Неатомная блондинка. Рецензия на фильм “Красный воробей”

19 марта 2018, 19:00

Что бы ни снимал Голливуд о постсоветском пространстве, все равно получается угар в ушанке

Оскароносная Дженнифер Лоуренс, присоединившись к проекту режиссера Френсиса Лоуренса (однофамильца и, по совместительству, создателя “Голодных игр”), отправилась по нелегкому пути “атомной” Шарлиз Терон, то есть пути блондинки на секретной службе.

Видео дня

“Красный воробей” снят по литературному первоисточнику – одноименному роману Джейсона Мэттьюса 2013 года. Краткая характеристика от людей, его читавших, – “50 оттенков Kingsman”. То есть извращенный секс агентов спецслужб при исполнении. В принципе, в подобной литературе нет ничего крамольного, если воспринимать ее просто как стеб.

Итак. Где-то наши дни. Балет. Большой театр. В нем – прима-балерина (Лоуренс). Ее дядя – агент (не тайный, все это знают). Холод. Серость. Водка. Угловатые лица. Густые брежневские брови. Россия.

Однажды прима Лоуренс ломает ногу и заканчивает с балетом. Дядя устраивает племянницу в секретную школу спецагентов. Там правит Матрона (это имя персонажа). Заставляя новобранцев смотреть порнографию и публично заниматься сексом, она делает из них “воробьев”, которые добывают информацию при помощи привлекательной внешности и отточенного навыка оральных ласк.

По традиции, кровавому КГБ противостоит вылощенное ЦРУ. Агенты последнего за версту чуют противника и одним движением щетины штабелями кладут их в свою постель. А дальше начинается традиционная забава “найди крота”.

Короче, на суд аудитории вынесен типичный секретнослужебный и спецагентурный детектив, обильно сдобренный эротическими сценами. Внимательный к мелочам зритель уже к середине фильма способен вычислить “крота”. После чего можно расслабиться и рассмотреть ленту сквозь призму легкого комедийного жанра.

Режиссер не решился цитировать роман дословно, но непрозрачные полунамеки очень доходчиво передают его дух. “Красный воробей”, запутавшись в силках клише времен Холодной войны, взахлеб упивается стереотипными представлениями о постсоветских странах. Но его самый главный минус – в нарочитой серьезности. Взявшись за экранизацию полупорнографического трэша, Френсис Лоуренс не нашел в себе смелости “облегчить” работу и добавить в нее толику, скажем, “Джонни Инглиша”. Вместо этого, все два часа каменные лица Дженнифер и сотоварищей на одном дыхании хлебают традиционную солянку из tovarish, babushka, balalaika, matushka rossija.

“Красный воробей” – это типичная голливудская клюква о пост-СССР

Подобно “Голодным играм” и “Маме!”, в “Воробье” история вращается вокруг главной героини. Лента якобы демонстрирует путь девушки от балерины к спецагенту через тяжелейшую работу над собой во имя высокой цели – помощи матери. Но, похоже, Дженнифер Лоуренс выдохлась на площадке фильма “Мама!” и до сих пор не вернулась в свою лучшую форму. Ее персонаж с одинаковым выражением лица на все случаи жизни действует без эмоционального надрыва и не вызывает никакого сочувствия. В этом фильме она – лицо с витрины, которое завлекает проходящего мимо зрителя. Однако на поверку оказывается фальшивкой, сделанной из пластика. Хорошо загримированный манекен.

Словом, “Красный воробей” – это типичная голливудская клюква о пост-СССР. Рекомендуется к просмотру всем ностальгирующим за “Красной жарой” и за фирменным шварценеггеровским “Hooligany!».

Исключительно с целью стеба.

5 из 10

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X