Хватит себя жалеть? Что такое зона комфорта и стоит ли из нее выходить

5 ноября 2020, 23:03

Сколько раз за последние годы вы прочли или услышали от умных людей фразу: «А ты просто выйди из зоны комфорта»?

Самое удивительное, что обычно это пожелание звучит в ответ на нашу жалобу как раз по поводу дискомфорта.

— Мне не хватает денег на самое необходимое.

— А ты выйди из зоны комфорта и начни зарабатывать!

Видео дня

— У меня много тревоги по поводу здоровья.

— А ты выйди из зоны комфорта и начни заниматься спортом!

— Я не справляюсь с детьми и своей работой на карантине.

— Выйди из зоны комфорта, начни вставать в четыре утра, чтобы успевать работать, пока дети спят!

Мне все время хочется спросить у этих советчиков — а вы уверены, что те, кому вы рекомендуете выйти, находятся в зоне комфорта? Как вы это узнали?

Когда я выхожу из своей зоны комфорта (в которой я предпочитаю не задавать вопросы самоуверенным и самодовольным людям) и спрашиваю их об этом, внезапно слышу в ответ что-то вроде: «Им просто нравится быть несчастными. Все эти несчастные люди получают вторичную выгоду от своего несчастья. Они могут продолжать себя жалеть, оставаться несчастными и ничего не делать».

Выйти из зоны комфорта чаще всего будут предлагать люди, которые этой зоны в своей жизни не видели

Я специально выделила некоторые слова. Потому что они звучат убедительно, не правда ли? Вот слово «нравится», например — очень удобное объяснение любому явлению.

Когда я была маленькой, некоторые слова мне не удавалось произносить правильно. Например, слово «котлета» у меня звучало как «каклета». Когда ребенок в три с половиной года уже умеет читать и при этом произносит «каклета», это выглядит как насмешка. По крайней мере для некоторых взрослых было именно так.

— Дайте ей ремня, ей же нравится над вами издеваться, — посоветовали знакомые моим родителям.

Я очень удивилась такому совету и запомнила его. Так же как и повод, по которому он был дан. Ведь для меня слово «котлета» звучало именно как «каклета». И чтобы понять, что я делаю не так, мне пришлось специально прочесть это слово в маминой тетрадке кулинарных рецептов. Дело в том, что в детских сказках, которые я читала в три с половиной года, слово «котлета» не встречалось. А взрослые, если честно, обладают такой себе дикцией. Они все произносят «каклета». Особенно, когда заставляют ребенка выговаривать по слогам:

— Как! Ле! Та! А ну-ка повтори!

В общем, вы уже поняли, что вывод «ей это нравится» если «она может это прекратить, но не прекращает» — это вывод, чаще всего основанный на желании дать ремня, а не на реальном намерении разобраться и помочь.

Если собеседник хорошо подкован в области популярной психологии, он начнет ссылаться на растиражированное понятие вторичной выгоды. Обычно под вторичной выгодой понимают какое-то неявное, скрытое от взглядов окружающих преимущество, которое человек получает от видимой проблемы. Давайте на секундочку сойдем с ума и представим, что от страданий или дискомфорта действительно можно получить некую «выгоду». Ну давайте умозрительно предположим, мы же имеем такое очень человеческое право — рассматривать самые дикие и нелепые идеи? Если вторичная выгода существует, то в чем выгода первичная?

Когда я задаю этот вопрос адептам вторичной выгоды, мне почему-то отвечают сначала мычанием, а потом начинают ссылаться на Фрейда и его «выгоду от болезни». При всем уважении к наследию Сигизмунда Шломо Яковлевича, всерьез говорить о выгодах болезни для больного во времена, когда болезнь куда больше ограничивает и ухудшает качество жизни, чем приносит хоть какие-то социальные преференции, просто нелепо. Страдание, о котором человек заявляет как о страдании, и от которого озвучивает желание избавиться, не приносит удовольствия или выгод — ни первичных (в качестве способа снижения тревоги, как у Фрейда), ни вторичных (здоровый и богатый человек живет намного качественнее и «выгоднее», чем больной и бедный).

Да, собственно, и в прочие времена выгода от болезни существовала только в воспаленном от жадности мозге рабовладельца, которому от здоровых рабов была прямая выгода, а больных приходилось лечить или продавать за бесценок. Рабам действительно было «более выгодно» болеть, потому что ежедневный ненормируемый изнурительный бесплатный труд зачастую был хуже даже самой тяжелой болезни. Поэтому, если кто-то действительно «получает выгоду от болезни», срочно проверьте, нет ли вокруг «выгодополучателя» признаков экономического насилия над ним или торговли людьми.

Словосочетание «жалеть себя» в контексте «хватит себя жалеть» произносят иногда те же самые люди, которые любят экономить на зарплатах сотрудникам, люто торгуются до последнего вздоха, чтобы получить скидку, и в целом крайне трудно расстаются со своими ресурсами. По идее это «хватить себя жалеть» означает следующее: «Мне становится дискомфортно от того, что я в настоящий момент имею ресурс, которого нет у тебя. И мне не хочется этим ресурсом делиться, потому что я очень беспокоюсь, что этот ресурс закончится. У меня проблемы с базовой безопасностью и доверием к миру. А твои жалобы делают мне еще хуже, я испытываю конфликт желания поделиться ресурсом с желанием сэкономить, ведь такая беда, как у тебя, может коснуться и меня. А в беде каждый сам за себя, так меня научила жизнь». Хотя иногда «хватит себя жалеть» означает: «Хватит себя жалеть и просить повышения зарплаты, иди и работай на мое благо за копейки, потому что иначе я тебя уволю».

В общем, если присмотреться повнимательней, выйти из зоны комфорта чаще всего будут предлагать люди, которые этой зоны в своей жизни не видели. И даже зачастую не знают, как она выглядит. Или видели, но хотят оставаться там сами, своим уютным сообществом. И вас туда не приглашают.

Так что же делать, когда в жизни нужно что-то менять, а вместо перемен получается только в лучшем случае себя жалеть, а в худшем — выслушивать от доброжелателей про вторичную выгоду от отсутствия перемен? А вот как раз искать эту зону комфорта.

Если человек все еще жив в самой большой неприятности, значит, есть что-то такое, что его жизнь поддерживает. Вот это поддерживающее и является малюсенькой зоной комфорта, которую можно и нужно расширять. Честно говоря, это и является настоящим выходом из зоны комфорта. Из крошечной зоны комфорта за ее пределы — в чуть большую зону комфорта. Потом в еще чуть-чуть большую. А когда станет тесновато и в ней — расширить и это пространство. Для этого придется учиться новым моделям поведения, но эффективнее всего человек учится именно в состоянии психологического комфорта.

Это, конечно, справедливо, только когда дело касается каких-то абстрактных знаний. Стратегиям физического выживания мы обучаемся как раз в состоянии далеком от зоны комфорта — в период опасности и крайне острого дискомфорта. Но, увы, эти знания очень ограничены в применении и часто слишком жестко закрепляются, а затем препятствуют получению нового опыта, не связанного с угрозой здоровью и жизни. В условиях, требующих развития и стратегий «мирного времени», они могут быть бесполезны или даже вредить.

Как правило, если человек не может последовать совету «выйди из зоны комфорта», он в ней наверняка никогда и не был. И его действия или бездействие по поводу улучшения собственной ситуации как раз продиктованы отсутствием опыта обучения в зоне комфорта. Хотите действительно помочь человеку попасть в зону комфорта? Узнайте у него, что ему действительно, по-настоящему, нравится, и приучайте его к хорошему постепенно и надежно. Хотите сказать человеку: «Тебе просто нравится страдать»? Лучше скажите правду: «Я не чувствую сил и возможности тебе помочь, и это заставляет страдать меня». Хотя говорить правду о себе — это же выходить из зоны комфорта? Ну да. В новую зону комфорта — туда, где больше свободы быть собой и не скрывать свои настоящие чувства.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X