Это очень больно и страшно. Как война разрушает отношения

20 августа, 20:00
Екатерина Гольцберг: «Теряя близких из-за предательства, мы теряем больше, чем любовь» (Фото:Jaykayl/Depositphotos)

Екатерина Гольцберг: «Теряя близких из-за предательства, мы теряем больше, чем любовь» (Фото:Jaykayl/Depositphotos)

Когда уровень тревоги и страха и так очень высокий, причинить боль близкому человеку — это почти как убить его

Война разрушает наши дома, война разрушает нашу жизнь, война разрушает наши семьи. Война разрушает все. Но мне больнее всего оттого, что война разрушает доверие. Все больше людей обращаются за помощью к психологам именно по причине потери доверия и столкновения с предательством.

Видео дня

Многие коллеги уже поднимали эту тему в своих блогах, и у меня тоже есть свой взгляд на проблему, которым я хочу поделиться. Что-то покажется спорным, что-то при осознании и узнавании причинит боль. Но мы не можем не говорить сейчас об изменах. Потому что во время войны измена — это не просто мерзко и отвратительно, а еще и убийственно больно и страшно. В период сложных жизненных испытаний измена лишает нас базового доверия к миру. Того безусловного доверия, которое приобретается нами еще в младенчестве, и которое мы трепетно несем по жизни, пытаясь определить тех, кто прикроет спину в самых сложных жизненных ситуациях. В то время, когда уровень тревоги и страха и так очень высокий, сделать больно близкому человеку — это почти как убить его. Да, измена убивает.

Страх потери близких настолько острый, что некоторые готовы пойти на опережение

Пытаясь объяснить себе это явление, отдаю себе отчет, что причиной может быть именно нехватка коммуникации, где мужчинам присуще желание не говорить о своих страхах и тревогах, не рефлексировать свои обиды, а сразу бить прицельно. Мужчины не выясняют отношения, потому что «выяснять отношения» — это для них что-то вроде сложных бессмысленных разговоров о чувствах, которые они якобы не любят. Хотя лично я считаю, что выяснять, а точнее прояснять отношения время от времени очень нужно. Чтобы, как минимум, напоминать себе, что есть люди, которые нам ценны и которым ценны мы. И это должно происходить не только в семье, а и в дружеских отношениях, и в деловом партнерстве. Мы должны говорить: я ценю твою дружбу, я ценю твой вклад в развитие нашего бизнеса, ценю партнерство и возможность рефлексировать именно с тобой. Я ценю то, кем являюсь рядом с тобой, я ценю то, что ты делаешь и чувствуешь. Но мужчинам это сложно. Особенно, когда жизнь требует от них быть героями, а они, ну так бывает, оказались совсем не готовы ими быть. И теряются от того, что не могут оправдать ожидания, испытывают страх и отчаяние, неопределенность и беспомощность. Даже реальные герои теряются от собственных чувств.

Пытаясь понять мотивы мужчин, я допускаю, что сексуальная неудовлетворенность может толкнуть мужчину на быстрые и конкретные отношения, но не допускаю, что за это несет ответственность женщина. Я не могу принять тот факт, что можно обвинить женщину в том, что она покинула дом и мужчину, спасая себя и детей, лишив бедняжку гарантированного секса и борща.

Что же это за отношения, в которых женщина считается предательницей только потому, что уехала из страны, спасаясь от войны? И когда опасность миновала, ей могут предъявить претензии, дескать, зря уехала, могла и потерпеть, ничего ж страшного не случилось? Это мне очень напоминает коммуникацию с одним судьей, которому я доказывала, что страх перед возможным насилием и психологическое насилие — такое же насилие, и переживается так же остро, как и реальное физическое. Получается, если тебя не убили и до тебя враг не дошел, то зря вообще срывались с места? Должны были сидеть и ждать, пока не ударит рядом? Логика удивительна, особенно когда она предъявляется постфактум, когда степень вероятной опасности уже сложно оценить, но очень просто почувствовать себя героем лишь по факту присутствия в зоне опасности. И это все провозглашают вполне взрослые мужчины, хотя обиды предъявляют какие-то детские: она меня бросила! Как она могла!

Допускаю также, что огромное количество семей распадается, потому что должны были распасться, но все не было «повода» закончить эти утомительные отношения. А война оказалась весомым поводом и дала возможность «исчезнуть» из поля зрения домашнего насильника и законно увезти от него детей. Знаю достаточно много таких историй.

Допускаю, что и женщины немного рассмотрев «заграничных женихов» и сравнив их с теми, кого воспитали им мы, удивились, восхитились и решили попробовать. Из этого нам непременно придется сделать вывод, что стоит что-то поменять в воспитании наших мальчиков.

Допускаю и то, что страх потери близких во время войны настолько острый, что некоторые готовы уже сейчас потерять, чтобы не ждать, когда это произойдет в реальности… Пойти на опережение. То есть самостоятельно совершить психологическое самоубийство и вырвать самое дорогое из сердца, чтобы не было так больно. Но больно будет, не ведитесь!

А еще предположу, что новые пары, возникающие сейчас на фоне предательства, с большой вероятностью распадутся, потому что они построены на общей травме, на том страхе, который они пережили вместе, но неожиданно приняли за любовь. Травмы совпали комплементарно, то есть дополняя друг друга. Поэтому предположу, что, когда условия совпадения травмы (война) исчезнут (настанет мир), готовить мирный омлет на общей мирной кухне станет очень скучно и неинтересно. Не будет того ожидаемого драйва, с которого эти отношения начинались. И чувства просто исчезнут. Так стоит ли?

Теряя близких из-за предательства, мы теряем больше, чем любовь, мы теряем доверие, которое часто не подлежит восстановлению. Держитесь тех, кого любите, тех, кому верите, тех, кто был рядом, когда вам было хорошо, кто прикроет спину, когда плохо и страшно, с кем понятно без слов, в какую сторону бежать в случае опасности и с кем можно молча пить утром кофе в мире, где нет войны.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X