Если обеспокоены войной. Как взрослым уберечь детей всех возрастов от тревоги — советы психолога

18 февраля, 15:19
Семья на кухне, окна которой выходят на линию разграничения, Красногоровка, май 2020 года (Фото:UNICEF/UNI330535/Filippov)

Семья на кухне, окна которой выходят на линию разграничения, Красногоровка, май 2020 года (Фото:UNICEF/UNI330535/Filippov)

Вторые сутки на Донбассе боевики обостряют конфликт: под обстрелы попадают школы, детские сады и жилые дома. Однако если дети не являются непосредственными участниками этих событий, даже младенцы в другой части страны могут испытывать тревогу из-за обеспокоенности взрослых войной, рассказывает семейный психолог Екатерина Гольцберг.

В эфире Радио НВ эксперт посоветовала, как уберечь детей всех возрастов от тревоги.

Екатерина Гольцберг

Семейный и детский психолог

Дети очень хорошо и точно реагируют на волнение и реакцию [взрослых], а тем более, если они близки. Считывается это иногда по мимике, пантомимике, тембру голоса. Даже по запаху дети (особенно младенцы) могут чувствовать, что что-то происходит. Папа, может быть, гасит свою тревогу алкоголем. Тогда они знают: если от него плохо пахнет, значит, папа волнуется.

Видео дня

В одном случае дети начинают задавать вопросы, в другом — молчат и тревожатся внутри себя. Если задают вопросы — это очень хорошо, значит, имеют возможность высказаться и спрашивать. Тогда мы честно отвечаем на вопросы, но по возрасту.

Младенцы реагируют скорее на тургор (напряженность — ред.) наших мышц, тогда они начинают плакать. Что успокаивает такого ребенка? Еда, теплое питье, определенные вещи.

Ребенок трех лет уже видит другую тревогу — папа хмурится, мама плачет или что-нибудь другое. Тогда он может реагировать телесно, а может даже заболеть. И так же телесно мы его должны поддерживать: больше объятий, больше времяпрепровождения вместе. Когда мы играем, прикасаемся друг к другу, то сигнализируем «я рядом, на меня можно опереться».

Дети младшего школьного возраста уже слышат информацию, могут ее анализировать и спрашивать какие-то точечные вещи: «Мы умрем?», «Ты пойдешь на войну?» Мы на такие вопросы должны отвечать просто. Не надо слишком длинных объяснений, говорить, что это такая гибридная война. Важно сказать простыми словами, что есть враг. Для детей более понятно, когда мы говорим черно-белыми вещами: свои или чужие. В то же время мы не должны создать большую вражду — все чужие плохие, их надо бить. Мы должны давать понимание, что стараемся сохранить мир, а не воевать. Это более ценно, чем война.

У подростков мы уже спрашиваем «а что ты об этом думаешь?» Выслушав их мнение, создаем определенный диалог, размышляем, даем им вырабатывать определенные планы. Может быть, мы скажем, что это очень хороший план. Можем сказать, что этот план не очень подходящий из-за факторов, которые будут мешать его реализовать. Подростки — это возможность диалога.

Редактор: Юлия Козина

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X