Советы психолога. Как говорить с детьми о войне

30 декабря 2022, 08:20
Как говорить с детьми о войне (Фото:depositphotos/olesiabilkei)

Как говорить с детьми о войне (Фото:depositphotos/olesiabilkei)

Главная психологиня проекта Gen.Camp Оксана Шленская рассказала, как правильно говорить с ребенком о войне. И нужно ли вообще это делать?

Сегодня мы живем в новой реальности, просыпаемся от звуков взрывов, прячемся в укрытии от вражеских ракет и проводим будни при свете свечей. Война продолжается в Украине уже одиннадцатый месяц и как бы мы ни старались, адаптация к новой реальности проходит тяжело. Особенно чувствительны в этом вопросе дети.

Видео дня

Оксана Шленская

кандидат психологических наук, психолог, психотерапевт со стажем более 30 лет, главная психологиня проекта Gen.Camp

Нужен ли психолог ребенку, пострадавшему от войны? Могут ли с этой ролью справиться родители?

В психологии есть понятие контейнерирования: когда ребенок не может справиться со своими эмоциями, родители помогают ему их пережить. То есть родители используют свой эмоциональный ресурс в качестве «контейнера» для эмоций ребенка: успокаивают, выслушивают и объясняют чувства. Во время войны родители не могут в таком же объеме принять переживания, боль своих малышей, потому что тоже переполнены болью и страданиями.

Когда мама переживает, плачет, она становится для ребенка ненадежным объектом привязанности. Тогда ребенок сам прекращает ей рассказывать о своих переживаниях. Он может молчать, потому что видит боль мамы и боится ее нагружать еще и своими переживаниями. Любая скрытая травма рано или поздно проявится. Поэтому роль психолога в таких случаях перенять на себя эту боль и переживания.

После пережитого травмирующего события у ребенка спустя определенное время могут проявляться последствия. К примеру, чрезмерные болезни. Ребенок может начать болеть, родители будут лечить насморк, могут проявляться симптомы астмы, колит, гастрит, расстройство пищевого поведения и т. д. — все эти болезни лечат в комплексе с психологом.

На самом же деле психолог нужен не только пострадавшему ребенку, но и его родителям/опекунам. Ведь в период переживания ребенком травмы возникает потребность в особом отношении к воспитанию, чтобы не причинить ребенку еще больший вред.

Не стоит думать, что боль пройдет сама, что время лечит. Обращайтесь к специалистам вовремя.

Чем могут навредить родители ребенку, пережившему травмирующее событие?

Сейчас все и маленькие, и взрослые измотаны событиями настоящего. Поэтому часто вместо того чтобы выслушать и поддержать ребенка, взрослые могут использовать рентные установки по типу: «нам все должны», или «ты еще маленький». Такую коммуникацию следует заменить словами благодарности и сделать акцент на компетентности. В нашем лагере, например, по программе мы строим цепочку благодарности. Каждый день завершается благодарностью. Это привычный обряд. Мы благодарим за то, что мы едим яичницу, которую пожарил повар. Спасибо той женщине, которая вырастила курицу, которая потом снесла то яйцо. Спасибо мужчине, который на комбайне собирал зерно, чтобы ту курицу кормить и в конце благодарим того, кто придумал тот комбайн.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Нельзя запрещать ребенку проявлять чувства, говорить ему: «будь настоящим мужчиной, не плачь» и т. д. Нельзя принуждать ребенка, типа: «радуйся», тогда когда ему не радостно. Это формирует чувство неполноценности у ребенка. Также неуместно подкрепление истерики родителями и чрезмерное успокоение. Лучшим решением в таких случаях будет просто обнять ребенка или дать ребенку просто поплакать, это тоже надо.

Уместно ли применять наказание к ребенку, пострадавшему во время войны

Я против наказания, потому что это несправедливо по отношению к ребенку. Забрать гаджет — это несправедливо. Я советую родителям применять вместо наказания, метод «санкций». Они справедливы и вызывают у детей меньше сопротивления, например, съел запрещенные чипсы, поэтому теперь ешь овсяную кашу 3 дня, потому что организму нанесен определенный ущерб, который нужно компенсировать.

Как подготовить ребенка к возможному стрессу?

Прежде чем родителям говорить с ребенком о войне, им следует самим поработать со своей тревогой. Но говорить с детьми о том, что в Украине происходит, надо. Говорить только правду, но потому, что ребенок может понять. Здесь все зависит от возраста ребенка. Именно родители должны подготовить ребенка к тому, что может не быть света, но при этом объяснить, что у нас фонарик и павербанк. То есть мы говорим об ограничениях, а дальше говорим о возможном выходе из ситуации.

Также родителям следует сфокусировать внимание на компетентности: договориться, с ребенком, что он должен быть ответственным, например, за заряд павербанка и этого же фонарика. Относительно звуков сирен воздушной тревоги следует объяснить ребенку, что это не угроза, а предупреждение о том, что мы должны идти в безопасное место. Детям важно также объяснить, зачем мы туда идем, что это безопасное место, что нас защищают военные. И в таких обстоятельствах тоже давать ребенку ответственность, например, за воду, которую берем с собой в укрытие или тот же павербанк и т. д.

Как после пережитых событий ребенок начал лгать и фантазировать…

Чрезмерная фантазия — одна из возможных реакций на травмирующее событие у ребенка. А еще нереальное/гиперболизированное описание событий, выдумки или вранья. В психологии этот термин называется «защитное фантазирование».

Ребенок прибегает к чрезмерному фантазированию, когда испытывает дефицит в чем-либо. Придумывая разные нереальные истории, он компенсирует свои нужды, которые остались неудовлетворенными.

Например, если ребенок постоянно голодает, он может рассказывать, что дома у него много вкусной пищи, если испытывает недостачу в игрушках, он может хвастаться огромным их количеством и т. д.

Если ребенок стал свидетелем травмирующего события, во время которого он потерял кого-то из близких, и после этого начал часто обманывать, такое поведение связано с нежеланием ребенка принять смерть.

В таком случае взрослым следует проявить терпимость. Нельзя отвечать, что это ложь или такого не может быть. При этом родителям или опекунам следует быть внимательными и дифференцировать поведение своего ребенка, чтобы чрезмерные фантазии не были галлюцинациями.

В нашем лагере есть дети, которые после потери родителей придумывали, что мама жива, рассказывали другим детям, какая она хорошая, сколько ей лет. Или ребенок придумывал, что у него есть дворец, машина и личный водитель. Это не ложь, а защитное фантазирование.

Когда ребенок придумывает, что погиб на самом деле не папа, а другой человек, это отрицание, связанное с нежеланием принять смерть близкого человека. Так фантазируют и взрослые. И это тоже норма. Среди участников нашего лагеря была девочка, например, переписывавшаяся с погибшим папой.

Если ребенок фантазирует, что все хорошо, это нормальная реакция, это один из способов защиты. Людям, находящимся в сложной ситуации свойственно фантазировать ландшафтные мотивы, на чем собственно и выросла кататимно-иммагинативная терапия.

Но если фантазии ребенка сводятся к негативу: слышит обстрел или ракетные взрывы, когда их нет — это могут быть галлюцинации. В таких случаях следует обратиться к специалисту.

В образовательно-психологическом лагере Gen.Camp проходят реабилитацию дети из горячих точек Украины, пережившие тяжелый травмирующий опыт и ставшие свидетелями страшных военных преступлений. В настоящее время идет вторая смена лагеря. Психологи работают по уникальной программе, разработанной украинскими специалистами, которая базируется на принципах когнитивно-поведенческой терапии и кататимно-имагинативной психотерапии, признанных психотерапевтическими методами во всем мире.

Редактор: Кира Гиржева
Показать ещё новости
Радіо NV
X