Книга, которой не хочется делиться. Блог Татьяны Дудник

10 февраля 2017, 19:37
Она читается лишь один раз, и каждый увидит в ней что-то свое, найдет отголоски детства и взрослых самокопаний

О “Маленькой жизни” Ханьи Янагихары сказано так много, что больше говорить вроде и неприлично. Но спустя две недели после прочтения, никак не могу начать новую книгу - ибо не высказано.

Видео дня

Взять в руки фолиант большого формата объемом 700 страниц мелким шрифтом в эпоху короткого интернетного чтива надо еще решиться. Даже тем, кто любит читать. Еще и при полной занятости, детях, дороге на работу пешком, когда разве что аудио, когда на сон в сутках остается каких-то пять-шесть часов.

Книга о человеческих отношениях, всеобъемлющей дружбе и безусловной любви. Почему безусловной? Потому что главный герой с большой детской травмой ненамеренно и изощренно издевается над своими друзьями.

«Джуд – мудак». «Он не мудак, ему было мучительно больно жить». «Мудак, потому что мучал всех собой». «Прежде всего себя. Но да, он не способен был оценить ту любовь, которую получал». «Просто все его очень, даже слишком любили». «Есть такие люди, бесконечно располагающие к себе. И ты сам не можешь объяснить, почему хочется заботиться о них».

Это диалог из переписки с другом, который читал Янагихару параллельно. Кстати, это особое удовольствие - читать вместе с кем-то, обмениваться цитатами, сравнивать реакции и впечатления, удивляться, что вот только что хотел отправить этот удачный кусок, и тут сам получил его. И внезапное: эй, почему я ассоциирую себя с Джудом? Блин, и ты тоже?

Взять в руки фолиант большого формата объемом 700 страниц мелким шрифтом надо еще решиться

Так вот, человек, не переживший в детстве какой-либо травматический опыт, этот роман не поймет, сочтет его сопливым и дальше 120 страницы не пойдет. Потому что накал страстей все круче, идеальный мир выросших друзей все неправдоподобнее, подробности все отвратительней. Слезы мешают говорить. Местами Янагихара перегибает, как будто в мире одни педофилы и гомосексуалы. Или как будто каждый живущий самореализовывается в высшей степени, богат, красив и знаменит.

История Джуда раскрывается постепенно и превращается в сплошной поток боли. Он режет себя, чтобы отпустило, чтобы прогнать воспоминания, очиститься и на какое-то время почувствовать себя как все. Хотя он и есть как все, но сам этого не ощущает, не может побороть прошлое - первые 15 лет. Его окружают лучшие в мире друзья, с него пишут картины, его речи в зале суда приводят в пример - но он не способен получать удовольствие от жизни, он слишком зациклен на себе. Лишь на короткое мгновение он позволяет себе открыться, почувствовать “как будто отращивает новые части тела - второе сердце и второй мозг, - чтобы вместить избыток чувств, изумление перед своей жизнью”.

Во многих отзывах звучит слово “эгоист”. Но мне так не кажется. Как писала Элизабет Страут в “Меня зовут Люси Бартон”: если ты чего-то не получил в детстве - это с тобой навсегда. Если тебя много раз унижали, ты привыкаешь считать себя гадчайшим ничтожеством, и каждое проявление внимания сеет панические сомнения - это он мне, я что видимый для других, я существую? Так в чем же виноват Джуд? Даже если он расскажет, мальчики из благополучных семей его не поймут.

Последние 200 страниц несколько затянуты, читателя заставляют снова и снова погружаться в зажеванную пелену страданий уже 50-летнего героя. Сочувствие сменяется раздражением, восхищение недоверием, умиление страхом. Но вот что странно: пока читаешь, не можешь думать ни о чем другом; дочитал - и к книге не хочется прикасаться, как будто она таит твои самые страшные секреты, которые должны быть глубоко закопаны на задворках памяти.

Эта книга читается лишь один раз, и каждый увидит в ней что-то свое, найдет отголоски детства и взрослых самокопаний, но в любом случае это очень личная история. Совсем не маленькая жизнь.

«Дочитал. Рыдал в самолете». «Ага. Как-то так. Последние 70 страниц три дня читала.

«Чем вообще дружба хуже любовных отношений? Почему не гораздо лучше? Ведь дружба - это два человека, которые день за днем остаются вместе, потому что их связывают не секс, не физическое влечение, не деньги, не дети, не собственность, а только обоюдный уговор быть вместе, взаимная преданность союзу, который никак нельзя узаконить. Друг становится свидетелем и тягостной череды твоих неудач, и долгих приступов скуки, и редких успехов. Дружба - это чувство, которое дает тебе почетное право видеть, как другого человека охватывает самое черное отчаяние, и знать, что ты тоже можешь впасть в отчаяние при нем».

Кстати, в этом году «Маленькая жизнь» выйдет на украинском, а на русском вторая книга Янагихары (которая на самом деле первая) «Люди в деревьях».

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X