Мягкая сила. Что стоит знать об экспозиции украинских художников в парижском Центре Помпиду

5 декабря 2022, 19:53
Вход в Центр Помпиду (Фото:Jean-Pierre Dalbéra/Flickr)

Вход в Центр Помпиду (Фото:Jean-Pierre Dalbéra/Flickr)

Признание авторитетной европейской институцией отдельности украинского художественного процесса — это как разрыв пуповины с советским прошлым

В прошлом году — кажется, вечность назад — мы с женой и друзьями посетили чрезвычайную выставку, которая прошла в фонде Луи Виттон в Париже — арт-пространстве, спроектированном известным архитектором Фрэнком Гэри.

Видео дня

Коллекции меценатов Щукина и Морозова впервые почти за 100 лет были собраны под одной крышей. Целые поколения выросли на этих картинах. Кто не помнит «Девочку на шаре» из розового периода Пикассо?! Впрочем, восхищение от выставки, по большей части, следует заметить, французского искусства, оставило на заднем плане трагичность истории этой коллекции.

Коллекции были украдены российским режимом у законных владельцев — меценатов Щукина и Морозова — несмотря на составленные ими завещания и распоряжения по коллекциям. Чуть ли не уничтоженная, разорванная на куски, коллекция подается теперь под аплодисменты парижского бомонда как наследие русской культуры. Произведения из коллекции не повторили судьбу многих шедевров искусства — продажа на Запад — по одной банальной причине: боялись исков потомков меценатов, вынужденно оказавшихся за границей. Советы всегда осознавали преступность своих действий.

«…Перед началом спецоперации на Украине выставки российских музеев были везде. Это и была, если хотите, наша спецоперация“, большое культурное наступление. И никому нельзя позволить помешать нашему наступлению». Это высказывание Михаила Пиотровского, директора Эрмитажа. Своеобразный каминг-аут. Выставка, если я не ошибаюсь, завершилась за два дня до нападения России.

Европу накрывает цунами интереса ко всему украинскому

Только две недели назад россияне, как и сто лет назад, ограбили фонды херсонских музеев. Вывезено 15 тысяч экспонатов. Сброшено на временное хранение где-то на складах в Крыму. Вы легко найдете в интернете фотографии разграбленных херсонских музеев.

Пренебрежительное, надменное отношение к украинскому искусству — и не только к украинскому, и не только к искусству — вообще присуще нашим северным соседям. Искусство можно экспроприировать, выдать за свое, можно вообще отрицать его существование, а если нужно действовать быстро — просто уничтожить.

И все напрасно — Европу, наоборот, накрывает цунами интереса ко всему украинскому. И к украинскому искусству — не в последнюю очередь. Преимущественно это происходит, к сожалению, без поддержки со стороны нашего государства. Более того — УКФ, совершивший прорыв в поддержке современной украинской культуры, де-факто прекратил свое существование. «Танцевать и петь будете после войны», — передали мне слова уважаемого украинского чиновника. Украинский культурный прорыв происходит благодаря энтузиазму тысяч деятелей, а в основном — деятельниц культуры, вынужденно оказавшихся за границей. Это и есть «мягкая, нежная украинская сила».

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

21 ноября 2022 года в Центре Помпиду — авторитетнейшем институте Европы в области современного искусства — состоялось торжественное открытие коллекции украинского современного искусства, которая была передана в Центр украинскими коллекционерами и художниками.

Коллекционирование современного искусства — это сложный социальный феномен, сосредоточенный на сохранении культурного наследия, создаваемого прямо у нас на глазах.

В украинском обществе, где нет устойчивых институтов поддержки современного искусства, роль коллекционеров особенна. Именно коллекционеры занимаются сохранением культурного наследия страны, поддержкой художников, пополнением фондов музеев. При отсутствии устойчивой поддержки со стороны государственных институтов и мощных фондов институт коллекционирования становится основным двигателем этого важного процесса.

Процесс формирования коллекции украинского современного искусства для передачи ее в качестве дара в Центр Помпиду начался в далеком 2016 году благодаря инициативе Зенко Афтаназива — страстного коллекционера и мецената. Украинский Клуб Коллекционеров современного искусства, созданный вскоре, объединил коллекционеров и художников для реализации этого проекта.

Украинские коллекционеры в условиях развязанной россиянами войны балансируют между отчаянием и надеждой. Сохранение украинской культуры для будущих поколений — наша миссия и наше будущее. Защита от разграблений и физическая сохранность коллекций — это наша ежедневная реальность. Многие коллекции находятся в опасности и вообще исключены из культурного обращения.

Обратите внимание, что в свое время мы начали этот процесс без всякой поддержки со стороны государства. Именно тогда, когда все украинское еще не стало столь модным и востребованным. Не то чтобы нам не нужна была поддержка — да ее и не было. «А вы что — соцреализм собираетесь вывозить? Ну, вывозите себе», — примерно такова была реакция.

Неоднократно приезжавшие в Украину представители Помпиду отбирали работы, которые, по их мнению, обогащают мировой культурный контекст. Далее украинской стороне нужно было искать средства, найти общий язык с коллекционерами, художниками, чтобы получить и передать эти работы в коллекцию Центра. Следовало оплачивать такие неинтересные вещи, как доставка и страховка, зарплаты проектных менеджеров.

Коллекция Центра пополнилась 164 работами двадцати украинских художников. Центр заполучил работы Александра Ройтбурда, Жанны Кадыровой, Олега Малеваного, Евгения Павлова, группы Р.Э.П., Никиты Кадана и других.

Думаю, не ошибусь, если скажу, что французским экспертам пришлось серьезно переосмыслить свое понимание и избавиться от своего первоначального скепсиса, открыть и перебрать шкафчик под названием советское/постсоветское искусство. В фондах Центра «вдруг» нашлись украинские авторы, а в отношении части художников выяснилось, что они и не совсем российские, а скорее украинские.

Мы постоянно чувствовали чужую «мягкую силу», которая в принципе отрицала существование самобытного украинского искусства.

Проект должен был преодолеть множество препятствий, вытащив украинское из маргинеса «постсоветского», «восточноевропейского» искусства. Преодолеть нарратив неполноценности украинского творческого процесса, периферийного по отношению к великорусскому нарративу, который десятилетиями продвигался северными соседями и прикормленными ими представителями европейского культурного истеблишмента.

Очень часто наши взгляды не совпадали со взглядами французских коллег. Впрочем, это понятно, поскольку украинский и мировой контексты не тождественны. Музей украинского современного искусства и музей мирового современного искусства, без сомнения, должны и будут выглядеть иначе. Знаковым для нашей культуры художникам иногда нечего добавить в мировой процесс, несмотря на безоговорочное мастерство. Это и не удивительно — из-за «совка» наша культура была исключена из мирового контекста на многие десятилетия. Это никоим образом не умаляет ее ценности — особенно для нас. Путь преодоления этого «совкового» наследия — особая и ценная наша черта. Зачастую именно это привлекает западных исследователей искусства.

Уже слышу вопрос: Почему знаковое украинское искусство вывозится за границу, а не передается украинским музеям?

Ответ следующий. Центр Помпиду — признанный центр исследования искусства мирового уровня. Работы, оказывающиеся в его фондах, попадают в научное обращение, становятся феноменом глобальной культуры. Исследователи со всего мира имеют к ним доступ. Часть работ окажется в постоянной экспозиции, часть будет включаться в проекты по всему миру. Признание Центром отдельности украинского художественного процесса это как разрыв пуповины с советским прошлым.

Вторая часть ответа на этот вопрос более печальна. К нам, коллекционерам, время от времени обращаются музеи с просьбой подарить, выкупить для них работы. «Чтобы что?» — спрашиваю я в таких случаях. Музеи — это не стены и не хранилища. Это центры изучения, осмысления происходящих в современном украинском искусстве процессов. Они должны создавать новые смыслы. Только у единиц есть возможность быть именно такими.

Где музей украинского современного искусства ? — вопрос, ответа на который нет уже 30 лет. Впрочем, благодаря отчаянному энтузиазму Виктора Корсака ответ скорее всего уже найден — частный Музей современного украинского искусства Корсаков в Луцке стремительно развивается. А хотелось бы, чтобы государственный, чтобы в столице.

Впрочем, дадим еще раз слово Центру Помпиду.

«Благодаря объединенным усилиям художников и коллекционеров Центр Помпиду объединил ансамбль произведений, свидетельствующих о богатстве и уникальности истории искусства в Украине с начала 1960-х годов. Плодом многолетнего совместного труда является этот ансамбль, представляющий творчество художников из Киева, Харькова и Одессы».

«Эта выставка демонстрирует богатство украинского искусства и его вклад в мировое искусство».

Следует поблагодарить центр Помпиду за то, что вместе с неутомимыми и творческими украинцами он помогает украинскому искусству занять должное место в искусстве мировом.

«Все только начинается», — заверил меня куратор проекта, который представлял Центр Помпиду.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо NV
X