От Полтавы до Тибета: 5 книг о путешествиях. Блог писателя

30 января 2017, 19:46
Книжные новинки о путешествиях на любой вкус - от рассказов эмигранта до советов опытных путешественников и путеводителя для автомобилистов

Зимой, говорят, даже некоторые птицы возвращаются домой из дальних стран, зато с людьми не все так просто. Особенно, когда эти люди – писатели. Которых иногда в путешествие тянет, конечно же, не только туристическая жажда новых впечатлений или изменения мест, а совсем другие желания. Для кого-то из авторов этих книг все оборачивается веселым путешествием, кому-то мерещится печальной эмиграцией, а кто-то рад заглянуть в прошлое, изменив геополитику на геопоэтику отношений с пространством.

Видео дня

-_
-_ Фото:

Анджей Стасюк. Схід. — Л.: Видавництво Старого Лева, 2016

1_.
1_. Фото:

Ранее автор этой книги, известный польский писатель, не заходил так глубоко в дебри официального краеведения, ограничиваясь в своих путевых заметках собственными рефлексиями. Он сходил с поезда где-нибудь в степи, имея в сумке лишь бутылку самогона, запечатанную кукурузным початком, и потертую книжку. Геополитики в Стасюка всегда было мало, а говорилось в основном о геопоэтике. Неверной рукой подвыпившего мастера водила магия образа, она же творила пейзаж перед похмельным глазом наблюдателя. На этот раз, отправляясь на Восток, автор задумал очередное «частное» путешествие вглубь семейной мифологии. Но теперь Восток для него – это не туристические маршруты, а прежде всего мистическая территория сплошной опасности, которую надо обязательно преодолеть, чтобы вернуться к самому себе — то ли с ворохом идеологических клише и штампов, то ли с истинным знанием того, как живут люди за очередным железным занавесом, который для некоторых никто не отменял. Таким образом, тянется это путешествие (и воспоминания с рефлексиями) в Россию через Монголию, и с раздела в раздел меняются города — Иркутск, Улан-Удэ, Чита, Братск. Сначала у автора панический страх, как на пике Коммунизма, плохие сигареты и паленый коньяк, потому что впереди — «жах страшної матерії, яка простягалася аж до Хабаровська і Владивостока, до краю землі, за яким – вогняне пекло, де чорти палять людські тіла». После страха — понимание того, что «всюду жизнь», хотя не это главное для автора. Соревнования семейной мифологии, выросшей на советском агитпропе, с современной геополитикой и авторской геопоэтикой — вот основная идея этой непростой книги, которую желательно прочесть, отправляясь в такие «восточные» странствования.

Володимир Єшкілєв. Тибет. — Івано-Франківськ: Лілея-НВ, 2016

2_
2_ Фото:

Тем временем для следующего автора рамки местечковой мифологии всегда были тесными. В своих странствиях он медитировал в пирамидах Египта и буддийских храмах Тибета. А еще изобрел «станиславский феномен» и приблизил прошлое, реконструировав «масонскую» историю Украины. В частности сборник «Тибет» Владимира Ешкилева — это история некоего Тамерлана, который полжизни проиграл в провинции в шашки, и которому, наконец, стали тесноваты рамки местной географии. Его тантрическая повесть «Пять тел богини» из этой подборки в свое время вызвала бурю протестов в Киевском горсовете. Эротика в ней затмевает славу даже известного порнографа Юрка Винничука. Дорожные дневники, привезенные автором из Тибета, полные экзотических таинств и философских рассуждений — именно с таких записей рождается его литературно-мистическая проза. Ну а «Нумерология», «Князь Ужаса» и «Масонский проект «Украина» — это известные эссе ивано-франковского экзегета, благодаря которым сборник приобретает особенный, «ритуальный» привкус тайны.

Василь Махно. Дім у Бейтінґ Голлов. — Л.: Видавництво Старого Лева, 2016

Этот сборник очень простой, и прочитать его можно за пару часов. Дебютная проза поэта Василия Махно — это вообще-то восемь рассказов, чьи названия напоминают поэзии автора, который последние 15 лет живет в Нью-Йорке. Раньше у него были «фирменные» лисы, совы и рыбы, теперь — шляпа, дактов, сливы. И еще Бруклин, 42 улица. В принципе, далековато от нашего настоящего, и именно из-за этого автору кажется, что здесь у нас своеобразный жанровый упадок. «Я хотел возродить жанр рассказа, который почему-то в украинской литературе стал непопулярным. Все пишут романы», - сообщил он во время вручения премии по скайпу. Так же, возможно, благодаря трогательной заботе о судьбе укрсучлита проза Махно в этом сборнике не очень прихотлива, называясь экзистенциальной. Это когда где угодно пишут о том, что происходило в разные времена и на разных континентах, но мыслями всегда дома, в родном селе, где почтальон едет на велосипеде, зацепив штанину прищепкой для белья. Чтобы не затянуло в цепь, водоворот воспоминаний и заодно пение песни «Нью-Йорк, Нью-Йорк». Поэтому в этих рассказах мужчина за пятьдесят с любовницей из Кривого Рога ищет себе убежища в другом месте, вдова, съехав с гайвея, заправляет полный бак, повстанцы везут на казнь молодого скачка, а на автобусной станции в Чорткове раскинули табор цыгане. Но в конце повествование все равно заворачивает в эмиграционную пустоту, хотя герои оттуда давно уже уехали. Что осталось? «Два тренувальних велосипеди і бігова доріжка, які стояли в кутку великої пивниці, накриті брезентовими чохлами, викинули на вулицю. Книжки забрали до німецької бібліотеки, але роками передплачуваний журнал «Нью-Йоркер», стоси якого припадали пилюгою, потрібно було комусь передати».

3_
3_ Фото:

Антон Фридлянд. Путешествие вместо туризма. — Х.: Виват, 2016

Книга известного киевского писателя отличается от привычных путеводителей хотя бы тем, что в ней нет привычных рассказов о всем известных достопримечательностях, традиционных маршрутах и популярных местах паломничества туристов. В первую очередь автор уделяет внимание не таким очевидным для глаза бывалого в старину путешественника маршрутам. Но и не забывает при этом объяснять процедуру въезда и визовые правила, а также рассказывает о ценах, местной кухне и транспорте. Книга состоит из двух частей: в одной рассказывается о безвизовых странах, преимущественно азиатских, во второй — о европейских странах. От Камбоджи до Грузии и от Чехии до Нидерландов девиз автора — «Экстрим, экспромт, эксперимент!».

4_
4_ Фото:

Автопутеводитель по Украине: 12 эксклюзивных маршрутов. — К.: Видавнича група КМ-БУКС, 2016

В книге известного журналиста — 12 эксклюзивных маршрутов по Украине, среди которых вот такая историко-культурная экзотика — «Дворянские гнезда Черниговщины», «Гоголевская Полтавщина», «Казацкий поход за пороги», «По местам Хмельницкого и Шевченко», «Соляной путь Галичины», «Замки ближнего Подолья» и другие. Надо ли нам оно, спросите? А если, к примеру, там нет буфета? А, скажем, телевизор в мотеле не работает? Все это, дорогие мои автолюбители и профессиональные руководители, у автора предусмотрено, ибо сам плавал, ездил, ел-пил по дороге, еще и смотрел на всяческую красоту. Итак, допустим, Нежин у нас на пути. Пожалуйста, «продолжительность экскурсии 3 часа + обед», как сообщает нам путеводитель. Кроме того, что в этом славном городе родился автор украинских боевиков и детективов Андрей Кокотюха, тут еще и умер князь и герой «Слова о полку Игоревом» Изяслав Ярославович. Но трапезе это не помешает, потому что, во-первых, Кокотюха давно не обедает, и поэтому застольная беседа на пару недель нам не грозит, во-вторых, надолго не засидимся, ибо где именно умер князь, ни один из сегодняшних холопов точно не покажет. Поэтому даже часа будет достаточно, чтобы перекусить в салоне, грустно глядя на тучки, которые уже собираются над Луцком. Почему именно над Луцком? Потому что в этом замечательном путеводителе — точно все «областные» сведения для заядлых автомобилистов — полная, так сказать, география.

5_.
5_. Фото:
Показать ещё новости
Радіо НВ
X