Не все так просто. Почему женщины боятся заявлять о насилии

6 августа 2020, 09:37

Получается, что вина на женщине лишь потому, что она женщина, ведет себя по-женски и у нее есть вагина

Казалось бы, что может быть сложного: женщина подверглась насилию. Значит, преступника нужно найти, доказать его вину и осудить. Но не все так просто: до сих пор многие женщины просто не идут в полицию, и их друзья и родственники тоже нередко выступают против этого шага.

Видео дня

Почему так происходит?

В большинстве случаев жертвы насилия опасаются остракизма, осуждения, позора и даже клейма изнасилованной. А все потому, что до сих пор, когда речь идет об изнасиловании женщины, в обществе преобладает уверенность, пусть даже бессознательная, что вина на жертве. «Сама виновата» — классика жанра, не только для мужчин, но и для многих женщин. Случайное насилие — достаточно редкая вещь, в основном женщины становятся жертвами знакомых им людей или во время первых свиданий, и это усложняет дело для некоторых из них. Они в самом деле чувствуют свою вину, причем вина эта была им навязана еще в детстве.

Иногда, после очередной работы с клиенткой, пережившей насилие, инцест или домогательства, я пишу пост на своей странице в Facebook — и всякий раз в комментариях начинается борьба.

«Не нужно было лазить!» — как-то раз написала одна женщина.

«Ходят в полосках ткани, которые ничего не прикрывают, и что потом хотят?» — регулярно пишут некоторые мужчины.

Этот средневековый мрак не так просто истребить

Самое интересное, что если женщина носит строгую одежду, не целуется, на дискотеки не ходит, то она «монашка», «фригидная», и если нет отношений, сама виновата — вон, иди, попой покрути, и мужики стаей бегать будут. Но если изнасиловали — снова сама виновата, не нужно было крутить попой. Все это напоминает средневековье какое-то, но нет. Это наша реальность.

Приоткроем, откуда все это берется, с точки зрения психологии, биологии и культуры. Надеюсь, и женщинам и мужчинам станет понятнее, как в подобных ситуациях правильно действовать и реагировать.

Важно понимать, что мы живем в культурной среде, а среда формируется главенствующей идеологией.

Здесь все хоть и немного запутанно, но не настолько, чтобы не разобраться. Я уже упоминал, что многие люди до сих пор живут по принципу «вина на жертве». То есть на женщине. Этот средневековый мрак не так просто истребить, он имеет глубокие психологические и культурные корни, о которых поговорим ниже. И потому женщины молчат. Как-то у нас в стране прошла начатая моей однофамилицей акция под хештегом #ЯНеБоюсьСказати, и некоторые мои подруги, знакомые и бывшие клиентки писали мне с вопросом: а нам рассказывать о себе? Они боялись осуждения со стороны общества и преследований со стороны насильников.

Рассказывать нужно. Мужество Анастасии Луговой точно поможет многим и многим женщинам начать останавливать насильников и мудаков всех мастей, заявлять на них, после чего правосудие их заслуженно настигнет. Как того же Вайнштейна. Заявлять о детском растлении, об инцестах, даже спустя много лет, как это произошло в католической церкви или как это сделали женщины, также рассказавшие свои истории под хэштегом #MeToo, тоже очень важно.

Так откуда берется «вина на жертве»?

Вина на жертве — это классическое изобретение патриархального общества. Мы живем в постпатриархальном обществе. Но старое уходит медленно. Как это работает? Например, мы римляне, вас завоевали. Почему? Потому что мы сильнее. Сами виноваты. Теперь правим мы. Бедуины на территории Израиля и Палестины после Первой мировой войны свободно приходили из пустыни с оружием, убивали мирных жителей и грабили их. А что? Сами виноваты, что так беспечны. Союзники во Второй мировой не отправили под суд никого из тех, кто разбомбил Хиросиму, Нагасаки или Дрезден, но карали проигравшую сторону и за меньшее. «Сами виноваты» и «Победителей не судят».

Вернемся к нашей теме.

Между мужчиной и женщиной постоянно идет биологическая игра под названием «половой отбор». Мужчины хотят лучшую женщину, чтобы иметь с ней секс и, возможно, детей, а женщины хотят найти лучшего мужчину и отца детям. Женщине нужно привлекать внимание мужчин, а мужчинам — доказывать свою надежность и серьезность намерений. Ведь цена секса для женщин намного, намного выше.

И никакой флирт, одежда и так далее не являются поводом обвинить женщину. Вина только на насильнике. Сказать что-то в духе «она была вызывающе одета», «она сама этого хотела» (быть изнасилованной?), «она первая начала» (насиловать тебя?) — это то же самое, что сказать: «Я обокрал ребенка, потому что он слаб и наивен». Получается, что вина на женщине лишь потому, что она женщина, ведет себя по-женски, и у нее есть вагина.

Звучит это примерно так же, как если бы в суде насильник заявил: «Я изнасиловал ее, потому что когда она проходила мимо, у меня резинка на штанах лопнула — и вот, товарищ судья, что было делать-то?». Понимаете абсурдность ситуации?

Нужно понимать, что общественные нападки на жертв насилия осуществляются лишь потому, что люди так и не избавились от патриархального «вина на жертве». Пора это перерасти. Пересмотреть средневековые установки, приложив к этому усилия.

Хочу еще добавить.

Сексуальное насилие нужно уметь градуировать. Такая система давно работает в Европе и Америке. Ведь кроме сексуального насилия есть другие формы насилия над женщинами, с которыми полиция не знает, что делать, при этом ущерб жертве наносится существенный.

Я говорю о сексуальных злоупотреблениях и сексуальных домогательствах. К первым относятся секс под давлением, инцесты (в них редко присутствует именно физическое насилие), растление и так далее. А домогательства — это форма эмоционального давления, шантажа, нарушения физических границ человека с явным сексуальным уклоном. Все эти разновидности насилия причиняют установленный наукой реальный вред психике и здоровью жертвы.

Жаль, что женщинам очень часто приходится самим защищать себя, идя против общественного давления, бездействия полиции и безучастности людей, как это было с Анастасией Луговой.

Подводя итоги, можно сказать, что в целом ситуация с насилием и отношением к нему понемногу улучшается. Но для того, чтобы жертвы насилия вместо вины и бессилия чувствовали, что закон на их стороне, общество должно четко встать на их защиту. Это должны сделать и СМИ, и институты власти, и полиция, и близкое окружение. И только тогда ситуация изменится кардинально — потому что за каждым сексом с давлением, изнасилованием, инцестом и так далее будет следовать неминуемое наказание.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X