Чтобы остановить войну. Как модные бренды меняют мир

5 июня 2020, 21:13

Бизнес стал не только социально ответственным, но и ценностным — почти как церковь

Жизни темнокожих, желтокожих и белокожих важны.

Мир полон громких фраз. А сейчас и подавно. Люди на взводе, деньги заканчиваются, будущее непредсказуемо, и любой вброс сложных тем эскалирует конфликт и обращает внимание на проблематику философий и мнений. Расизм, сексуальные меньшинства, альтернативные взгляды на не самые простые темы — бам! Пожар!

Видео дня

Люди чувствуют себя беспомощными, от них зависит очень мало, и все, что остается — упражнять собственное мнение. О Трампе, о COVID-19, о мародерстве в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и Вашингтоне. А тут совсем понеслось.

Марк Джейкобс заявил, что он осознает, что есть вещи важнее магазина. Но что слышно в ответ: «Фу, он врет! Ему магазин важнее… У моего дяди Миши был магазин, он так не делал».

Умные люди знают, что иногда нужна смелость быть не агрессивным

Нам часто кажется, что компании используют ценности «на гребне» или в тренде в своих коммуникациях для достижения собственных целей в маркетинге. Просто чтобы понравиться потребителю. Но это не так (по моей версии, конечно). Любой яркий, неоднозначный посыл несет в себе риск потери продаж, поскольку всегда потребитель будет любить или ненавидеть — или же будет безразличен, но это к ярким заявлениям ни имеет никакого отношения. В таких скользких ситуациях нужно в самом деле иметь веское мнение. Мнение, которое основано на логике не младшего научного сотрудника креативно-коммуникационного агентства, а лидера. Человек со взглядами, принципами и ценностями сегодня — новый проповедник, простигосподи. И чаще всего это лидеры компаний или сами компании. Теперь бизнес стал не только социально ответственным, но и ценностным. Почти как церковь.

Вспомните Benetton — их рекламу с людьми всех мастей и пород. Это было дерзко, социально, важно, эффектно, своевременно. Та рекламная кампания, которая стала фактически брендом внутри бренда, сегодня уже превратилась в имя нарицательное. «Семья Бенеттон», — говорим мы, и всем понятно, что все очень разные в той семье. Так вот, такие кампании понемногу меняли мир. Guess снял женщин plus size, и вот красотки уже затмевают обычных худышек на подиумах. Бизнес меняет умы, и зачастую это ритейл. Ведь именно у него есть доступ к тем простым людям, которые, возможно, и принимали участие в погромах.

А про все эти современные погромы, вызванные целой культурой несправедливости белых по отношению к темнокожим — скажу. И я не хочу всех евреев сюда приплести или еще кого-то. Нет. Тема узкая, историческая, сложная. Там и обида, и гнев, и желание отомстить.

Чтоб остановить войну, нужно перестать драться, душить друг друга — наверное, об этом было сообщение. Ни один переговорный процесс с террористами не начинался с «ах вы ж говнюки!». Задача переговорщика — посопереживать, расположить к себе и сказать, что проблему нужно решать. Никто не отрицает, что чувство несправедливости заслуживает внимания.

Думаю, что Марк не первый день ведет переговоры и знает цену смелым выражениям. Но только они и способны призвать «быть не в конфликте».

Умные люди знают, что иногда нужна смелость быть не агрессивным. Сила воли быть человечным и великодушие быть настоящим.

И я уверена, что Марк говорил не только со светлокожими.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X