Коллективная травма войны. Что вы можете сейчас чувствовать и почему

19 мая, 20:43
Ольга Лазаренко: «Острый военный стресс накладывает отпечаток по-разному на каждого из нас» (Фото:RostyslavOleksin/Depositphotos)

Ольга Лазаренко: «Острый военный стресс накладывает отпечаток по-разному на каждого из нас» (Фото:RostyslavOleksin/Depositphotos)

Эти переживания свойственны прежде всего тем, кто получил «травму свидетеля», переживает вынужденную эвакуацию или страдает от потери близких

Коллективная травма войны, острый военный стресс накладывает на нас отпечаток по-разному.

Особенно ниже описанные черты касаются тех, кто имеет «травму свидетеля», переживает вынужденную эвакуацию или страдает от потери близких. На мой взгляд, существуют специфические черты такого страдания, которые потом, когда мы их выделим и назовем, смогут трансформироваться в более легкие формы психологической интеграции. Итак, первая

Видео дня

1. Неосознанность

Это страдание от болезненного вынужденного изменения идентичности. Вопрос кто я ? неприятный и впечатляющий. Он может пугать человека (вплоть до чувства ужаса), ведь нет привычного психического отражения вещей и событий, привычных интерпретаций и значений. А значит нет слов, чтобы его назвать это болезненное изменение. И тем более его никто не может назвать снаружи. Ибо, чтобы получить внешнее отражение, сначала человеку самому нужно описать то, что с ним происходит. В этом состоянии люди могут доходить до дна отчаяния и горя, когда они не могут объяснить и описать свои процессы, а все советы и подсказки значимых людей или помощников оказываются неподходящими. Это страдание от невозможности придать изменению своей идентичности внутреннюю форму и хоть какое-то значение.

2. Бессмысленность

В вынужденном болезненном изменении внешних обстоятельств человек, как правило, не видит никакого для себя смысла. Могут возникать мысли «за что это мне?», «почему я?». Невозможность придать ценностного значения событиям порождает цепочку неприятных эмоций: злобу, обиду, уныние, горе, отчаяние и уныние.

Неопределенность будущего порождает тревогу, чувство безнадежности и бессилие

Ценностные значения мы обычно формируем в значимом окружении со значимыми людьми. В ситуации вынужденной эвакуации или потери близких достаточно трудно опираться на прошлые ценностные значения, потому что они привязаны к потере и могут приносить еще больше боли.

Бессмысленность также часто имеет оттенок ощущения абсурда и несвоевременности, чего-то совершенно неподходящего.

3. Неопределенность

Личность — это психический процесс. И не просто некий, а многомерный процесс из прошлого, настоящего и будущего. В норме все три временных пласта играют важную роль для самоопределения, самоидентификации и самоосознания. А только потом — саморегуляции.

Когда мы имеем дело с военным стрессом, то прошлое связано с неприятными чувствами, настоящее зависит от внешних обстоятельств, а будущее не определено, особенно во внутреннем плане. Ведь, чтобы определить будущее, мы должны справиться с неприятными чувствами прошлого. А это не очень быстрый процесс, да и при продолжающейся военной ситуации не всегда реалистичный.

Неопределенность будущего порождает тревогу, чувство безнадежности и бессилия.

4. Болезненная новизна

Болезненная новизна появляется из травматического разлома. Травма — это, по сути, неожиданная внезапная потеря целостности. В том числе непрерывности психологической ткани.

В покое и надежных отношениях непрерывность всегда ощущается как фундаментальная основа нашего психического существования. Когда неожиданная внезапная боль прерывает это, появляется болезненная новизна. Это непрошенные, неприятные новые отображения объектов окружающей действительности (и себя самого), которые чувствуются чужими, неосвоенными и приносят ощущение болезненного одиночества (в разных вариациях — заброшенности, изолированности, оторванности), которые вместе с гореванием по потере дают ощущение экзистенциального потрясения.

5. Отстранение/изоляция

Связи с людьми, ежедневными ритуалами, привычными объектами, животными, местами во время вынужденной эвакуации часто нарушаются или утрачиваются. Иногда само ощущение такой связи приносит боль утраты. Новые связи во время этого опыта оторванности от дома еще не успели сформироваться или ощущаются не такими, как другие. Частично из-за вышеперечисленного человек может чувствовать, что его не понимают и отстраняться. Ощущение изоляции также может возрастать из-за стыда: «Со мной что-то не так, потому что я пережила/пережил такое», «Я должен/должна поступить по-другому».

6. Пустота

Психическое чувство пустоты в таком страдании не есть нейтральное переживание, это не точка творческого безразличия. Напротив, это болезненное переживание опустошенности и невозможности понять свои ориентиры и себя.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X