Как на вас влияет язык, на котором вы говорите. Блог греческого ученого

31 мая 2017, 09:05
Цей матеріал також доступний українською
Люди сами признаются, что, переходя с одного языка на другой, как бы становятся другими. И выражая эмоции на том или ином языке, они переживают разные чувства

Билингвам очень повезло. Двуязычие – это и более широкие карьерные перспективы, и толчок для когнитивных способностей, и даже защита от слабоумия. А недавнее исследование показало, что билингвы, кроме прочего, могут по-разному смотреть на мир — в зависимости от языка, на котором говорят в данный момент.

Видео дня

За последние 15 лет проведено немало исследований умственных способностей двуязычных людей. В большинстве случаев ученые пришли к выводу, что билингвизм дает ощутимые преимущества. Постоянный переход с одного языка на другой – это, своего рода, тренировка для мозга. Он становится более гибким.

Физические тренировки обеспечивают биологические преимущества, а контроль двух или более языков — когнитивные. Гибкость мозга приносит большие дивиденды, особенно в пожилом возрасте: типичные признаки когнитивного старения у двуязычных проявляются позже. Развитие связанных с возрастом дегенеративных расстройств, таких как слабоумие или болезнь Альцгеймера, тоже происходит позже, порой до пяти лет.

Немцы знают, куда идут

В ходе одного из исследований мы изучали реакции билингвов (английский и немецкий языки) и монолингвов на примере нескольких экспериментов.

Мы показали билингвам видео с процессом движения. Например, женщина шла к машине или мужчина ехал на велосипеде в сторону супермаркета. После этого попросили участников описать увиденное.

Если попросить описать подобную сцену немца-монолингва, он будет описывать не только действие, но и его цель. Немцы склонны говорить так: «Женщина идет к своей машине» или «Мужчина едет на велосипеде в супермаркет». Англоязычные монолингвы просто опишут сцену: «Женщина идет» или «Мужчина едет на велосипеде», не указывая цель действия.

Постоянный переход с одного языка на другой – это, своего рода, тренировка для мозга

У немецкоязычных людей мировоззрение более холистическое – они склонны смотреть на событие в целостности. Англоговорящие склонны всматриваться в само событие, фокусироваться исключительно на действии.

С точки зрения лингвистики, это происходит, скорее всего, из-за разного грамматического инструментария для обозначения событий во времени. Английский язык требует, чтобы спикер обозначал событие, происходящее в данный момент, морфемой ing: «I am playing the piano and I cannot come to the phone» («Я играю на пианино и не могу подойти к телефону») или «I was playing the piano when the phone rang» («Когда зазвонил телефон, я играл на пианино»). В немецком языке такого нет.

Изучая билингвов, мы обнаружили, что между лингвистическим мастерством в таких конструкциях, как эта, и частотой, с которой спикеры указывают цель события, существует связь.

Мы также обнаружили, что эти межлингвистические различия касаются не только использования языка, но и невербальной категоризации событий. Так, мы попросили немецко- и англоговорящих монолингвов посмотреть серию видео, на которых люди гуляют, ездят на велосипеде, бегают и водят машину. В каждом наборе из трех видеороликов мы попросили участников исследования определить, есть ли у человека на видео четкая цель (женщина идет к конкретному зданию), цель размыта (женщина идет по дороге в сторону припаркованной машины) или цели нет совсем (женщина идет по переулку).

Немецкоязычные монолингвы чаще сопоставляли сцены с размытыми целями и сцены с четкими целями, чем англоговорящие. Это свидетельствует о том, что немецкоязычные люди склонны фокусироваться на возможных результатах действий людей, а англоязычные уделяют больше внимания самому действию.

Другой язык – другая перспектива

Билингвы, судя по всему, переключаются из одной перспективы на другую параллельно тому, как меняют язык, на котором говорят. Описывая событие на немецком языке в своей родной стране немцы-билингвы (с идеальным английским) приписывали ему какую-то цель — точно так же, как остальные соотечественники. Но немцы-билингвы, живущие в Британии, описывая событие, фокусировались на самом событии – как местные.

В ходе еще одного эксперимента другая группа англо-немецких билингвов смотрела видео, постоянно фокусируясь на одном языке (мы просили участников вслух повторять набор цифр то на немецком, то на английском). Отключение одного языка, казалось, автоматически выводило второй на передний план.

Когда мы «блокировали» английский, билингвы поступали как типичные немцы, приписывая действиям людей на видео какую-то цель (хоть она была и неочевидна). Когда блокировался немецкий, те же люди начинали думать как англоязычные (фокусировались на действиях, не приписывая конкретных целей). Когда мы неожиданно просили переключиться, и повторять цифры на другом языке, их ответы менялись автоматически.

Есть и другие исследования, обнаружившие изменения в поведении билингвов при переходе на другой язык. Например, израильские арабы склонны чаще связывать такие арабские имена, как Ахмед или Самир, с положительными словами, когда говорят на арабском. В отличие от тех случаев, когда говорят на иврите.

Люди сами признаются, что, переходя с одного языка на другой, как бы становятся другими. И выражая эмоции на том или ином языке, они переживают разные чувства.

Наконец, билингвы склонны принимать более рациональные экономические решения на втором языке. В отличие от первого языка, он, как правило, не имеет глубоко укоренившихся, вводящих в заблуждение предубеждений, которые влияют на то, как мы воспринимаем риски и выгоды. Так что язык, на котором вы говорите, действительно может повлиять на то, как вы думаете.

The Conversation

Перевод НВ

Впервые опубликовано на The Conversation. Републикация полной версии текста запрещена

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

poster
Подписаться на ежедневную email-рассылку
материалов раздела Life
Оставайтесь в курсе событий из жизни звезд,
новых рецептов, красоты и моды
Каждую среду
Показать ещё новости
Радіо НВ
X