Праведный гнев. Что делать, если вас мучает желание мести? Американский писатель Райан Холидей

27 ноября 2018, 23:21

Злость — это такая же болезнь, как и лихорадка. На ее лечение вам потребуется всего лишь три дня

На презентации своей последней книги я понял, почему многие не любят или не доверяют медиа. Не буду вдаваться в подробности, но репортер сделал все, чтобы обесценить мою книгу. А потом, когда издательство вежливо, но решительно начало решать проблему, он все исказил и даже не попытался исправить ситуацию.

Видео дня

Я был в ярости. Думаю, понятно почему. Я неустанно трудился над книгой в течение полутора лет. Делал все ради того, чтобы предоставить эксклюзивный и оригинальный материал. И за считанные секунды часть моей работы была обесценена завистливым и неэтичным человеком. Хотя я прилагал усилия, чтобы связаться с ним во время написания книги и пытался относиться к нему с уважением.

Но нашлись и плюсы. В моем распоряжении были убедительные доказательства его неправомерных действий, а также довольно большая площадка для публичного освещения проблемы. Если вы были в подобных ситуациях, то знаете: даже если это выглядит безумным, вы получаете какое-то странное удовольствие от своей злости. Сладость в горечи обиды — это адреналиновая лихорадка одержимости и отстаивания своих позиций. В каком-то смысле «оправданное» опустошение — это мечта писателя, так как вытаскивает наружу весь писательский талант. Увидеть, что все идет по плану? Опьяняющее наслаждение.

Но когда я подготовил все свои ответные заявления, которые в моих мечтах должны были исправить весь ущерб, нанесенный мне (и стать достоянием общественности), меня остановили три вещи, прочитанные в последующие дни. Это были три вопроса, обнаруженные во время моего ежедневного ведения дневника:

  • Зачем злиться на что-то, если злость ничего не изменит?
  • Зачем убеждать себя, что мне навредили?
  • Вспомню ли я об этом конфликте через несколько месяцев?

Я не приверженец идеи судьбы или божественного провидения, но в этом случае я поразился совпадениями. Я был готов к сопротивлению, слишком агрессивно желал конфликта с неопределенным завершением. А потом обнаружил собственную книгу — и собственную критику в ней — о той же ситуации, в которой я оказался. Ее идеи были как будто адресованы мне самому.

Почему я должен наказывать тех, кто обидел меня? Они сами с этим справятся

Американский писатель Ральф Эмерсон говорил, что мы возвращаемся к своим отвергнутым мыслям с каким-то «отчужденным величием», но в моем случае мысли не отвергались. Они были давно записаны: часть — в моей книге The Daily Stoic, еще часть — в собственном дневнике. Я просто забыл о них. Но они не могли появиться в более подходящий момент: результативность гнева, понимание слабости и, наконец, вопрос перспективы, насколько все это значимо — это была именно моя ситуация. Конечно, я сам выбрал эту последовательность, так что я понимал: никакого провидения не было. Но совпадение впечатляло.

Может быть, это немного странно — учиться на собственных книгах, но мы забываем, что на самом деле значит стоицизм. Стоицизм — это не только философия, но и практика. Например, большинство людей знает, что мы не должны реагировать на вещи слишком эмоционально, но все то же большинство людей редко воздерживаются от гнева или желания мести. На идее нет «права собственности». По традиции, все повторяют и совершенствуют одни базовые принципы, так как мы пытаемся понять и применить их.

Я был на грани того, чтобы нажать на кнопку «опубликовать» ответ, который, я точно знаю, имел бы успех и, вполне вероятно, оставил бы темный отпечаток на карьере человека, начавшего конфликт. Но это также была практика философии, согласно которой я должен контролировать свой гнев. Стоицизм — это философия, применимая ежедневно. Каждый день я начинаю с ведения дневника, осмысливая скоротечность суток, а вечером просматриваю свои записи снова.

Поэтому, даже несмотря на силу моей злости, в субботнее утро я задался вопросом: «Зачем злиться на что-то, если злость ничего не изменит?» Через 12 часов я вернулся к этому же вопросу. В воскресенье, спрашивая себя, почему я так уверен, что мне навредили, я склонялся к тому, чтобы отменить свой план. А в понедельник подвел итоги: если в будущем я даже не вспомню, почему меня это задело — значит, точно надо отказаться.

Правильный выбор стал очевиден: отпусти. Двигайся дальше.

Эпикур, любимый философ Сенеки (несмотря на их противоречия), как-то сказал: тщетно слово философа, которое не излечивает страждущего. Злость, как известно — такая же болезнь, как и лихорадка. Она захватывает нас, распространяется по телу и изменяет температуру наших действий. У меня была агония лихорадочной злости. Меня обидели, и я не мог оставить это безнаказанным, даже рискуя обострить вражду и конфликт.

Философия создана для того, чтобы помогать справляться с лихорадкой деструктивных эмоций и импульсов.

Когда вы болеете, вы принимаете аспирин, ложитесь в постель, кладете холодное полотенце на лоб и отдыхаете — то есть, даете вашему телу то, что нужно. Философия — это одно из лекарств, которое дает мозгу свободное пространство, то, что он требует. Вы задаете себе вопросы и укрощаете импульсы.

Все, что мне было необходимо — день-два, чтобы процессы запустились. На третий день цикл был пройден, и я направил свою энергию в эффективное русло. Мои страдания окончились, и желание причинять страдания другим прошло — как нечто ненужное и вредное.

Через пару дней я нашел еще кое-что полезное у стоиков:

«Человек, поступающий плохо, делает хуже себе. Несправедливый человек несправедлив к себе — он рождает зло», — писал Марк Аврелий.

Так что, почему я должен наказывать тех, кто обидел меня? Они сами с этим справятся.

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Райана Холидея. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X