Есть диагноз. Что говорит психиатрия о российских лидерах и тех, кто их поддерживает

28 июня, 20:43
Светлана Панина: «То, что выглядит как расстройство личности в мире по крайней мере декларируемых гуманистических ценностей и попыток изобразить демократию, является нормативным поведением там, где слова „гуманизм“ и „демократия“ — это оскорбление чувств верующих» (Фото:FellowNeko/Depositphotos)

Светлана Панина: «То, что выглядит как расстройство личности в мире по крайней мере декларируемых гуманистических ценностей и попыток изобразить демократию, является нормативным поведением там, где слова „гуманизм“ и „демократия“ — это оскорбление чувств верующих» (Фото:FellowNeko/Depositphotos)

Бессмысленно ждать, что социопаты вдруг перестанут стрелять ракетами по жилым домам, а зависимые перестанут их одобрять

Демонстрация полной безнаказанности и глумления. Расстреливать торгово-развлекательный центр среди бела дня, когда там максимум покупателей ракетами — это именно оно. «А что вы нам сделаете?» Мы расстреляем ТРЦ днем, когда он открыт, чтобы убить как можно больше людей. Мы расстреляем жилые дома ночью и на рассвете, когда все спят и просто не успеют в убежище. Боты уже наготове и строчат в комментариях под каждой новостью: «Украина снова хочет подставить Россию, это русофобия, мы стреляем только по объектам инфраструктуры! А трупы вы привозите из морга!»

Видео дня

За один день торговый центр в Кременчуге, школа в Харькове, несколько домов в Одесской области. Это просто беспощадный террор. И бессмысленный. И я знаю диагноз тех, кто не просто верит, но и активно поддерживает высказывания российских пропагандистов.

Типичное поведение:

— склонность оправдывать или рационализировать свое поведение (например, считать, что неудачник заслуживает поражения, «своя рубашка ближе к телу»);

— склонность обвинять жертву за глупость или беспомощность;

— склонность быть равнодушными к вредным и спекулятивным влияниям своих действий на других.

Критерии постановки диагноза:

Постоянное пренебрежение правами других людей. Это пренебрежение определяется наличием трех следующих признаков:

— игнорирование закона путем неоднократного совершения действий, являющихся основанием для ареста;

— неоднократная ложь, использование вымышленных имен, обмана других для личной выгоды или удовольствия;

Самая большая ошибка взаимодействия как с социопатами, так и с зависимыми от них — это ведение переговоров

— импульсивные поступки или отсутствие перспективного планирования.

Эмоции: легко раздражается или впадает в агрессию, о чем свидетельствуют постоянные драки или угрозы другим.

Безрассудное игнорирование своей безопасности или безопасности других.

Систематическое совершение безответственных поступков, о чем свидетельствуют ситуации увольнения с работы без планирования найти другую или неоплата счетов.

Отсутствует чувство раскаяния, о чем свидетельствует безразличие или рационализация плохого обращения с другими.

Это антисоциальное расстройство личности. Или социопатия, как короче и привычнее говорить.

Но социопатов, согласно исследованиям, не может быть 75%, а войну, согласно опросам Левада-центра, поддерживают уже 77% жителей России. И если посмотреть видео с их живым участием, то что обращает на себя внимание? Какое поведение, какие слова?

«Мы поддерживаем нашего президента, политики знают, что делают, мы не знаем всей картины, а эксперты в телевизоре знают, мы готовы терпеть временные трудности сколько угодно».

1. Невозможность и неумение заботиться о своих интересах.

2. Чрезмерная покорность и подчинение даже неправомерным или жестоким требованиям как единственный способ получить заботу.

3. Обессиливающий страх быть отвергнутым лидером или группой.

4. Одобрение всего, что делает или говорит лидер, даже если это откровенно вредные или разрушительные деяния.

5. Отсутствие независимости и самостоятельности.

6. Передача ответственности и компетентности «экспертам».

7. Постоянный поиск одобрения.

Это зависимое расстройство личности.

Теория говорит, что и таких людей не может быть в популяции много. Но теория разрабатывалась в демократических странах, где психологи крайне мало были знакомы с тоталитаризмом и довольно плохо помнили времена абсолютизма власти. То, что выглядит как расстройство личности в мире по крайней мере декларируемых гуманистических ценностей и попыток изобразить демократию, является нормативным поведением там, где слова «гуманизм» и «демократия» — это оскорбление чувств верующих.

В тоталитарных системах ненормальными считают как раз тех, кто выступает против захватнических войн и за сменяемость власти. И когда мы взываем к гуманистическим и демократическим ценностям, мы обращаемся к небольшой горстке людей, которую большинство жителей тоталитарного государства считает сумасшедшими. Ну, как минимум, «не от мира сего». А как максимум — врагами. Пятой колонной. Вредителями.

Психиатрия осторожно пишет о том, что «положительного эффекта от лечения антисоциального расстройства в долгосрочной перспективе не наблюдается». Грубо говоря, социопатия не лечится. Социопаты понимают только язык силы, жестких ограничений и подчинения. Поэтому всегда находятся в поиске зависимых или делает зависимыми тех, у кого до встречи с социопатами зависимого расстройства личности в развернутом виде не наблюдалось.

Те же психиатры осторожно высказываются о возможности «вылечить» зависимое расстройство личности. Тут все возможности для развития со стороны зависимой личности есть есть, но чаще всего зависимая личность, столкнувшись со сложностью самостоятельности, пытается найти себе нового социопата, чтобы быть с ним в слиянии, быть поглощенным и передать ему весь этот нелегкий груз ответственности за свою непростую (а социопаты не любят чтобы кому-то зависимому от них было хорошо и просто) жизнь.

Поэтому бессмысленно ждать, что социопаты вдруг перестанут стрелять ракетами по жилым домам (да и в принципе перестанут стрелять), а зависимые перестанут их одобрять и поддерживать (хотя сами стрелять ни за что не пойдут, они же промахнутся, стрелять должны эксперты).

Социопаты совершенно игнорируют любые последствия в длительной перспективе. Они реагируют только на «здесь и сейчас» и отсутствие сопротивления, отпора или даже мести воспринимают как слабость и приглашение к дальнейшему насилию.

Зависимых социопаты при этом никогда не воспринимают как объект заботы. За заботу они выдают контроль и награждают только полное подчинение, наказывая за любое отклонение от следования желаниям социопата.

Самая большая ошибка взаимодействия как с социопатами, так и с зависимыми от них — это ведение переговоров. Социопаты будут врать и постоянно нарушать договоренности. А зависимые будут всегда на стороне социопатов, даже если это в корне не выгодно им самим.

Эффективно только быстрое и бескомпромиссно жесткое реагирование на действия социопатов, наращивание собственного ресурса, полное недоверие любым обещаниям со стороны социопата, отсутствие малейших авансов (они тоже воспринимаются социопатами как слабость), пресечение манипуляций и постоянный неусыпный контроль.

С зависимыми эффективна только забота и постепенное воспитание самостоятельности, но уже на той стадии, где социопат больше не имеет на зависимую личность влияния. Однако процесс это медленный, для зависимой личности часто мучительный и требует огромной поддержки и самообладания от «воспитателей». К несчастью, переход «заботящегося» из роли воспитателя к партнерской роли часто саботируется зависимой личностью. И приводит к новому формированию альянса «социопат-зависимая личность». Поэтому рядом с зависимыми личностями особое значение приобретает задача «как, обладая таким безграничным доверием, самому не стать социопатом».

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X