Особенный путь. Почему не удается ничего объяснить россиянам

28 мая, 19:53
Карта России (иллюстративное фото) (Фото:AlexKosev/Depositphotos)

Карта России (иллюстративное фото) (Фото:AlexKosev/Depositphotos)

В основе «загадочной русской души» — сложная конструкция, обосновывающая справедливость и правомерность насилия России над другими

Почему не удается ничего объяснить россиянам?

1. В России безопасность и качество жизни определяется правом сильного. Еще в XVI веке это отмечали путешественники из Европы: смерды и холопы не имеют мотивации работать, потому что любые результаты их деятельности могут забрать высшие по рангу военные или бояре. В свою очередь бояре и военные так же ничтожны перед самодержцем. В общем, мы видим это и сейчас: свободное предпринимательство в России практически невозможно. Сила и статус решают все. Так принято в культуре уже не менее 500 лет.

Видео дня

2. При этом все детство ты всегда слаб. Даже если ты доминируешь среди друзей и вы вместе издеваетесь над еще меньшими, над вами всегда есть множество людей, систематически совершающих насилие по отношению к вам.

Во взрослом возрасте большинство тоже слабы. Гражданин всегда в опасности по отношению к силовикам и чиновникам. Сильные всегда имеют над собой еще более сильного, и он может их уничтожить. А самый сильный — в самом большом стрессе, потому что боится, что его сбросят и уничтожат (кстати, у животных с жесткой иерархией так же: самый высокий стресс на низших и высших ступенях иерархии, посередине немного меньше).

И убежать некуда. Ниши для независимых людей, которые не хотят интегрироваться в насильственную иерархию, — ничтожны.

Русский неспособен осознать, что Россия — это зло, потому что вне России его не существует

3. Ситуация, когда безопасность определяется правом сильного, но ты всегда недостаточно силен, психически неприемлема. Человек не может так жить. Поэтому в русской культуре есть эффективный компенсатор. Сложно сказать, когда его придумали. Очень давно. Это перенос чувств на группу: «Пусть я живу в дерьме, зато наше племя — сильное и всех бьет!»

В целом, подобный перенос есть у большинства людей на Земле. Это краеугольный камень патриотизма, если уж на то пошло.

И проблемы с иерархией и насилием тоже есть во всех культурах.

Но в психике целостного и гармоничного человека действует целый ряд сдерживаний и противовесов. Если же в основе личности лежит тотальная незащищенность и бесправие, этот механизм становится единственной защитой от самоуничтожения. Плюс навязчивый культурный нарратив отовсюду окончательно цементирует эту структуру: «Право на жизнь имеет только сильный, я прав не имею, я существую настолько, насколько сильно мое государство».

4. В результате сочетания этих трех факторов имеем слияние личности с государством, «особый путь» и всегда, всю историю Московии и России — пренебрежение к другим народам. Ненависть и пренебрежение к слабым. Страх, ненависть и пренебрежение — к сильным. И классический пул вопросов, звучащий во всех разговорах с русскими: «Вы нас любите? Вы нас уважаете? Почему вы нас не любите? Вот мы ударим — и будете уважать!»

5. Вся эта конструкция в голове находится в жестком противоречии с целым рядом моральных потребностей. Человек не хочет оскорблять других, у нас от природы заложена склонность кооперации и взаимоуважения.

Пожалуй, именно из этого противоречия и произрастает «загадочная русская душа». В ее основе — сложная конструкция, обосновывающая справедливость и правомерность насилия России над другими и злодейство и ничтожность всех вокруг. Поэтому Россия всегда наполнена дискриминационными анекдотами и шутками на национальную тематику (и потому нам стоит наконец-то отказываться от анекдотов такого рода — о немцах, молдаванах, чукчах и т. п.).

И потому они легко верят в нацистов, «дамбили бамбас», биолаборатории и «это они сами себя убивают»: иначе они или становятся безнравственными (что недопустимо, потому что п. 5), или должны прекратить насилие (а это невозможно, потому что п. 1−4).

И да, в этой дегуманизации уже заложены все необходимые возможности для тотального уничтожения и любых издевательств над врагом: все оправдывается «особой миссией» и «борьбой против всего плохого».

Превосходство, благость, непогрешимость.

Что мы имеем на выходе?

Русский, если он ассоциирует себя с русской культурой, стабилен ровно настолько, насколько эта культура закрывает ему большую дыру в психике. Пытаясь ему объяснить, что его государство творит зло и что это зло укоренено во всей культуре, включая Пушкина и Достоевского, мы пытаемся снять с него почти всю его личность.

Его не существует вне русской культуры и «особого пути». Он не способен осознать, что Россия — это зло, потому что вне России его не существует, а если Россия зло, тогда и он сам есть зло, а признать себя злом — акт высшей внутренней силы.

Можно ли с этим что-нибудь сделать?

Некоторым россиянам удалось избежать этого комплекта установок в голове. И это не русские либералы (те в основном имперцы). Но такие люди действительно есть, некоторых я знаю лично. Они все или в эмиграции (часто в Украине и даже в нашей армии, на фронте прямо сейчас), или во внутренней эмиграции.

Но с большинством очень сложно. Они сохраняют это в себе даже после 20 лет жизни в Европе и США. Они часто успешно передают это своим детям, даже рожденным в Европе и США.

Хотя с детьми, наверное, есть шансы. Для этого нужно тотально перерабатывать базовые принципы воспитания и образования, создавать условия для личности, чувствующей свою самоценность и одновременно адекватно воспринимающей свои и чужие личные границы. Это то, что делают демократические школы.

И убирать все российские нарративы. И это сложно, ими заражены даже самые стабильные демократии.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X