Как помочь пострадавшим детям. Четыре трагических истории детских судеб во время войны

4 апреля, 17:37
Российские оккупанты не жалеют детей и издеваются над ними жесточайшими способами (Фото:REUTERS/Zohra Bensemra)

Российские оккупанты не жалеют детей и издеваются над ними жесточайшими способами (Фото:REUTERS/Zohra Bensemra)

Дарья Герасимчук, советник-уполномоченная президента Украины по правам ребенка и детской реабилитации — о девочке, которой оккупант выстрелил в лицо, о подростке, на чьих глазах расстреляли отца, и других трагических детских историях этой войны.

Война России против Украины — главные события 3 июня

Дарья Герасимчук

Советник-уполномоченная президента Украины по правам ребенка и детской реабилитации

Война — это не то, чего люди обычно ожидают. Ее нельзя предусмотреть или спланировать — планировать нападения и оккупацию в принципе — не нормально. И неважно: ты военный, гражданский, или госслужащий, или просто мама или папа, или чиновник, или учитель. Во время войны все мы каждый день попадаем в ситуации, в которых никогда не бывали раньше.

Видео дня

Сейчас очень тяжело слышать от освобожденных эвакуированных жителей Мариуполя, Чернигова, Бучи, Ирпеня, Гостомеля, других городов и сел Киевщины, Сумщины, Черниговщины слова о том, что «власть их бросила на произвол… о них забыли… никто о них не думал и о них не заботился…». И все же можно понять эмоции людей, переживших ужасы оккупацию. У всех нас один общий внешний враг и именно он является причиной всех скитаний, выпавших сейчас на долю украинцев. Поэтому очень важно не допускать раздора, раскола и взаимных обвинений. Только общими усилиями, объединившись, мы сможем победить!

Все министерства и ведомства работают для того, чтобы спасти и сохранить жизнь детей, обеспечить их безопасность и права. Каждый из тех, кто в эти сверхтяжелые и непонятные, с точки зрения привычных «нормальных» правил и процедур, времена на сегодняшний день продолжает работать, выполняет огромное количество задач, порой не имея времени на отчетность. Потому что решение конкретных задач в условиях войны, обыденное выполнение своих профессиональных задач, усложненных вызовами военного времени, намного важнее, чем сообщения о них. Я хочу искренне поблагодарить тех, кто работает и продолжает помогать детям Украины.

Одной из важнейших задач сейчас является спасение детей. Эвакуация детей из институциональных учреждений — это зона особого контроля и ответственности властных структур. Но и эвакуация семей с детьми, в том числе с детьми с инвалидностью — это отдельная история. И, к большому сожалению, не всегда со счастливым концом.

Где-то родители не решились сразу на эвакуацию, а когда были готовы – стало уже поздно и сделать это было невозможно. Где-то эвакуация была невозможной, учитывая состояние ребенка, и это привело к трагическому концу. Где-то семья вместе с другими горожанами оказалась в осаде. Где-то мы не успели и не смогли вовремя организовать эвакуацию, предупредить возникновение сложностей, угрозу здоровью и жизни детей и их семей.

У же две недели в больнице Запорожской области находится 11-летняя Лена, которая, спасаясь с мамой, сестрой и бабушкой из блокадного Мариуполя 16 марта, получила от оккупанта… выстрел в лицо! У девочки повреждена челюсть и часть языка, но врачи надеются восстановить ее здоровье, хотя шрам от пыток навсегда останется и на ее лице, и в душе… Ребенок нуждается в долгой психологической реабилитации, чем мы и будем заниматься в мирное время со всеми детьми.

А другая девочка, Маша, уже умерла… Ребенок с инвалидностью, который жил в более безопасном, чем Мариуполь, Киеве — не успел получить помощь, потому что вместе с мамой погиб во время бомбежек.

Далее прямая речь организации «Бачити серцем», Школу социализации которой она посещала:

«Война уносит многое. Мечты, планы и надежды. Но самое страшное, когда война уносит человеческие жизни. Жизни детей.

Это Маша. Она более двух лет посещала Школу Социализации для подростков с комплексными нарушениями развития. Маша и ее мама погибли, когда в их дом попала ракета. Многие замечательные моменты мы прожили вместе с Машей на занятиях. Веселились на крутых вечеринках, ловили дзен на сеансах йоги, кружились в первом танце и играли роль в импровизационном представлении. А еще посещали выставки и читали стихи.

После страшной аварии она научилась держать голову самостоятельно, хоть и недолго, реагировала движениями ног и рук, если слышала, что о ней говорят. Маша радовалась занятиям в школе.

Мы учили Машу тому, что мир вокруг разный — веселый, громкий, тихий, пахнет шоколадом, шумный, гладкий, теплый, пахнет осенними листьями, запеченными яблоками с корицей, с громкими и тихими голосами, с барабанами и теплой свечой.

Маша училась расслабляться и понемногу доверять нам. Мы же видели те маленькие перемены, которые происходили и планировали следующий шаг в работе, чтобы Маша видела и замечала, что мы понимаем ее. И чтобы с течением времени она научилась понимать себя сама. И всегда чувствовала, что мы рядом можем помочь и поддержать.

У нее было настоящее выпускное и красивое платье, свой первый летний самостоятельный лагерь и костюмированные вечеринки.

Маша, спасибо за улыбки, за свет, за радость, за тепло, за доверие и за чудеса. Ты навсегда в нашем сердце."

Не смог добраться живым из Чернигова до нашего тыла и 15-летний Максим, который вместе со старшим братом, его девушкой и их мамой был просто расстрелян из танка возле села Количивка 9 марта, а его маму изверги еще и добили…

В Буче 17 марта на глазах 14-летнего Юры был расстрелян (именно расстрелян) оккупантом, после того, как он убедился, что мужчина без оружия — его отец. Самого мальчика, к счастью, оккупанту убить не удалось. Ребенок был ранен, он упал, а «контрольный выстрел» в голову прошелся только через капюшон… Ребенок еще 2 дня, с ранением, ждал возможности добраться до безопасного места через «зеленый коридор», и сейчас проходит лечение в Охматдете.

В Интернете уже много писали об этих и других случаях и кто-то скажет наверняка, что «нет смысла пересказывать их заново, потому что оно заново болит», но я должна и буду это делать. Мы не должны «привыкать» к подобной информации и воспринимать ее как бытовую вещь. Тем более что каждый день свидетельств зверств к нашим детям становится, к сожалению, все больше… Нам, живым, нужно беречь память, продолжать дело — но и помнить, что мы теперь все отвечаем за детей, пострадавших или осиротевших в этой войне.

Война может разводить родителей и детей, ставить семьи в кризисные ситуации, но мы, взрослые, должны сделать все, чтобы помочь. Итак, хочу вам еще раз напомнить, что:

  • Если ребенок потерялся,
  • Если вы видите одинокого ребенка,
  • Если вы хотите временно приютить ребенка в своей семье,
  • Если вам известны международные организации, готовые приютить украинских детей,
  • Если у вас есть другие вопросы относительно детей,

воспользуйтесь телеграмм-ботом «Дитина не сама» @dytyna_ne_sama_bot по ссылке .

Все украинцы переживают тяжелые времена, и я не исключение. Я ненавижу тот момент, когда получаю каждое утро информацию о количестве убитых и покалеченных детей. Но каждый раз, когда вроде бы совсем нет сил воспринимать факты преступных действий оккупантов, я вдохновляюсь словами и действиями Президента, которым горжусь, заряжаюсь энергией от акций протеста в оккупированных городах и снова набираюсь сил на дальнейшую борьбу.

Мы должны всем обществом сплотиться для спасения каждого украинского ребенка, предоставления каждому необходимой поддержки и помощи, а по окончании войны — психологической реабилитации. Ибо вместе мы — сила!

Редактор: Кира Гиржева

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X