Очень чувствительная тема. Как поддержать детей воинов-добровольцев

18 октября, 01:40
Светлана Ройз: «Дети могут ощущать еще и вину» (Фото:TarasMaliarevich/Depositphotos)

Светлана Ройз: «Дети могут ощущать еще и вину» (Фото:TarasMaliarevich/Depositphotos)

Многое зависит от того, как те, кто рядом, объясняют решение и выбор взрослых

Дети воинов-добровольцев. Как их поддержать (хотя здесь будет много и общих тем о детях военнослужащих). Я хочу сегодня затронуть очень чувствительную тему. Уже несколько месяцев готовилась говорить об этом.

Видео дня

С уважением, почтением, благодарностью к воинам — мамам и папам. И тем, кто сейчас заботится о детях.

В общении (поддержке) именно детей воинов-добровольцев есть отличие. И многое зависит от того, как те, кто рядом, объясняют решение и выбор взрослых.

Дети одновременно могут испытывать очень разные эмоции. Они гордятся близкими. И одновременно могут ощущать тревогу, грусть, страх, но и часто внезапно проявляется злоба, раздражение, непонимание. Эти эмоции дети не всегда открыто проявляют и не осознают. Вся эта волна может перенаправляться на близких, младших детей, друзей, они могут ломать что-то, могут быть проявления аутоагрессии. Нам важно самим понимать, что происходит и пытаться объяснить детям, что сейчас все разные эмоции нормальны. И предлагать действия, которые могут стабилизировать их.

Действие и близость — это терапевтические инструменты

Восприятие мира детей эгоцентрично. Часто внутри возникает (со слов детей):

— Ты мог/могла не уходить, но ушел. Значит, ты меня, именно меня бросил. Тебя нет рядом, когда ты нужен. И в том, что я чувствую сейчас, именно ты виноват или виновата.

— Я хочу, чтобы все было как прежде. И ты виноват/виновата, что все изменилось.

— Ты только о себе думаешь, а что со мной будет?

На все эти фразы (и мысли) мы должны отвечать искренне, обращаясь и поддерживая чувство ребенка: «Я знаю, как тебе тяжело, моя самая большая мечта быть с тобой и не расставаться. Я на фронте ради тебя и ради себя и ради всех, кого мы защищаем. Ты можешь думать, почему именно я, почему я не остаюсь с тобой, и я понимаю, что ты можешь злиться. Я хочу, чтобы ты всегда помнил/помнила — чтобы это было у тебя в сердце, в каждой клеточке — я тебя люблю. Люби (л/ла) и буду любить. И я хочу сделать так, чтобы враги больше не приходили на нашу землю. Если бы я не пошел/пошла на фронт, я бы предал/предала себя. И не мог/не могла бы с этим быть».

Когда взрослые говорят «я пошел ради тебя», то дети могут ощущать еще и вину. Это правда, на фронте в первую очередь ради детей, семей, страны, но мы стараемся формулировать так, чтобы избежать вины. В предыдущем пункте пример.

На взрослых, которые находятся рядом, может проецироваться гнев, страх, что и с ними может что-то случиться. И им важно чаще повторять, что мы делаем все возможное, чтобы заботиться о себе.

И наш близкий воин делает все, чтобы сделать то, что должен, и вернуться к нам.

Дети могут проявлять более регрессивное поведение (казаться малышами, чтобы бессознательно удержать нас рядом), а могут, наоборот, резко взрослеть, отстраняться, словно приучая себя к тому, что близость им не нужна.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов НВ
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Иногда у детей возникает «вторичная выгода»: «Мои близкие на войне, и „вы“ — мир — мне должны». Важно, чтобы ребенок чувствовал, слышал от нас: «Тебе очень сложно. И мы гордимся твоей силой. И благодарны твоим близким». Акцент не на жертвенности, а на силе.

Иногда дети в раздражении кричат: «Я тебя и его/ее ненавижу, лучше бы вы умерли, вас вообще не было», но именно за этими словами есть огромная потребность: «Мне так страшно. Мне страшно, что с вами что-нибудь может случиться. Я так привязан к вам, вы так важны, что внутри себя хочу уменьшить вашу роль». Нам важно себе напоминать, что мы огромны. И мы можем вместить сильные эмоции ребенка. Они через несколько секунд изменятся, и ребенок будет бояться, что потерял нашу близость. Близость — лекарство.

Детям (всем) сложно выдержать неопределенность. У них нет ощущения времени.

Как только появляется возможность, старайтесь выходить на связь. И «назначайте» детям что-нибудь контролировать. За что-то отвечать.

Давайте детям задания: записывать для вас видео, делать свечи из вощины, писать письма, рисовать, петь — это направит их внимание и напряжение.

Сами записывайте для них приветствия, пусть ваш голос будет с ними. Действие и близость — это терапевтические инструменты.

Особенно нам важно направлять активность подростков.

Пожалуйста, избегайте слов: «Ты теперь старше, ты теперь за меня (за отца/мать). Ты — опора маме/папе/бабушке». Ребёнок не должен быть в роли взрослого. Мы можем просить: «Будь внимательным, будь ответственен». Но часто напоминать именно о ролях: «Ты — сын/дочь».

Тем, кто опекается детьми, важно говорить о том, как вам самим было принять решение близкого. Как вы думаете о нем и беспокоитесь. Но упор на том, что вам сейчас помогает. Такие искренние разговоры придают близости отношениям.

Пожалуйста, помните и о том, что у коллег-психологов есть группы поддержки для детей и взрослых. Важно на кого-то опираться, чтобы выдержать напряжение и быть опорой для ребенка.

Когда две моих близких знакомых шли в ВСУ, мы разговаривали и они «о меня» принимали решение. Они обе знают, как я забочусь обо всех детях. И что я думаю о роли взрослых. Они обе просили, чтобы я приводила доводы в пользу того, чтобы они остались дома с детьми.

Но мы говорили о том, что будет с ними, с их отношением к себе, к детям, если они останутся дома. Они в ВСУ на своем месте. Их дети находятся в безопасности с близкими.

Мы не знаем, где быть правильнее. И я не знаю, была ли я права, что не нашла аргументов.

Я только молюсь, поддерживаю их детей и всматриваюсь в «глазки онлайн», когда они были на связи.

И я помню истерику дочери, когда муж прощался с ней перед отъездом в ТрО в первые дни войны. Ее постоянные вопросы, вернется ли отец. Ее злость на меня и на него. И то, как она всматривалась в мои реакции.

Поклон всем, кто нас защищает.

Я так желаю, чтобы мы скорее услышали слово Победа. И все дети и взрослые могли наконец обняться.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X