Против нищеты «русского мира». Как действует гастрономический фронт Украины — исследовательница еды

21 июня, 12:17
World Central Kitchen начали работу в Украине уже 25 февраля (Фото:instagram.com/wckitchen)

World Central Kitchen начали работу в Украине уже 25 февраля (Фото:instagram.com/wckitchen)

Недавно испанское издание 7 Caníbales выпустило статью гастроэнтузиастки Авроры Огородник о еде во время войны. Публикуем полный перевод текста.

Аврора Огородник

Гастроэнтузиастка и гастропутешественница в поисках вкусов и смыслов

Полномасштабная война россии против Украины длится уже более трех месяцев. Для меня, как для исследовательницы пищи, самым драматичным переживанием (после, разумеется, физической гибели людей) является угроза голода.

Видео дня

Только представьте, что на земле, которая выращивает и производит сельхозпродукцию в количестве, которым можно накормить до миллиарда людей (32 млн 199 тыс. тонн зерновых и зернобобовых культур Украина экспортировала только за 2021 год, сообщает Министерство аграрной политики и продовольствия Украины), прямо сейчас люди голодают. Люди не имеют доступа к воде, еде, не могут ее ни купить, ни приготовить. Речь идет в первую очередь о территориях Востока и Юга, которые сейчас находятся под оккупацией российских войск и в зоне боевых действий. Также волосы встают дыбом, когда слушаешь смотришь или читаешь показания украинцев на освобожденных территориях к северу от Киева, находившихся в оккупации около месяца.

Практически с первых дней после нападения россии, еще не оправившись от шока, я начала собирать свидетельства о том, что происходит с едой во время войны, документировать показания, фото и видео, которые украинцы выкладывали в соцсети: волонтерская еда на вокзалах и в приютах (и здесь мы должны поблагодарить WCK, которые развернули свою деятельность уже 25 февраля и без устали работают каждый день по всей стране); рестораны, которые превратились в фабрики по производству бутербродов и сухпайков; фотосвидетельства о «застольях» русских военных в разграбленных ими домах и квартирах; полупустые полки супермаркетов…

Следует отметить, что украинский гастрономический фронт открылся практически сразу. Видимо, сработал опыт Революции Достоинства 2013−2014-х годов, когда на Майдане ежедневно кормили тысячи людей и вообще, горячая еда и напитки, которые разносили волонтеры, были «первым причастием» для всех, кто ступал на территорию революции. К тому же нужно помнить, что у теперь городского населения Украины достаточно крепкие связи с селом и вообще аграрное прошлое и память о нем, очень сильная, сохранилась. Это и обусловило, думаю, столь значительную роль, какую играет пища в этой фазе войны.

Первым гастро-мемом (а потом их было много, юмор оказался такой специальной защитой, с помощью которой мы все выживали в сверхчеловеческих условиях), который распространился по сети, стал совет российским военным обязательно насыпать в карманы семечки, чтобы, когда они погибнут (а это должно произойти обязательно) и станут удобрением, сквозь них прорастет что-нибудь полезное. Кстати, именно «удобрение» и «чернозем» стали словами-идентификаторами для захватчиков. А паляница — паролем для распознавания российских диверсантов. Оказалось, что произнести это слово им не под силу. Так практически сразу стало ясно, что еда в этой войне — мощное оружие.

Предоставлено Авророй Огородник
Фото: Предоставлено Авророй Огородник

Но это оружие было использовано и против нас. И что важно — не впервые. Путинская орда применяет методики, благодаря которым в 30-х годах прошлого столетия сталинская диктатура создала на плодородной земле Украины искусственный голод, геноцид украинского народа, Голодомор. Как тогда, так и сейчас специальные отряды вывозили зерно и другие продукты, забирали все запасы, обрекая целые семьи, села, города на смерть от голода. Сегодня каждый день мы видим в новостях видео о том, как украинское зерно грузится на идущие в россию корабли, а фермерская продукция с плодородного юга отправляется в оккупированный Крым.

Несколько последних лет конец апреля и весь май мы праздновали сезон украинской спаржи. Это растение, свидетельство о котором есть в исторических исследованиях эпохи украинского казачества, было забыто, и его выращивание возродилось только сейчас. Одно из крупных хозяйств, которое могло обеспечить все супермаркеты страны, Gourmet из Любимовки, находится в Херсонской области. Листая свои воспоминания за прошлые годы я спросила их об урожае этого года и получила ответ, что они его не будут собирать, из-за требования оккупантов отдавать все за бесценок.

В мирной жизни начало мая для всех нас было радостным, как дополнительные небольшие каникулы перед большим летом. Но не в этом году. В самом конце апреля был освобожден север Киевщины и весь мир увидел, что оставляет после себя «русский мир». Мы были готовы увидеть разбитые дома и убитых людей — идет война, иллюзий у нас не было. Но мы были совершенно не готовы увидеть, как уютные апартаменты, дома, таунхаузы счастливых людей были превращены в застенки, места для изнасилования и пыток, и казни в конце концов… Фото и видео, которые потекли рекой из Бучи, Гостомеля, Ирпеня, показывали картины, присущие Средневековью, когда солдатам отдавали на разграбление города и деревни.

Предоставлено Авророй Огородник
Фото: Предоставлено Авророй Огородник

Отдельным жанром выступали натюрморты, которые оккупанты оставляли по себе. Они очень похожи друг на друга, поэтому можно сделать вывод, что это такой тренд в современной российской практике питания: все съедобное вывалено на один стол, вокруг — кучи экскрементов и полностью разграбленые, разрушенные квартиры. Трудно поверить, что так поступают современные нам люди, живущие на территориях, которые отдалены от Европы всего на несколько сотен километров. А рестораны их страны еще недавно получали звезды Мишлен и места среди 50 лучших ресторанов мира. После просмотра этих свидетельств современная русская кухня для меня теперь именно такова — еда для животных, а не людей.

Предоставлено Авророй Огородник
Фото: Предоставлено Авророй Огородник

Собирая и обрабатывая материалы для корпуса текстов о Еде Войны, я совершила экспедицию в глубь Киевской области, в села, которые были оккупированы и отрезаны от путей поставки пищи. Все они испытали голод. Еще не такой страшный, каким бы мог он быть, продержись русские войска подольше. Спасением стали запасы овощной консервации, которые хранились в каждом доме, засоленное сало — в общем-то, идеальная еда и одновременно наша национальная гордость, и гениальные рецепты трудных времен, которые придумывали искусные хозяйки при дефиците почти всех привычных ингредиентов, а также света и газа.

Больше всего не хватало хлеба, который до нападения можно было просто купить в деревенском магазине. Вместо него стали печь домашний, пока была мука. Но и она кончилось, а оккупация все еще продолжалась. Тогда в дело пошли корма для животных, из которых выбирали овес, кукурузу, пшеницу, измельчали это и выпекали лепешки или блины. Надежда из села Феневичи угостила нас такими — они безусловно вкусные, но, говорит она, как мы скучали по вкусу ржаного! Именно этот, черный, кислый хлеб люди смаковали, как конфеты, после освобождения. Украина — житница Европы и одновременно страна, в которой у людей не было хлеба…

Но самое страшное — это слышать рассказы тех, кто сидел неделями в бомбоубежищах и подвалах Мариуполя. Два дня подряд я говорила об этом с художником Даниилом Немировским, который смог эвакуироваться только в конце марта. Его историю я еще расскажу. А пока можно посмотреть рассказ о «Тете Суп», которая кормила детей в подвалах Азовстали. Разве можно поверить в то, что происходит сейчас с нами? В абсолютно европейском приморском городе, где люди должны есть мидии на набережной, а вместо этого дети там мечтают неделями о пицце и рисуют ее.

Война продолжается и еда в ней — такое же мощное оружие, как ракеты или пули. И нам еще предстоит набраться сил, чтобы переварить все, что мы должны увидеть. А я продолжаю все это фиксировать и документировать. Чтобы это стало свидетельством геноцида.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X