После инстаграм-скандала. Семь тезисов о детях, родителях и соцсетях

17 марта 2021, 13:40

Любая острая ситуация — всегда больше, чем ситуация одной семьи, одного издательства, одной школы, одной партии — она про общий «системный процесс»

Нашей дочке 7 лет. У нее в 8 лет не будет профиля в любой из соцсетей. Все ее фотографии перед тем, как опубликовать, мы согласовываем с мужем. Это наши правила. В других семьях они могут быть другими. Но правила должны быть. У меня не было эти дни ни возможности, ни желания обсуждать инстаграм-скандал. И у меня там еще много своих эмоций. Материнских и профессиональных.

Видео дня

Думаю о том, как же это системно, глобально предупреждать на всех уровнях.

Любая острая ситуация — всегда больше, чем ситуация одной семьи, одного издательства, одной школы, одной партии — она про общий «системный процесс».

1. Спасибо всем журналистам и СМИ, которые затушевали лицо девочки (и мальчика) в своих публикациях. За всем этим горячим многие забыли о том, что бы ни делала мама девочки — задача взрослых быть этичными и быть оберегающими. И мы каждым своим действием что-то поддерживаем. Чью-то силу и безопасность или чью-то слабость и уязвимость.

2. Я редко, очень редко оставляю комментарии под чужими постами. Но как-то под постом мамы, написавшей в Фейсбук: «Мой сын по секрету сказал, что он влюбился» и дальше подробное описание секрета. Никогда не позволяю себе такого, но в этот раз не в личных сообщениях, а под постом ответила: «Ведь сын поделился по секрету. С доверием». Поделился личным.

Мир, где у нас самих взрослых размыта грань экологичности, внутреннего и внешнего, совершенно интимного, личного и публичного, — не может быть понятным и устойчивым для детей. Нам важно вернуть себе ощущение этих границ.

3. Каждым нашим выходом в контакт, каждым постом, комментарием, публикацией, фотографией — мы удовлетворяем какую-то свою потребность. Это не значит, что не нужно публиковать. Но идеально бы осознавать, какую потребность я закрываю. И, конечно, удовлетворять свои нереализованные потребности во внимании, значимости, реализованости, ощущении хорошести и прочее через детей — совсем не ОК.

Мы, правда, боимся, что о нас забудут?

4. В каждом возрасте есть свои ведущие темы и есть «переносимость воздействия» — напряжения, внимания, страха-агрессии, возбуждения. То, что непереносимо, становится «симптомом». А иногда — бедой. Есть темы, которые всегда привлекают внимание, которые «вкусны» и вызовут позитивный или негативный резонанс. Но наша этика и наши знания должны бы маркировать эти темы и эти воздействия, учитывать возраст и состояние детей, да и взрослых. Проявлять, говорить об этом, но не тиражировать их в нездоровом виде, как минимум.

5. Наверное, должна быть «защита от дурака». Если внутри нет опоры и системы этических координат, важны внешние правила и законы. Я не знаю, есть ли возрастной ценз при регистрации в Инстаграм и прочих соцсетях. Пока ещё не разбиралась, есть ли законы, защищающие детей от разного контента, если ли законы, регулирующие поведение взрослых рядом с детьми.

6. Мы стимулируем каждым новым полученным лайком свою дофаминовую систему. Многие знакомые делают Фейбук-детокс, чтобы «прочистить рецепторы» и проверить, насколько сильна будет ломка без лайков. Знакомые маркетологи, которые все еще пытаются сделать из меня человека, настаивают — «нужно делать не меньше 2−3 сториз в день, чтобы о тебе не забыли, нужно каждый день публиковать фото, делать часто фотосессии, нужно будоражить аудиторию, иначе ты никто».

И вот от этого у меня, правда, ужас. «Сеть оперативного покоя мозга» — то, с чем мы остаёмся, когда не делаем сториз, выключаем соцсети и ничем конкретным не заняты. Если мы не приучены быть с собой, если бежим в соцсети от ощущения пустоты и тревоги, и от навязчивых мыслей — детям рядом с нами не на что опереться в нас и они убегут в свои соцсети и свои воображаемые миры.

Мы боимся зависимостей химических — алкоголя, наркотиков, боимся зависимости игровой. Но часто «нарциссически расширяясь через детей» ведь подсаживаем и их, и себя на «лайковый вопрос» и зависимость, а как на меня отреагировали, а что обо мне сказали.

Мы, правда, боимся, что о нас забудут?

Мне сказал и знакомый подросток: «Если тебя нет в инстаграм, тебя нет». Я засмеялась — вот я перед тобой. Я есть. И неплохо себя чувствую. В жизни, в отношениях и в бизнесе.

Подростки только формируют «внутреннее», поэтому они так зависят от внешнего. Я этому парню показывала, как по-разному звучат посты и публикации, когда они пишутся от пустоты, (чтобы привлечь внимание) и от «полноты». (Когда, правда, есть что искренне сказать). И что на «лайки» это тоже, возможно, влияет.

7. Если раньше мы со многими психологами говорили на всех площадках об излишней интеллектуализации детства и праве ребенка на игру, теперь мы думаем, как их защищать от сексуализации.

И тема сексуальности и уважения — ещё будет и будет проявляться в разных формах — скандалах, страхах — пока не перейдет в разряд освоенных, здоровых тем.

Для формирования «внутренней речи», силы внутренней территории, самооценки, внутреннего локуса контроля, особенно в 7−8 лет — нам важно читать с детьми и обсуждать прочитанное, важно вместе смотреть мультфильмы, создавать общие семейные реликвии, важно знать, во что они играют, помогать им создавать пространство общения (с друзьями) в реальной жизни. Важно давать им ощущение — уважения к их телу, приватности, уважению к их секретам. Важно создавать обогащенную среду, из которой прорастет их вкус, их потенциал, их индивидуальность.

И учиться не прикрываться словами: я же все делаю для ребенка.

Текст опубликован с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X