируется паттерн: то, что я чувствую – это ненормально, это стыдно. Будьте спокойным наблюдателем, готовым оказать помощь или поговорить о чувствах ребенка, но не пытайтесь отвлекать или запрещать. Важно, чтобы взрослый своим поведением, выражением лица, словами транслировал посыл: что бы с тобой ни творилось, я сильный, я это выдержу. Если вы не можете справиться с собственными реакциями, это повод поработать с психологом.

комментирует эксперт

Заодно вы можете предложить ребенку сценарии, которые помогут ему легче прожить горе. К примеру, на основе «черного» рисунка придумать сказку со счастливым финалом, где добро побеждает зло (для этого задавайте вопрос: «Чего бы хотел главный персонаж? Что должно произойти, чтобы это свершилось? Кто или что может помочь ему?»).

Ольга Вайли, для БФ «Голоса детей»

Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо НВ
X