Это иллюзия. Почему мы на самом деле не знаем, чего хочет наше будущее «я», — лектор TED

27 декабря 2022, 20:43
Журналист и писатель Шанкар Ведантам (Фото:ted.com)

Журналист и писатель Шанкар Ведантам (Фото:ted.com)

Журналист и писатель Шанкар Ведантам в своем выступлении на TED рассказывает о том, насколько изменчива наша личность и как можно повлиять на ее формирование

Перевод Алины Ержанкызы для TED

Когда мне было 12 лет, я сломал ногу, играя в футбол. Дома, вечером, я не сказал об этом родителям, потому что на следующий день я с отцом собирался идти в кино смотреть фильм про футбол. Я переживал, что если скажу им про ногу, они отведут меня к врачу. Я не хотел смотреть на врача. Я хотел смотреть фильм.

Видео дня

На следующее утро входит отец и говорит: «Хорошая погода. Давай прогуляемся до кинотеатра».

Это было в миле от дома. Мы идем, отец спрашивает: «Почему ты хромаешь?» Я говорю, что у меня что-то в обуви.

Фильм был потрясающий. Это были истории нескольких величайших звезд футбола, знаменитых бразильских игроков. Я был в восторге. В конце фильма, я сказал отцу про ногу. Он отвел меня к врачу-ортопеду, и тот наложил мне гипс на три недели.

Сегодня я рассказываю вам эту историю, потому что через четыре десятилетия уже не считаю себя фанатом футбола. Сейчас я болельщик другого вида спорта. Мое 12-летнее «я» не только сочло бы это непонятным. Мое 12-летнее «я» сочло бы это предательством.

Наши будущие «я» могут не разделять наши взгляды, наши позиции, наши надежды

Вы можете сказать, что мы меняемся с той поры, когда нам 12, поэтому перемотаем вперед на 10 лет. Когда мне было 22, я был свежеиспеченным инженером-электронщиком на юге Индии. Я понятия не имел, что через 30 лет буду жить в Соединенных Штатах, буду журналистом и ведущим подкаста Hidden Brain. Это шоу о человеческом поведении и о том, как применять психологию в нашей жизни. Когда я закончил колледж, у нас не было подкастов. Мы не гуляли со смартфонами в карманах. Поэтому мое будущее не просто было неизвестным, оно было непредсказуемым.

Все мы последние три года пытаемся выйти из пандемии коронавируса. Если подумать, какими мы были до нее, три года назад, то мы увидим, как мы изменились. Мы увидим, как тревога, изоляция и потрясения изменили нас и наше мировоззрение, изменили наше видение. Но тут есть парадокс, и он заключается в следующем — когда мы оглядываемся назад, мы замечаем огромные изменения в том, кем мы стали. Но когда мы смотрим вперед, мы склонны представлять, что будем такими же и в будущем.

<...>

Я называю это иллюзией постоянства. Думаю, одна из причин этого в том, что когда мы смотрим в прошлое, контраст нашего предыдущего «я» с нынешним предельно ясен. Мы ясно видим, что мы стали другими. Когда смотрим вперед, мы можем представить себя немного старше, чуть больше седины, но мы не представляем, в принципе, что у нас будут другие взгляды или другие точки зрения, что мы станем другими людьми. Поэтому эти изменения кажутся трудноразличимыми.

Сегодня я хочу вам показать, что эта иллюзия имеет глубокие последствия в отношении вопросов, связанных с жизнью и смертью. Позвольте представить вам Джона и Стефани Ринка.

poster
Дайджест главных новостей
Бесплатная email-рассылка только лучших материалов от редакторов NV
Рассылка отправляется с понедельника по пятницу

<...>

В 1971 году Джон и Стефани поженились в мэрии Кембриджа в Массачусетсе. Ему было 22, ей 19. После женитьбы они путешествовали по разным частям страны и итоге остановились в Северной Каролине. Джон стал школьным тренером по баскетболу, Стефани — медсестрой. И поскольку они жили в сельской части штата, она часто навещала пациентов по домам. Многие ее пациенты были очень больны. У них было низкое качество жизни и смертельные болезни. Когда Стефани возвращалась после таких визитов, ее часто трясло. Тогда она говорила Джону: «Джон, если я когда-нибудь заболею неизлечимой болезнью, пожалуйста, не продлевай мои страдания. Мне важнее качество жизни, чем ее количество». В более тяжелые моменты она говорила: «Джон, если я когда-нибудь заболею, просто пристрели меня. Просто пристрели».

И Джон Ринка, смотря с любовью на свою жену, здоровую жену, отвечал: «Хорошо, Стеф, хорошо».

Через пару десятков лет, в свои пятьдесят, Стефани начинает невнятно произносить слова. Она идет к доктору, который делает пару анализов и диагностирует боковой амиотрофический склероз [БАС] — болезнь Лу Герига. Врач говорит ей, что это смертельно. Это неизлечимо. Он говорит, что настанет день, когда она не сможет самостоятельно дышать. Стефани, будучи Стефани, решает извлечь из жизни как можно больше радости и удовольствия, она проводит время с друзьями и семьей. Когда ей становится хуже, она и Джон проводят время на их любимом пляже. И приходит день, когда Стефани больше не может дышать. Она задыхается, и Джон отвозит ее в больницу. И медсестра в больнице спрашивает: «Миссис Ринка, хотите подключиться к аппарату искусственной вентиляции легких?» И Стефани соглашается. Джон ошеломлен. Они вели этот разговор 30 лет. Конечно, это не то, чего хочет Стефани. Он ничего не говорит. Следующим утром, он спрашивает: «Стеф, когда медсестра спросила тебя, хочешь ли ты подключиться к ИВЛ, и ты сказала „да“, это действительно то, что ты хотела?» И Стеффани подтвердила.

Вы можете возразить, что если бы она написала предварительное распоряжение, если бы ее доставили без сознания, и медсестра спросила Джона: «Какие пожелания у вашей жены?» Он, не задумываясь, ответил бы: «Конечно, она не хочет подключаться к ИВЛ. Мы должны придумать способ, как создать ей хорошие условия, чтобы она могла достойно умереть». Конечно, это решает юридическую головоломку. Но это не решает этическую проблему. И эта этическая проблема в том, что Стефани в возрасте 39 лет, здоровая, не имела представления, чего Стефани в 59 лет, задыхаясь из-за неизлечимой болезни, будет на самом деле хотеть. Для взрослой версии Стефани также незнакома ее версия моложе — незнакомка, которая пыталась принимать за нее решения о жизни и смерти.

Философы много лет обсуждали мысленный эксперимент — его иногда называют «корабль Тесея». Великий воин Тесей вернулся после своих подвигов, его корабль стоял в гавани как памятник. На протяжении десятилетий части судна ветшали, и когда это происходило, ветхие доски заменялись новыми. Пока, в конце концов, не произошла замена всех частей корабля на новые. И философы, начиная с Платона, задавали вопрос: «Если все составные части корабля Тесея заменили на новые, остается ли он все еще кораблем Тесея?»

Мы с вами — ходячие примеры корабля Тесея. Наши клетки постоянно обновляются. Сегодня вы не те же самые люди, которыми были 10 лет назад. Биологически вы стали другим человеком. Но я верю, что на психологическом уровне происходит нечто гораздо более глубокое. Вы можете возразить, сказав, что судно — не просто набор досок, а тело — не просто набор клеток. Именно объединение досок создает судно. Именно объединение клеток создает тело. Если вы сохраняете объединение, даже если вы меняете местами доски или клетки, у вас все еще есть тот же корабль, то же самое тело. Но на психологическом уровне каждый новый наложенный слой не идентичен тому, что был раньше. Пластичность мозга, о которой мы все так много слышали, означает, что вы постоянно становитесь новым человеком.

Это имеет глубокие последствия для многих аспектов нашей жизни. <…> Отложим философские вопросы на потом, и позвольте мне рассказать вам о некоторых практических трудностях этой проблемы. Когда мы даем обещания другим, когда клянемся любить кого-то до гроба, то даем обещание, сдержать которое должен незнакомец. Наши будущие «я» могут не разделять наши взгляды, наши позиции, наши надежды.

<…>

Когда мы принимаем законы, мы часто делаем это с намерением сделать страну лучше, сделать ее более развитой. Но в любой стране, которая существует уже довольно долго, есть множество законов, которые имели смысл при их создании — они считались разумными, когда их разрабатывали — а сегодня кажутся устаревшими, абсурдными или даже недопустимыми. И все эти примеры исходят из одной проблемы, заключающейся в том, что мы воображаем, что знаем конец истории. Что в будущем будет все тоже самое.

У меня есть три совета, как бороться с этой проблемой. И это коварная проблема, потому что все мы тратим так много времени своей жизни, пытаясь сделать счастливым будущее «я». Мы не спрашиваем себя: «Возможно ли, что через 20−30 лет наши будущие «я» будут оглядываться на нас с недоумением, с обидой? И наши будущие «я» спросят нас: «Что заставило вас подумать, что это то, чего я хотел бы?»

Первый мой совет — если вы принимаете идею, что станете другим человеком через 30 лет, принимайте активное участие в создании того человека, которым хотите стать. Вы должны отвечать за свое будущее. Вы должны быть архитектором будущего себя. Но что это значит? Проводите время не только с друзьями и семьей, но и с другими людьми. Тратьте время на увлечения и профессиональные занятия, которые отличаются от того, что вы делаете регулярно. Расширяйте свой кругозор, потому что вы станете кем-то другим, и, кроме того, сможете решить, кем будет этот человек. Итак, первый совет — быть любознательным.

Во-вторых, когда мы высказываемся в социальных сетях, на политических форумах, или на званых обедах, давайте помнить, что среди людей, которые могут с нами не согласиться, есть и мы сами в будущем.

Поэтому, когда мы выражаем свое мнение с большой уверенностью, давайте не забывать добавлять немного скромности. Кстати, это правильно не только на индивидуальном уровне — это также справедливо и в организации. Как-то я разговаривал с молодой замечательной женщиной. Она только что заняла руководящую должность в своей компании, и у нее было много идеалистических идей о том, как эту компанию изменить. И она спросила меня: «Как нам внести эти изменения так, чтобы в будущем никто не пришел и не отменил их?» Это очень человеческое желание, которое проистекает из той же самой веры, что наш взгляд на историю — это есть последнее слово. И, попросту говоря, это неправильно.

Третье. Я дал вам несколько примеров, где наши будущие личности слабее, чем мы есть сегодня. И это правда — это часть истории. Но только часть истории. Наши будущие «я» также будут обладать способностями, и сильными сторонами, и мудростью, которой сейчас нет. Поэтому, когда мы сталкиваемся с возможностями и колеблемся, когда я говорю себе: «Не думаю, что смогу бросить работу и основать свою компанию», или говорю, что не получитсяосвоить музыкальный инструмент в 52 года, или что не смогу заботиться о ребенке-инвалиде, на самом деле следует сказать: «Сегодня у меня нет возможности делать такое, но это не значит, что у меня не будет способности сделать это завтра». Итак, урок номер три — быть смелым.

Я верю, что если вы сможете сделать эти три вещи — сохраните в себе любознательность, будете скромными и смелыми, тогда ваши будущие версии через 20−30 лет оглянутся назад без обиды или недоумения, посмотрят на вас и скажут: «Спасибо».

Полную версию можно найти на TED

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо NV
X