Как украинцы добиваются успеха в США. Блог Татьяны Ворожко

21 ноября 2017, 09:03
Опыт проживания и работы в США доказывает: у украинцев нет никаких оснований для комплекса неполноценности

Впервые в Соединенные Штаты я приехала на практику на местном телеканале в городе Уинстон-Сейлем (Северная Каролина). Переживала, как буду делать новости на английском, который на тот момент был достаточно слаб. Оказалось, что английского у меня действительно недостаточно, чтобы стать звездой Северокаролинского телевидения. Тем не менее, свой вклад я делала и мои коллеги и руководство были довольны.

Видео дня

Я готова была ехать куда угодно и снимать что угодно, и все время предлагала новые идеи. В результате мы настроили систему, которая всех удовлетворяла. Мы ехали на съемку с оператором, а на обратном пути я звонила редакторше и рассказывала, что там было и что у нас есть по видео, она писала текст сюжета, который мы начинали монтировать в первую же минуту по возвращению в редакцию. Горячие новости так делают и журналисты, работающие на родном для них языке.

Когда я ехала учиться в аспирантуру Университета штата Огайо, у меня, кроме английского, было еще одно беспокойство: смогу ли я конкурировать с индийскими, китайскими, южнокорейскими и японскими студентами? Мы же все слышали, как они с детства учатся по десять часов в день.

Украинцы — идеальные иммигранты: трудолюбивые и способные адаптироваться к правилам и требованиям нового общества

Оказалось, что как я, так и другие студенты из Украины, были вполне на равных. В классе статистики уже мне приходилось объяснять студенткам из Индии, как правильно использовать формулы. А наш английский — то, что все время, кстати, улучшается. Может, и не идеальный, но акцент, по крайней мере, всем понятен. В нашем классе был студент из Японии, которого понимала только студентка из Индии, которую, в свою очередь, понимала только я и две румынки. Когда японцу надо было что-то сказать в классе, это делалось паровозиком из двух «переводчиков».

Украинцы — конкурентоспособны на мировом уровне

В общем, за все время проживания, учебы и работы в США я поняла одну простую вещь — у украинцев нет никаких оснований для комплекса неполноценности и они вполне конкурентоспособны.

Студенты из Украины, которые учились со мной в Университете штата Огайо, были не хуже, а в некоторых случаях и лучше остальных студентов. Преодолевая неидеальный английский, а также неумение быстро печатать тексты на английском, мы писали приличные работы и хорошо сдавали экзамены. А еще участвовали в научных конференциях и выигрывали престижные летние практики. Даже студенткой года Университета с несколькотысячным студенческим составом в год, когда я выпускалась, была признана львовянка Ирина Заячук.

Сегодня, работая в украинской службе «Голоса Америки», мы освещаем достижения украинцев в США. Они основывают успешные технологические компании, делают научные открытия, основывают оригинальный успешный бизнес, достигают вершин в искусстве и спорте, оставляют свое наследие в революционных технологических изменениях. Когда я была в командировке в Сан-Франциско/Сакраменто, где сосредоточилась на этих историях, у местной американки-оператора, которая со мной работала, возникло впечатление, что украинцы — какие-то суперлюди.

И я считаю, что этими достижениями украинцам в Украине стоит гордиться — даже если успешные украинцы давно уехали с Родины или даже родились за рубежом; не говорят на украинском или говорят плохо, закончили российский вуз или родились на территории России или не является стопроцентно этническими украинцами. К сожалению, почти под каждой историей об успехе украинцев обязательно появляются комментарии, почему тот или иной успешный человек не является полноценным украинцем, а следовательно и достижения не в счет.

Украинцы — современная политическая нация с очень сложной историей, которая отразилась на личной истории каждого человека. Если ограничивать свое национальное достояние достижениями только тех украинцев, которые говорят на изысканном языке, родились на территории Украины, никогда за границей не жили, учились исключительно в украинских учебных заведениях, то тогда действительно придется от многого отказаться. Но зачем? Это просто другой путь к тому же комплексу неполноценности, который насаждался в советские и имперские времена.

Конечно, многие скажут, что украинцы добиваются успеха за рубежом, но не в собственной стране, так как лучшие люди уезжают. Однако есть успешные проекты, которые создаются прямо сейчас Украине. Часть из них мы смогли увидеть, например, на выставке TechCrunch в Сан-Франциско, куда свои изобретения привезли 15 украинских стартапов. На меня лично впечатление произвел PassiveDome. Многие компании, о которых мы писали и делали сюжеты, такие как Grammarly, имеют офисы как в США, так и в Украине.

Если украинцы уехали или даже родились за границей, это еще не значит, что они для Украины потеряны навсегда. Можно по-разному оценивать работу Натальи Яресько и Ульяны Супрун, но это — примеры диаспорянок, которые представлены (или были) на высших ступенях украинской власти.

И даже обычные украинские студенты, часто из самых престижных вузов, которые приезжают в США по программе Work and Travel, оставляют после себя хорошие впечатления. Когда значительно больший процент украинских студентов начали получать отказы в визах в Консульстве США, это вызвало панику среди американских работодателей, нанимающих сезонных работников. Хотя в этой программе участвуют студенты из половины всех стран мира, украинская молодежь, заверил меня не один работодатель, пользуется высоким спросом, потому что они трудолюбивые, предприимчивые и ответственные.

Если говорить об обществе в целом, то мне, на расстоянии, стали заметны две позитивные черты украинского общества: крепкие горизонтальные связи и открытость к положительному опыту других стран.

Дружба как воздух

Когда я жила в Украине, дружба была как воздух, которым я дышала. Я никогда не задумывалась, чья очередь сделать следующий шаг или достаточно ли мы близки, чтобы вместе отпраздновать Новый Год? Оно как-то происходило само собой, а мои отношения чуть ли не ежедневно обрастали новыми, интересными людьми.

Опыт волонтерской деятельности, зависящий от умения организоваться, положиться на уже существующую сеть друзей и знакомых и найти новых — показатель сильных горизонтальных связей по крайней мере в части украинского общества.

В США мне, честно говоря, тяжелее. На сближение уходят годы, на планирование совместного проведения времени — недели, а ощущение контакта на глубоком уровне появляется крайне редко. Конечно, здесь есть большой субъективный фактор — я старше, у меня семья, и просто найти время на общение — уже вызов. Но, в общем, у меня все не так плохо в этой сфере. Возможно потому, что среди моих друзей и знакомых немало украинцев.

Бывший генеральный хирург США (2014-2017), вице-адмирал Вивек Мерфи считает, что одиночество является самой большой угрозой здоровью американцев. В своей статье в Harvard Business Review он цитирует данные, согласно которым более 40% американцев чувствуют себя одиноко, а среди менеджеров высшего звена — более половины. Растет количество людей, которые живут одни и не знают ни одного человека, которому они могут доверять. Все это сказывается на здоровье и производительности, пишет он, потому что мы эволюционировали как социальные существа, а недостаток отношений с другими людьми — и речь идет не только о количестве, но и качестве — влечет хронический стресс. Сам он советует заводить друзей на работе, потому что часто просто негде еще, а менеджерам — способствовать этому процессу.

Между прочим, исследования счастья указывают, что именно качество отношений с другими людьми является основным фактором того, чувствует ли себя человек счастливым — а не богатство или индивидуальные достижения.

«Чужому навчайтесь і свого не цурайтесь»

Я помню, как на встрече с читателями в Вашингтоне писатель Андрей Курков сказал, что украинцы — идеальные иммигранты: трудолюбивые и способные адаптироваться к правилам и требованиям нового общества. Если побродить этническими районами некоторых американских и европейских городов, станет очевидно, что выходцы далеко не из всех стран могут это делать столь же хорошо, как украинцы.

Жители и внутри Украины с интересом относятся к иностранному опыту и готовы заимствовать лучший опыт.

США в этом плане — удивительный феномен. С одной стороны, это «плавильный котел» наций и культур. Наследие многих из них попадает в культурный мейнстрим и начинает считаться американским достоянием — вроде итальянская пицца или латиноамериканское тако. Иностранные ученые, изобретатели, художники вносят вклад в американскую науку и культуру.

А с другой стороны, заимствование европейского, австралийского или канадского опыта для решения насущных проблем часто отвергается значительной частью общества, потому что это — «социализм». Мне, например, трудно представить, чтобы в США ввели медицинскую реформу по канадско-британскому образцу. Австралийский опыт решения проблемы массовых стрельб — а у них была идентична проблема — в публичном пространстве обсуждался лишь сутки после расстрела людей в Лас-Вегасе. Так называемый American Exceptionalism (американская исключительность) заставляет США все время выдумывать велосипеды.

Здесь даже на метрическую систему до сих пор не перешли, потому что есть своя родная — с футами и милями. И, кстати, не надо думать, что им с ней очень удобно. Те, кто хочет заниматься наукой, должны изучать обе. Я помню, как в классе дизайна в Университете Огайо мы должны были воспроизвести на компьютере рисунок с бумаги. Американские студентки измеряли линии дюймами, перечисляли в какую-то специально придуманную для этого десятилетнюю систему и вносили эти данные в компьютер. Мы с двумя румынками, перевернув линейку, мерили и заносили в программу миллиметры, и без всякой арифметики выполнили задание в 10 раз быстрее остальных и без ошибок.

И изменения в Украине происходят достаточно быстро. Я понимаю, что так не кажется тем, кто живет в Украине, но каждый раз, когда я наведываюсь на свою историческую Родину, вижу что-то новое. В последний раз меня поразил ухоженный вид Харьковского района — у каждого дома были клумбы с цветами, детские площадки были отремонтированы и активно использовались детьми с родителями, а не местными наркоманами и алкоголиками.

Конечно, в Украине остается куча проблем — и бедность, и война, и коррупция. Но ни украинский менталитет, ни какие-то присущие украинцам качества проблемами не являются. По крайней мере, не больше, чем в любой другой стране мире. Не хочу сказать, что украинцы лучше остальных наций мира, но уж точно не хуже.

Колонка опубликована в блогах на сайте Украинской службы Голоса Америки. Мнения, высказанные в рубрике «Моя Америка», передают взгляды самих авторов и не отражают позицию «Голоса Америки»

Опубликовано с разрешения автора и издания

Новое Время приглашает на лекции наших известных колумнистов Диалоги о будущем . Подробная программа здесь

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X