Задача родителей. Три вещи, которые нужно дать детям

7 июня 2021, 00:52

Любовью нельзя избаловать, но отсутствием любви можно искалечить

Моей дочери Нане — 17 лет, сыну Саше — 6,5. И я уверена, что есть три вещи, которые особенно важны в воспитании детей.

1. Любовь

Я всякий раз прихожу в бешенство, когда слышу, читаю или наблюдаю, что есть люди, до сих пор убежденные в том, что любовью ребенка можно избаловать. Что избыток тактильности, якобы, сделает из него тряпку, обилие признаний в любви помешает сформировать стержень — и прочая чушь, которая меня заставляет на доли секунды онеметь от возмущения. Любовью нельзя избаловать. Но отсутствием любви можно искалечить. Навсегда.

Видео дня

Я росла в самой тактильной, самой нежной, самой безусловной родительской любви. И вот мне 41 год, и нет дня, чтобы я не вспоминала и не благодарила за нее своих родителей. При этом я считаю себя сильной женщиной, с достаточно жесткими принципами, волевым характером, и вряд ли кто-то из моего окружения назовет меня тряпкой. Но такое впечатление, что родители пропитали каждую клетку моего организма любовью, и от этого в каждой клетке сформировались маленькие аккумуляторы, позволяющие мне ежедневно накапливать любовь как для моих близких, так и для моей общественной деятельности. Только любовь родителей создает такие аккумуляторы, и чем ее больше, тем ты больше потом сможешь отдавать в своей жизни. Вряд ли на Земле есть человек, который меня в этом разубедит.

2. Пространство

Но любовь не означает, что нужно постоянно носиться за ребенком с пуховой периной и подкладывать ее при малейшей мысли об опасности. Это как раз довольно разрушительный путь. Я даю своим детям большую свободу и настаиваю на том, чтобы они самостоятельно принимали решения.

Любовь не означает, что нужно постоянно носиться за ребенком с пуховой периной

Мои дети знают, что я их бесконечно люблю. Я мама, которая всегда рядом, на которую всегда можно положиться и которая всегда поможет — если попросишь ее об этом. Конечно, с малышами все немного иначе, но с дочерью, когда она достигла подросткового возраста, мы договорились: «Я не разрушаю себя, постоянно переживая из-за того, что с тобой что-то не так, что ты совершаешь ошибки и заходишь, как мне кажется, не туда — потому что я так рехнусь, но, главное, мы потеряем наши отношения. Такое пристальное материнское внимание тебе уже не нужно. Ты должна сама совершать свои ошибки. Они и есть путь. Но если тебе плохо и ты не можешь выбраться, ты всегда можешь спросить меня, что делать, и мы разберемся вместе».

С определенного возраста Нана сама принимает решения и сама несет за них ответственность. Но если она заходит в тупик, то приходит ко мне. Моя задача — не потерять с детьми связь. Самое жуткое — это когда ребенок мечтает поскорее избавиться от родителей. Это мой самый большой страх. И цель, которую я перед собой ставлю — отпустить детей во взрослую жизнь, но сделать это так, чтобы им всегда хотелось ко мне возвращаться, чтобы они всегда понимали, что у них есть дом.

И да, такая модель воспитания требует серьезных маневров между любовью и дисциплиной. Поэтому здесь мы переходим к следующей важной вещи.

3. Уважение

С маленькими детьми начинается все очень просто. Ты выставляешь им некий набор элементарных правил — гигиена себя и своей территории, умение позаботиться о каких-то своих маленьких потребностях, — а потом постепенно расширяешь сферу ответственности и больше дисциплинируешь. Но в каждом случае ты говоришь о том, что считаешься с мнением человека. И этому я училась. Я училась убирать из своей лексики слова «Я сказала», «Почему? Потому что». Сегодня, слыша вопрос «почему», я останавливаюсь и объясняю, и трачу на это достаточно много усилий. Это в самом деле непросто, намного легче диктаторски заявить: «Потому что».

И здесь есть еще одна очень серьезная вещь. Когда-то наш брак споткнулся о то, обо что спотыкается, думаю, не то что каждая вторая — каждая первая семья. С появлением детей союз двоих начинает трансформироваться в союз троих, четверых и так далее. Союз двоих тает, размывается, дробится на молекулы. И в этом самая большая проблема современных браков. Поэтому уважение я бы распределяла на всех членов семьи. С одной стороны, уважение к ребенку, к его пространству, мнению, эмоциям, ощущениям, словам. С другой — формирование у ребенка уважения к союзу папы и мамы.

Когда мы поняли, что с появлением первого ребенка в нашем союзе двоих начались проблемы, дочь была четко поставлена перед фактом: у мамы с папой есть свой мир. Есть время, когда они должны побыть вдвоем. В поездке, на выходных, на прогулке — вдвоем.

Тогда многие из знакомых в ужасе выпячивали на меня глаза и говорили: «А как же так, как же яжмать?» А яжмать из этой поездки с любимым мужем или с этой воскресной прогулки возвращается другим человеком, который не шипит на ребенка, не вымещает на нем все свои обиды и стрессы, а, наоборот, обрушивает ту самую любовь, ласку, нежность, которая детям и нужна. И при этом яжмать еще и подпитывает отношения со своим мужчиной.

Мои дети и муж великолепно знают, что у меня есть свой уголок в квартире. Я ежедневно закрываюсь там ненадолго, мне это необходимо, и все это принимают и уважают. Точно так же, как у мужа есть собственный кабинет, а у каждого ребенка — своя комната, где их никто не побеспокоит, если они захотят побыть одни.

Я до сих пор очень часто натыкаюсь на непонимание женщин, когда говорю о том, что мужчину и ребенка нужно ставить на один уровень. Но я убеждена, что в семье уважение должно быть не во имя детей, а во имя каждого из ее членов.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X