Переосмыслить свои корни. Каково это – быть украинцем в Нью-Йорке

2 ноября 2018, 20:37

Переезд вызывает очень много вопросов, прежде всего – к самому себе

Я переехал в Нью-Йорк три года назад, и с тех пор с нами – со мной и с ним – произошли кардинальные изменения. Мне удалось застать спокойную жизнь при Обаме, увидеть превращение Пола Манафорта из советника Виктора Януковича в руководителя предвыборной кампании Дональда Трампа и, наконец, стать свидетелем неожиданного поражения Хилари Клинтон, которое повергло 20-миллионный город в апокалиптическое отчаяние.

Видео дня

Вместе с макропотрясениями пришли микроизменения, когда пришлось заново собирать паззл своего профессионального Я. Потеряв несколько клиентов из-за своей «славянской прямоты», вынужденно начал ревизию принципов взаимодействия с окружающими и быстро выучил кунг-фу комплиментарной критики.

Изменилось за это время и восприятие собственной личности, и это был, прямо скажем, крайне неприятный опыт. Это как посмотреть всю фильмографию Ларса фон Триера сразу: ужасные ощущения в процессе и бесценный опыт самопознания в финале. Который, впрочем, не посоветуешь и врагу – во избежание обвинений в преступлении против человечности.

При этом все самое важное, что я понял за эти три года, умещается всего в одну мысль.

Но сначала вот что. Когда вы в последний раз спрашивали себя: кто я? Внезапно на этот ключевой для любого эмигранта вопрос оказалось крайне сложно ответить. Особенно, когда новая обстановка и правила поведения, как нескончаемая DDoS-атака, ломают проверенный алгоритм, а перенасыщенный рынок труда ставит под сомнения предыдущие достижения. Это про экзистенциальный кризис, а ответ на «кто я?» проще искать, ориентируясь на три параметра: работа, семья и национальность.

К примеру, я – креативный директор, муж и украинец.

В Америке очень развит трайбализм

Все три пункта связаны между собой и напрямую влияют на принятие решений. Взять хотя бы хитросплетение профессиональной и семейной жизни: готов ли ты работать по 18 часов, обделяя вниманием жену, или можешь позволить себе вечерние прогулки с любимой, отказав потенциальному клиенту? Ответ на этот вопрос одновременно отвечает и на следующий: идти тебе в штат или работать на фрилансе, зарабатывая поначалу ощутимо меньше.

С третьим пунктом сложнее. В городе, куда ежегодно приезжают миллионы людей, каждый из которых несет собственный культурный код, стремишься занять определенную нишу и гордиться местом рождения. К тому же в сфере моей профессиональной деятельности ценится неожиданный подход и оригинальный почерк, так что в поисках особого взгляда приходится глубоко копать.

Недавно мне пришлось прочесть книгу «Бегство от свободы» Эриха Фромма, в которой он противопоставляет «свободу от» и «свободу для». В детстве родители объясняют нам, кем быть и как себя вести, но забывают научить тому, что делать после выхода из-под их опеки. В итоге нам трудно понять, как использовать полученную свободу: привыкнув слушать других, мы не слышим себя и ищем ответы на стороне. И если рядом оказывается харизматичный лидер, то очень легко перенять его видение и перестать искать ответы самому.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

Мы боимся и не умеем пользоваться свободой, потому что она связана с крайне болезненным вопросом самоопределения. До переезда я был на 100% уверен в том, что знаю кто я, и полагал, что моя национальность и окружение здесь ни при чем. Тем внезапнее было осознание того, что это совсем не так.

Я понял, что незаметно для себя самого определил группу друзей и знакомых, которая составляла мою систему координат. Я знал список книг и фильмов, которые нужно читать и смотреть, чувствовал, как нужно выглядеть и на какие лекции и концерты ходить. И, что самое важное, в нашем кругу ценился исключительно зарубежный контент: нас интересовала прежде всего американская культура и европейская мода, британские сериалы и шведская литература.

В этой системе координат было очень мало украинского. Почему это стало проблемой только после переезда? Потому что в Нью-Йорке уже есть шведские и британские кинематографисты и рекламщики, выросшие на своих сериалах и книгах, но нет украинских. А новый взгляд требовал осознания своих корней, образов и идей – того, без чего я благополучно обходился тридцать с лишним лет.

В Америке очень развит трайбализм. Люди ищут себе подобных по самым разным характеристикам, будь то национальность, цвет кожи или сексуальная ориентация. Обсуждая возможность работы с одной продакшн-компанией, агент посоветовал обратиться к своему знакомому, потому что у него «славянская жена». Какое это имеет отношение к моим профессиональным навыкам? Никакого. Но в его понимании тот скорее проникнется симпатией к человеку «родственной» культуры – даже если это культура его жены.

Сам я очень боялся «синдрома Брайтон-Бич», когда человек привозит с собой на новое место неподъемный багаж жизненных устоев, выстраивает из них свой собственный Форт-Нокс и прячется там от «чужого». Он ходит в магазин «Калинка», ест на обед борщ и не видит смысла учить английский. И для меня было абсолютно естественным держаться подальше от этого «племени».

Найти баланс между шароварщиной и гордостью за свою страну непросто.

Одним из моих друзей в Нью-Йорке стал Владимир де Хесус Сантос – эквадорец, для которого очень остро стоял вопрос культурной апроприации. Его беспокоит то, что североамериканцы используют его культуру в своих целях. Например, его бесит, что в Лос-Анджелесе большинство уличных вагончиков с тако не принадлежит латиносам. И мне сложно было его понять: по-моему, любое распространение украинской культуры (пусть даже только «съедобной» ее части) звучит как отличная идея. Более того, это интересная задача – адаптировать богатое национальное наследие так, чтобы им заинтересовался мир.

Вернувшись ненадолго в Киев, я случайно познакомился с украинской певицей, которая смогла сделать то, над чем я ломаю голову – переосмыслить свои корни в рамках мировых YouTube-трендов. Ее визуальный стиль и язык сохранили национальность, адаптировавшись под вкусы ребят из Бронкса. Не называю имен, потому что здесь важен сам факт наличия людей, которые могут показать что-то исключительно украинское всем тем, кто искал вдохновения за пределами культуры своей страны.

Возвращаясь к той самой банальной мысли – быть украинцем в Нью-Йорке, значит переосмыслить свои корни в современном контексте. И это, возможно, самый сложный шаг в том, чтобы снова найти себя.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо NV
X