«Это ужасная тенденция». Психологиня Екатерина Гольцберг о детской депрессии, диалоге с родителями и преодолении тревожности

22 января, 08:55
Дети начали формулировать свои чувства (Фото:Annie Spratt/unsplash)

Дети начали формулировать свои чувства (Фото:Annie Spratt/unsplash)

Психологиня Екатерина Гольцберг рассказала в эфире Радио НВ о детской депрессии, коммуникации родителей со своими детьми по поводу их эмоционального состояния и преодоления тревожности.

С гостьей общались Инна Марецкая и Алла Кошляк, ведущие шоу Новый день, выходящем на волнах радиостанции.

- Оксфордские исследователи определили детское слово 2021 года – это слово «тревожность». На втором месте «сложный». Есть еще такие слова, как «изолировать». Что они означают и что означает это исследование, насколько оно соотносится с нами, потому что дети почти в одинаковых условиях находятся на пандемии, то есть на дистанционке. Как вы трактуете это исследование?

Видео дня

– Во-первых, у меня, как психолога, есть определенное понимание, что дети начали формулировать свои чувства. Это хорошо, что они смогли сформулировать такое слово как «тревожность». Я вам честно скажу, еще десять лет назад дети переживали тревогу, но не могли сформулировать. Когда мы можем что-то сформулировать как слово, вынести это в пространство, мы уже имеем возможность получить помощь, и это очень хорошо. Когда мы не можем сформулировать, знаете, «почему ты плачешь? потому что…». Тогда мы решаем этот вопрос. Если я плачу и не знаю, почему я плачу, то, конечно, мне помочь сложнее.

– Надо сначала искать причину, значит, а потом уже с ней как-то бороться.

– Да. А здесь есть тревога и мы понимаем, что тревога – это действительно общее состояние и взрослых, и детей. И взрослые действительно, как вы уже сказали, оказывают большое влияние на то, что чувствуют дети. Дети сейчас спрашивают, в нашей стране точно, и позавчера мой сын спросил: мама, а что я буду делать, если вы с отцом отправитесь в армию? Мне тоже хочется что-то ответить, я понимаю, что у него есть тревога и хорошо, что у него есть возможность сформулировать этот вопрос, что он его объявил, назвал свою тревогу.

– Как же максимально здоровым способом отвечать на такие вопросы?

- Во-первых, что я взрослый человек и я контролирую что-то. Если я сама в панике, то, конечно, ребенок хочет взять определенные обязанности на себя. Но не все обязанности ребенок может вынести, он еще не совсем взрослый для этого. Поэтому мы должны рассказать предел ответственности за себя и предел ответственности нашей за ребенка. И что-то мы точно говорим: «об этом ты не беспокойся, о еде можешь не беспокоиться, об определенной безопасности, которую я обеспечиваю». Но есть вот, например, твоя возможность в этом помочь, быть полезным, в этом проверить какие-то последствия своих действий. Быть осторожным, например с незнакомцами, не доверять таким-то и таким людям. И тогда ты в безопасности. Мы вместе обеспечиваем твою безопасность. Но не все можешь ты, что-то должен делать я, как взрослый человек.

– А вообще украинцам, украинским родителям присущи такие разговоры с детьми? Или больше они суетятся о быте, о еде, обуви и так далее?

– К сожалению, мы больше обеспечиваем такие бытовые потребности ребенка. Действительно: еда, одежда, чтобы тепло было. Но психологические, уже современные родители приобщаются к этим разговорам и инициируют их, они очень нужны детям. Потому что это такие экзестенциальные кризисы, которые переживает каждый человек и ребенок тоже. И если он не будет иметь своевременные ответы на свои вопросы, он начнет искать их у других или будет иметь определенный тупик. И если бы я сказала, какое слово доминирует в моем кабинете в этом году, это слово – «депрессия». И действительно, детская депрессия помолодела, и она стала проблемой детей. И это не только в Украине, действительно, это во всем мире такая тенденция. Но она ужасна. Среди девочек, подростков очень распространена депрессия. И ее сопровождает аутоагрессия, селфхарм, какие-то мысли о суицидах. И действительно, мы должны на это обратить внимание и говорить с детьми о том, что…

– Что они чувствуют, об их психологическом здоровье.

– Да. И что они чувствуют, и о будущем. Потому что дети жалуются, что у них нету будущего, они его не видят. И это тоже очень досадно, потому что когда я не вижу будущего, я ничего не делаю для того, чтобы оно произошло, чтобы оно случилось.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X