Взрослые, включите мозг. Как говорить с детьми на сложные и пугающие темы

1 декабря 2020, 08:46

Важно, чтобы опыт, с которым столкнулся ребенок, не превышал его возможности этот опыт переварить

Детям о Голодоморе. Алгоритм разговора на разные сложные и трагические темы.

В прошлую субботу мое утро началось с нескольких сообщений о том, что ученикам младших классов вчера рассказывали о Голодоморе. Показывали мультфильм из YouTube, материалы с интервью очевидцев, при этом учительница торопилась, чтобы дети успели нарисовать рисунки «на тему». Дети были очень напуганы, их трясло (травматерапевты могут рассказать, когда бывает такая реакция). В одном из классов учительница отреагировала на состояние учеников так: «Чого це вас трусить, можна подумати». Ночью у одного из мальчиков начался приступ паники, следующим утром одна из девочек начала жаловаться на боль в животе, просить теплой воды и спрашивать, хватит ли в семье еды.

Видео дня

Я попросила дать мне ссылку на мультфильм, который показывали детям. Он называется Голодный дух. Очень сильный. И совершенно не для детей 7−8 лет. Каждая сцена этого мультфильма не для детей.

У меня много вопросов ко взрослым, которые проводят такие «уроки». О том, консультируются ли они с школьными психологами или вдруг сами решают использовать материалы, которые рассчитаны на взрослых, с детьми младшей школы.

Важно говорить с ребенком на все темы. Тема Голодомора — одна из трагических страниц нашей истории, о которой детям, конечно, важно знать. Вопрос в том как говорить с детьми разного возраста на эту и другие важные и сложные темы, учитывая особенности восприятия, возможности «выдерживания», текущий контекст, связанный с карантином, и семейные истории учеников.

Что важно учитывать:

Когда мы говорим на любую сложную тему, важно наблюдать за состоянием детей


1. Нам часто кажется, что если проект анимационный, он годится для детей всех возрастов. Мультфильм воспринимается более эмоционально и менее критично. Но у мультфильмов есть возрастная маркировка, и те, которые используются с детьми младшего возраста, должны тщательно выверяться. Конкретный мультфильм — очень хорош, но для детей 7−9 лет он травматичен. И потому что героиня мультфильма — их возраста, и они сразу идентифицируются с ней, и потому что цветовая гамма, способ изображения, аудиосопровождение подобраны так, чтобы усилить ощущение. Образы очень сильные, и для ребенка именно этого возраста — очень страшные, а по динамике монтажа все эти образы направлены на зрителя.

В мультфильме на сложную тему для ребенка важен экологичный «выход из темы» — в ощущение стабильности и надежды.


2. Когда мы говорим на любую сложную тему, важно наблюдать за состоянием детей, за тем, насколько они выдерживают напряжение. Правильным было бы остановить мультфильм, сказать детям: «Я вижу, что вам страшно. То, о чем мы говорим, было в прошлом, оно затронуло очень и очень многие семьи, но сейчас вы в настоящем, в классе, в безопасности. Мы сильны. И нам важно об этом помнить, чтобы такие ситуации не повторялись».

3. Любой сложный разговор, который может вызвать ретравматизацию (мы же знаем о травмах поколений), должен строиться по такому сценарию (это используется в травматерапии, как этапы работы с травмой):

Стабилизация — акцент на текущем моменте, на ресурсах, на том, что мы сейчас все вместе и в безопасности. На том, что мы из точки нашего настоящего имеем силы смотреть на прошлое.

Конфронтация (с темой) — информация, логичная, которую мы подаем, наблюдая за переносимостью. Причем идеально, если ребенок с нами в диалоге — диалог помогает остаться в настоящем, не погрузиться целиком в переживание.

Интеграция — наши внутренние выводы. Сила, которую мы выносим из темы. Мы ценим жизнь. Мы говорим правду, мы бережны друг к другу и к ресурсам. Мы помним. И в память о трагедиях, мы выбираем жизнь более осознанную и честную.

После страшного для детей мультфильма, рисунок на эту тему только усиливает реакцию. И рисунки в этом случае должны быть о стабилизации, о жизни, о ресурсе, о том, что у нас есть сейчас, а не о трагедии.

Если ребенок пришел из школы и начал задавать вопросы — это хорошо. Дома в диалоге мы можем снять напряжение — своим спокойствием, прикосновениями, своей поддержкой.

Я мечтаю о времени, когда взрослые рядом с детьми будут включать мозг и ориентироваться на детей, а не на отчеты. Приоритет — всегда ребенок.

Если ребенка что-то испугало во время просмотра мультфильма/фильма

Нам сложно предположить, какой опыт может стать для каждого конкретного ребенка травматичным — это зависит от многих факторов. От базового ощущения безопасности, доверия взрослым, места, где ребенок смотрит мультфильм, типа нервной системы, общей ресурсности в тот момент времени, личной истории — раннего опыта травматизации, способа обработки и восприятия информации, и многого другого. Мы никогда не сможем предусмотреть всего. Да и нельзя защищать ребенка от всех сложностей. Но важно, чтобы опыт, с которым столкнулся ребенок, не превышал возможности его переварить.

Базовые правила:

1. Информация дается по возрасту ребенка (мультфильмы имеют маркировку). Зачастую дети семи лет еще воспринимают информацию ассоциировано — они могут воспринимать себя погруженным в реальность мультфильма. Могут не ощущать границ экранного и реального мира. При этом то, что травматично в 8 лет, в 10 уже может быть освоено.

2. Опыт будет усвоен вместе со всеми полезностями, уроками, выводами, только если он «переносим». Иначе рационального осмысления не будет. А взрослый, который был рядом, и место, в котором проходил просмотр, может ассоциироваться с небезопасностью.

3. Травматичным становится опыт, в котором герой возраста ребенка встречается один на один с разрушительной силой намного больше его (смертью, опытом нарушения целостности тела, стихийным бедствием, образами смерти — 7 лет это возраст страха смерти) без возможности адекватно отреагировать, без волшебных сил, инструментов, помощников. И в результате не находит выхода из ситуации.

4. Мы заранее сами знакомимся, как минимум, с синопсисом. Есть разница — ребенок сам выбирает мультфильм или мы ему предлагаем (часто дети выбирают странный для нас контент, как защитную реакцию и способ справиться со страхом, дать место агрессии и напряжению).

5. Стараемся, чтобы новый мультфильм, особенно на сложную тему, ребенок не смотрел в одиночестве.

6. Если тема сложная — важно вначале дать о ней рациональную информацию.

7. Мы наблюдаем за реакцией ребенка. Если видим, что он закрывает ушки, сжимается, прижимаемся к нам, говорит, что ему страшно — делаем звук тише, возможно, останавливаем мультфильм, если возможно, прикасаемся к ребенку. Даже если нам кажется, что бояться нечего, поддерживаем ребенка в его чувствах. Если в его субъективной реальности ему страшно, значит, нам важно в любом случае быть рядом с ребенком в его субъективной реальности. Вместо слов «тут нечего бояться, это же просто мультфильм» мы говорим: «Слушай, оно выглядит действительно страшно. Тебя напугал звук, цвет, герой, то, что происходило? А как мы могли бы защититься от него? Если бы мы были супергероями, что бы мы делали?»

8. Нам важно предложить ребенку действие — например «поставь перед собой руки, как защитный экран, и с громким звуком (фух!) и движением ладошками оттолкни то, что сейчас пугает, обратно в экран».

9. Предлагаем обнять ребенка и спрашиваем, будем ли смотреть мультфильм дальше.

10. Предлагаем: «Хочешь, укроемся пледом, сделаем защитный круг (из полотенца или ниток, разделяющий экран и нас)?»

11. Спрашиваем: «Хочешь вооружиться чем-то, чтоб было легче смотреть (водяным пистолетом, игрушкой, любым символом силы)?» Видите, мы не закрываем ребенка от опыта, мы его укрепляем в том, чтобы с ним встретиться.

12. То, что было страшно, можно нарисовать и засунуть в «сейф».

13. Можно нарисовать в окружности — как будто «заперев» его.

14. Представить, что направляем на него уменьшитель.

15. Хлопаем в ладошки, «закрывая» мир мультфильма. Как окно в компьютере.

16. Играем в режиссеров и переделываем сценарий.

17. Если ребенок жалуется на то, что в конкретном месте в теле стало больно, тяжело, «дрожит» — прикасаемся к этому месту, представляем, что солнечный свет расслабляет и промывает его. Спрашиваем, что там сейчас «застряло» — и, возможно, «вытряхиваем» или «растворяем» это. Вместо напряжения важно «поместить» в это место образ силы, любви.

18. Говорим о том, что сейчас мы в безопасности. О том, что мы защитим ребенка и у нас есть силы с этим справиться.

19. Если сюжет о реальных событиях — говорим о том, что это, правда, страшно. И это часть истории. И нам важно сделать все, чтобы это не повторилось. Но у героя мультфильма своя судьба, а у ребенка — своя. Они разные. И мы верим в счастливую судьбу ребенка. Уважая то, что произошло с героем.

20. Обнимаем ребенка, приговаривая, что мы верим в его силу и что с ним всегда сила нашей любви.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X