Скоро в школу. Как подготовить детей в наших непростых условиях

26 августа, 00:20
Светлана Ройз: «Процессы запоминания информации могут быть усложнены» (Фото:yacobchuk1/Depositphotos)

Светлана Ройз: «Процессы запоминания информации могут быть усложнены» (Фото:yacobchuk1/Depositphotos)

Это то, к чему родителям, учителям и директорам школ сейчас нужно быть готовыми при любом формате обучения

Детковедение военного времени — методичка для родителей и учителей. Я структурировала то, к чему нам — родителям, учителям, директорам школ — сейчас нужно быть готовыми. При любом формате обучения. Создала простую методичку по непростой теме. О том, что может сейчас проявляться и что мы можем делать.

Видео дня

Все дети (школьники и студенты), родители, педагоги — супергерои. И у нас открывается свой новый фронт.

Что нужно помнить о возможных изменениях в учебных навыках (и нормализовать — объяснить детям и взрослым, что это нормально, никто не тупой, не неудачник, что это временно).

1. Летний откат в знаниях: в этом году мы не можем спрогнозировать, сколько времени нужно отвести на повторение материала. К привычному «летнему откату» присоединился еще стресс — это влияет на работу долговременной памяти. Детям важно объяснить, чтобы снять их тревогу: все постепенно вспомним.

2. Многие дети отвыкли писать ручкой на бумаге. У многих точно изменится почерк, мы можем наблюдать некоторый регресс в письменных навыках. Все впоследствии вернется, важно чаще и взрослым, и малышам — давать упражнения на расслабление мышц, помнить, что сейчас темп обучения и письма будет замедляться.

Травматический опыт усложняет восприятие абстрактных понятий

3. Дети (и взрослые), пережившие опыт травматизации, часто на время, пока не стабилизируются, «забывают» правила орфографии. На последствия ковида у многих наложился стресс. Возможно, игры со словами, кроссворды, карты помогут.

4. Возможны сложности с предметами и знаниями, связанными с пространственной ориентацией (это одновременно и геометрия, тригонометрия, и то, что связано с предлогами — над, за, под, через). Нам нужны любые активности, где ребенок мог бы создавать 3D модели — лего, пластилин, оригами, лепка, спорт, игра на музыкальных инструментах.

5. Травматический опыт усложняет восприятие абстрактных понятий — именно сейчас нужна наглядность, прикладные, практические, конкретные, понятные знания и действия.

6. Навыки чтения: у каждого из нас (взрослых и детей) была своя адаптация к стрессу — кто начал учиться и больше читать, а кто не может достаточно сконцентрироваться. Навыки чтения у детей могут ухудшиться нам важно помнить, что это временно. Всё восстановится. Об условиях, в которых это может быть быстрее, чуть ниже.

7. Долгосрочная память: процессы запоминания информации могут быть усложнены. Когда мы переживаем стресс, работа гиппокампа, отвечающая в том числе и за долговременную память, угнетается. Начинаем с маленьких объемов информации, закрепляем все в действиях, движениях. На переменах двигаться обязательно!

8. Дети во время учебы могут крутить что-то в руках, качаться на стуле — это не отвлечение, это их способ «оттормозить» лишние сигналы. Многие дети так, напротив, концентрируются. Можно включить такие движения — разминки в учебный процесс.

9. Многие дети за это время привыкли держать телефон в руках — это для них символ управляемости, контролируемости. Нужно подумать, что с этим делать, — может, включать приложения в телефонах в процесс обучения.

10. Детей может больше, чем в другие годы, раздражать то, что не чувствуется практичным. Важно готовиться к вопросам, как это использовать, возможно, давать больше проектной работы.

Что нужно помнить об эмоциях и отношениях

Мы не знаем, что может стать триггером для эмоциональных реакций, — во время подготовки уроков мы должны быть очень аккуратны с подбором видео, фото и музыки. Желательно знать, через какой опыт прошла семья, чтобы оказать поддержку, если она нужна. Избегайте неожиданных звуков.

Безопасность: любой процесс обучения начинается с ощущения безопасности (насколько сейчас возможно). Безопасность — это наша предсказуемость, знание правил, знание территории, неприкосновенность телесная, уважение к границам, понятные правила, «безопасное пространство» — когда ребенок даже на своем месте может «уединиться» (придумать жест, который это показывает).

Можно начинать урок с того, что все стучат ладонями по столам, создают из карандашей, рисуют круг — свое защищенное пространство.

Близость: единство — возможно начинать урок с песни, петь вместе, возможно, создать свой девиз, ритуалы поздравления или прощания, делать общие проекты, вместе помогать ВСУ, высаживать растения.

Структура: правила, расписание.

Поддержка: поощрение, фиксация результата.

1. Сейчас легализована ненормативная лексика — нужно сразу вводить правила и договариваться, что в вашем сообществе приемлемо.

2. Когда мы проживаем стресс или травматический опыт, мы перестаем ощущать свои потребности — напоминать пить, есть, идти в туалет, двигаться.

3. Лимбическая система не может выдержать напряжение — красные рамочки в презентациях, острые углы в рамках, накладывающиеся на слайды, эмоциональные картинки, много информации в слайдах могут вызвать перегрузку и неожиданные, неосознанные реакции.

4. Стресс и травматизация изменяет и фрагментирует наше восприятие времени и реальности. Нам обязательно нужно подчеркивать текущую дату.

5. Чем больше тревоги, тем больше информации — объяснений, структуры, нужно рассказывать — что за чем будет идти по действиям. Правила, рутины, обязанности сейчас являются терапией.

6. Повторять часто свое имя — заметила, что дети часто забывают новые имена (да и старые).

7. Во время стресса мы больше «правополушарные». Дети более внимательны к сигналам сенсорным, невербальным, чем к нашим словам. Могут переутомляться от нагрузки контактами, потому что за время онлайн от них отвыкли. Нужно делать паузы, пить воду, когда чувствуем напряжение — делать разминку.

8. Опыт ребенка, подвергшегося травматизации, фрагментирован. Он может не помнить того, что мы точно уверены, помнить должен. Нам нужна связь: прошлое — настоящее — будущее. Если ребенок вернулся в свою школу, в место, где был — нужно вместе ходить по школе, вспоминать, касаться оставшихся вещей.

9. Когда мы проживаем сложный опыт, стресс, травматизацию, меняется самооценка. Сейчас часто дети живут в режиме ожидания неудачи. Им нужен опыт и поддержка. Маленькие знакомые задачи, задачи, в которых был бы скорый результат. Празднование побед дня.

10. Не давать практик с закрытыми глазами — сейчас дети и взрослые не закрывают глаза, потому что так они теряют контроль. И если зажмуриться, а вдруг будет тревога, это может стать ретравматизацией.

Не просить дышать глубоко — глубокое дыхание может провоцировать более сильные эмоциональные проявления. Дышим так, как дышится. Пытаемся акцент делать на выдохе.

11. Обязательно оговорить все, что связано с сиренами, укрытиями.

Важное правило: мы сочувствуем, а не жалеем. Дети переживают сложный опыт — но точно справятся. Все эти пункты не для того, чтобы видеть в детях «бедняжечек» и делать работу за них. Мы акцентируем внимание на их силе и поддерживаем в том, в чем можем. Они точно справятся, и мы точно справимся.

Детей и взрослых, с которыми встречаюсь сейчас, я спрашиваю: «Какая ваша сила все это время вам помогала, на какой новый навык вы можете опираться и перенесете даже в мирное время?»

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X