"Я папе расскажу" — магическая фраза. Блог психолога

28 апреля 2017, 08:23
Родитель, защищая, обучает ребенка тому, что себя нужно защищать

В раннем детстве это проявляется в том, что ребенок, в случае конфликта на детской площадке, бежит к родителю в слезах, рассчитывая на утешение и защиту. И получает и то, и другое. Или видит, как родитель сам бежит к нему, чтобы уберечь, защитить, поддержать, обнять.

Видео дня

По мере взросления, родители постепенно передают ребенку часть ответственности за выполнение функции защиты. Когда ребенку, скажем, 14-ть, родитель, скорее, поинтересуется: «Тебе нужна моя помощь или вы сами разберетесь, как думаешь?» Если ответ — «сами», родитель продолжает держать ситуацию под контролем и интересуется, как прошел разговор, к чему пришли, нужна ли его помощь. И еще некоторое время присматривается к поведению ребенка, чтобы удостовериться, что и правда сложная ситуация улажена.

Таким образом, с раннего детства человек усваивает:

1. Если меня обижают, я нуждаюсь в защите.

2. Есть ситуации, в которых для защиты мне нужна помощь другого человека. И о ней нужно попросить.

3. Есть ситуации, в которых я сам (сама) способен себя защитить.

Так постепенно формируются границы личности, и человек ощущает, что с ним хотят сделать или уже делают что-то, что ему не подходит. И он умеет об этом сказать, это оттолкнуть, отстоять границу и т.д.

Замечаете? Родитель, защищая, обучает тому, что себя нужно защищать.

В идеале, папа - социальный защитник. Он обучает ребенка тому, как взаимодействовать с миром, как поступать в разных ситуация. Он бывает жестким, он обозначает границу дозволенного, и в то же время ребенок не сомневается, что базово папа «за меня».

Мама – инстинктивный защитник. Она бросается на защиту своего чада, обеспечивая ему выживание. От такой мамы можно услышать: «Я за тебя кому угодно глотку перегрызу». У матери пробуждается животная инстинктивная агрессия для защиты своего ребенка. Это глубокое знание дает человеку ощущение опоры во взрослой жизни.

Ребенок вырастает, сепарируется от родителей, но знает - «мама присматривает за мной». Сначала буквально присматривает, на детской площадке, а потом «присматривает» на тонком уровне, держит связь.

А папа всегда рядом, когда он нужен. Это хороший вариант. Всем бы хотелось иметь такого папу. Но, увы, не у всех такой имеется, поэтому есть другие варианты развития событий.

Когда папа отсутствует, а мама вечно занята, ребенок остается со своими трудностями наедине

Когда папа отсутствует (даже при физическом присутствии), а мама вечно занята, ребенок остается со своими трудностями наедине. А если и осмеливается сказать маме, что в школе кто-то обзывает/толкает/бьет, мама закатывает глаза и говорит: «ну почему с тобой вечно все не слава богу?», «ну что ты сделал/а этому мальчику, ведь не просто так он к тебе цепляется?!», «от тебя одни проблемы!»

В этом месте у ребенка уходит почва из-под ног. Нет ощущения, что за спиной есть большой и сильный родитель, который «за меня». Это место рождения страха (читай - ужаса), вины («я создаю маме проблемы»), стыда («со мной что-то не так»).

Дальше вариантов много, так как это место для творческого приспособления:

1. Человек (девочка или мальчик) становится милым, послушным, удобным и старается всем нравится, чтобы минимизировать риск возникновения ситуаций, в которых нужно себя защищать.
Во взрослом возрасте у женщины это может принимать формы всем угождающей женщины - она поработает на выходных, она возьмет весь быт на себя, она будет покладистой и всегда немного напуганной, винящейся и пристыженной.

2. Человек (девочка или мальчик), осознавая, что мир небезопасен и защиты ждать неоткуда, выбирает стратегию «нападать первым». Такой напуганный, но оскалившийся волчонок. И это часто срабатывает. Появляясь в новой группе, такой ребенок (или взрослый) напугает людей сразу, на всякий случай, чтоб держались на дистанции. Такую девочку или мальчика (мужчину или женщину) часто побаиваются и учитывают.

3. Человек (чаще девочка), если повезло с внешностью, быстро понимает, что это некоторая валюта, за которую безопасность можно купить. Она учится быть соблазняющей. И соблазняет часто агрессора, который будет ее защищать от других, но сам регулярно ее повреждает (обзывает, бьет, унижает, насилует и т. д.).

4. Человек (девочка или мальчик) может решить поменьше соприкасаться с внешним миром и создает себе свой. Он не формирует связи, не строит отношения, его внутренний мир гораздо богаче внешнего. И с внешним миром такой человек соприкасается лишь из необходимости (зарабатывать деньги, например).

Существует множество вариантов развития событий, так как это творческое приспособление и зависит от уникальных внутренних ресурсов и опыта ребенка, полученного в семье, в школе, в кружках, во дворе и т. д. Все эти способы хороши, поскольку обеспечили выживание в семье и в той среде, в которой ребенок рос.

Но когда человек вырос, эти способы приспособления могут сильно ограничивать репертуар возможных реакций и действий в ситуациях нарушения границ. Например, девочка выросла в семье, где папа бил и унижал, и у нее не было выбора - это ее родители, нужно было выжить в этой семье. А когда она становится взрослой женщиной и живет с мужчиной, который нарушает ее границы, – выбор есть, но нет способов, как обойтись с обидчиком, кроме как терпеть и винить во всем себя.

С чего начать?

Внутри такого взрослого иногда звучит тихий и робкий голос (или сдавленный крик) о том, что «это неправильно», «так не должно быть», «я так больше не могу» и т. п. Голос такой робкий и слабый оттого, что никем не поддержанный. Этот голос зачастую заглушают другие внутренние голоса (чаще всего родительские/бабушкины/ дедушкины): «ты во всем виноват», «у тебя дурной характер», «если ты будешь так себя вести, ты никому не будешь нужен», «если ты так будешь себя вести, останешься одна» и т. п. Это «внутренний палач», сотканный из голосов взрослых, еще в детстве. Поэтому он ощущается как сильный и авторитетный.

Первый шаг, с которого можно начать – допустить, что этот тоненький и неуверенный внутренний голос может быть прав. Дать себе шанс, рискнуть и поверить.

Второй шаг - посмотреть вокруг и поискать подтверждения того, что в реальном мире бывает так, как вам в глубине души хотелось бы.

Третий шаг - найти того (тех), кто качественно поддержит изменения.

Третий/четвертый шаг - начать личную психотерапию (получить опыт быть встреченным со своими чувствами, поддержанным и защищенным) или групповую психотерапию (получить поддержку узнав, что ты не один такой, что ты не урод и что есть много людей с такими трудностями).

Терапия будет заключаться в проживании чувств, в налаживании связи с собственной агрессией, как ресурсом, и в приобретении новых способов творческого приспособления (в расширении репертуара).

Цель терапии – улучшение качества жизни. В самом глубоком понимании этих слов.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Больше блогов здесь

Показать ещё новости
Радіо НВ
X