Волшебники против пророков: кто способен спасти homo sapiens

23 декабря 2018, 19:37

Научный журналист Чарльз К. Манн рассказал на TED, как выжить человечеству когда на земле будет 10 миллиардов человек

Перевод Ланы Запольских для TED

Как мы поживаем? Я имею в виду «мы» – homo sapiens как биологический вид? Традиционно на этот вопрос ответ таков. Вы выбираете определенную категорию физического бытия человека: среднюю продолжительность жизни, дневное количество калорий, средний доход, численность населения и так далее. И рисуете график изменения с течением времени. Почти во всех случаях получаете тот же результат. Показатели на низком уровне в течение тысячелетий, а затем в XIX и XX веке растут экспоненциально.

Видео дня

Или выберем категорию потребления: потребление энергии, пресной воды, фотосинтез, и составим график изменений со временем. Так же линия на низком уровне в течение тысячелетий, затем в XIX и XX веке растет экспоненциально.

Биологи называют это «вспышкой». Вспышка – это когда популяция или вид превышает пределы естественного отбора. Естественный отбор обычно удерживает популяции и виды в определенных пределах. Вредители, паразиты, недостаток ресурсов не позволяют им слишком расти. Но время от времени определенные виды вырываются за эти пределы. Морские звезды в Индийском океане, полосатые мидии в Великих озерах, еловые листовертки здесь в Канаде. Популяции стремительно растут: в сто, тысячу, миллион раз. Итак, биологический вывод таков: вспышки в природе до добра не доводят.

Положите пару простейших в чашку Петри, полную питательной жидкости. Природная среда – почва или вода, сдерживают их рост. В чашке Петри у них море пищи и никаких естественных врагов. Они едят и размножаются, и так по кругу, пока «бах» – и они уже на грани чашки Петри, и тогда они или утонут в собственных отходах, или умрут от недостатка ресурсов. Вспышки ничем хорошим не заканчиваются.

С точки зрения биологии, мы с вами существенно не отличаемся от простейших в чашке Петри. Мы не особенные. То, из-за чего мы считаем себя исключительными – искусство, наука, техника и т.п., не имеет значения. Мы – вспышка, мы так же придем к краю чашки Петри.

Ну и очевидный вопрос: это правда? Действительно ли мы обречены попасть к краю чашки Петри? Оставим этот вопрос, и зададим другой. Если нам удастся этого избежать, то как? В 2050 году будет почти 10 миллиардов человек в мире, и все эти люди захотят, как и мы: хороших машин, одежды, жилья, шоколадку. Только представьте себе: шоколадки для 10 миллиардов человек. Как мы это сделаем? Как мы накормим всех, обеспечим их водой, энергией, избежим худших последствий изменения климата?

Я научный журналист и задавал эти вопросы исследователям в течение многих лет. Я пришел к выводу, что все ответы делятся на две широкие категории: «волшебники» и «пророки».

Волшебники, техномаги, считают, что наука и техника, при надлежащем применении, позволят нам найти путь к решению проблем. Их совет: «Примени свой ум и сможешь решить проблемы».

Пророки считают почти противоположное. Они видят мир управляемым фундаментальными экологическими процессами, нарушение ограничений ставит нашу жизнь под угрозу. Их совет: «Экономьте, иначе, все потеряете».

Волшебники и пророки десятилетиями не могут найти общий язык, но они верят, что технологии – это ключ к успешному будущему. Беда в том, что они рассчитывают на различные технологии и прогнозируют различные типы будущего.

Волшебники представляют себе мир блестящих, сверхэффективных мегаполисов, окруженных большими участками нетронутой природы, экономиками, которые перешли от атомов к битам, дематериализованными обществами, которые больше не зависят от природных ресурсов.

Магам энергию будут поставлять компактные атомные станции; еду – экологические фермы с ультрапродуктивними генетически модифицированными культурами, которые выращивают роботы; воду – высокопроизводительные опреснительные установки, что будет означать конец эксплуатации рек и водоносных горизонтов.

Волшебники представляют 10 миллиардов из нас упакованных в сверхплотные, но проходные мегаполисы, урбанизированный мир максимальных человеческих стремлений и свободы (...).

Однако прежде всего пророки видят, как люди меняют свои привычки. Они не едут на работу автомобилем, а выбирают экологичный поезд. Они не принимают 30-минутный горячий душ каждое утро. Они едят по правилам Майкла Поллана экологичную пищу, преимущественно растения и не слишком много. Прежде всего, пророки считают, что соблюдение естественных ограничений ведет к более свободному, демократическому, здоровому образу жизни.

Однако волшебники считают все это ерундой. Они видят в этом ограниченность, упадок и всемирную бедность. Говорят, что такое сельское хозяйство только усилит влияние на природу, и заставит больше людей работать за копейки в аграрном секторе. Локальные солнечные электростанции – звучит здорово, но они полагаются на технологию, которой еще не существует. Они мечтатели. Повторное использование воды? Это тормозит рост и развитие. Прежде всего, волшебники против акцента пророков на широкомасштабной социальной инженерии, которую они считают крайне антидемократической.

Если история последних двух веков была историей безудержного роста, история будущего века может стать выбором, который мы сделаем как вид, между этими двумя путями. Это споры, которые, так или иначе, будут решены, нашими детьми, поколением, которое войдет в 10-миллиардный мир.

На этом моменте биологи начинают закатывать глаза, игнорируя меня. Они скажут, что волшебники, пророки – это голубые мечты. Не имеет значения, какой иллюзорный путь вы выберем для себя. Вспышки в природе до добра не доводят. Вы думаете, что простейшие организмы видят край чашки Петри и говорят: «Эй, ребята, время перемен»? Нет. Они не вмешиваются. Такова жизнь, и мы – часть ее. Мы сделаем то же самое. Смиримся с этим.

Ну, если вы поклонник Дарвина, вы должны принять это во внимание. Я имею в виду, что основной контраргумент сводится к: «Мы особенные». Как это глупо?

Мы можем накапливать знания, делиться ими с их помощью изменять будущее. Мы действительно это делаем? Есть ли какие-либо доказательства того, что мы используем наши знания, чтобы гарантировать себе долгое процветание? Достаточно легко сказать «нет».

Если вы волшебник, и вы считаете, что гиперпродуктивные генетически модифицированные культуры являются ключевыми для того, чтобы накормить всех завтра, вам нужно учесть, что 20 лет ученые пытаются доказать, что эти культуры безопасны, но до сих пор не смогли убедить общественность принять их.

Если вы пророк, и считаете, что ключом к решению растущего дефицита пресной воды является уменьшение ее потребления, вы должны беспокоиться о том, что города по всему миру, как богатые, так и бедные, регулярно теряют четверть или более воды через протекающие и загрязненные трубы. Например, в Кейптауне уже почти исчерпаны запасы воды. Кейптаун теряет треть воды из-за протекания труб. Эта проблема осложнялась десятилетиями, и мало что было сделано, чтобы решить эту проблему (...).

Итак, все еще думаете, что мы отличаемся от простейших? Все еще думаете, что мы особенные? На самом деле, мы еще хуже.

Мы не на улицах. Нет, серьезно, если разница между нами и простейшими, существенная разница, – это не только искусство, наука, технологии и т.д. – это то, что мы можем кричать, мы можем выйти на улицы, и со временем изменить общество, но мы этого не делаем (...).

В конце концов, все люди озабочены одним и тем же: как мы будем жить в мире с населением 10 миллиардов?

Первый шаг для создания необходимого социального движения, – объединить людей, которые будут призывать волшебников и пророков объединиться. Но как этого можно достичь, учитывая десятилетия вражды?

Один из способов такой: каждая сторона соглашается принять фундаментальные идеи другой. Признать, что ядерная энергетика является безопасной и не выделяет углерод, урановые рудники ужасны, что грузить большое количество токсичных отходов на поезда, и провозить их через сельские местности – не лучшая идея. Меня это довольно быстро наводит на мысль о маленьких, локальных, временных ядерных станциях, пока мы не запустим станции на возобновляемых источниках энергии. Согласиться с тем, что генетически модифицированные культуры безопасны, а промышленное сельское хозяйство вызывает экологические проблемы. Я представляю ученых, занимающихся селекцией деревьев и клубневых культур, которые будут гораздо более продуктивными, чем зерновые, использовать меньше воды, чем зерновые, вызывать меньшую эрозию, чем злаки (...).

Полную версию можно найти на TED

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Показать ещё новости
Радіо НВ
X