Новый отсчет. Что следует знать тем, кто сейчас возвращается домой

1 сентября, 23:40
Светлана Ройз: «Помог кофе из любимой чашки» (Фото:Daxiao_Productions/Depositphotos)

Светлана Ройз: «Помог кофе из любимой чашки» (Фото:Daxiao_Productions/Depositphotos)

В среднем адаптация продолжается неделю-две

Возвращение домой. Этапы адаптации к «старому новому».

Мы дома уже неделю. Я вела заметки своих наблюдений за реакциями и состоянием, сверяла с тем, что знаю по теории адаптации и рассказам многих знакомых. Буду писать подробно и только практическое, возможно, для кого-то станет важным.

Видео дня

Когда адаптируешься к «старой новой» среде — это снова нагрузка, в которой есть свои этапы, закономерности и к которой надо быть готовым.

Планирование. Я перед возвращением купила немного «быстрой еды» — растворимых каш, макарон. И подготовила по работе все, чтобы перекрыть рабочую неделю, никого не подвести. И это было очень верное решение. Времени и сил на работу практически не было. Для женщин — при возвращении домой может измениться цикл, важно подготовиться.

Когда мы возвращаемся, мы неосознанно «возвращаемся» будто в прошлую жизнь, в мирное время, с ощущением: когда я уже буду дома, все будет так, как прежде.

Важно еще до приезда себе напоминать: все изменилось. И мы изменились. Да, как было, уже не будет.

Многие говорят об ощущениях параллельных реальностей, в которых зависаешь в первый день. Наше прошлое, планы, наша надежда на скорую Победу в несколько недель, потери — на всех уровнях, мы должны оплакать и принять. Мы изменились. И это может оказаться новым отсчетом. Точкой опоры и нового роста.

В среднем на адаптацию к дому уходит неделя-две.

Критические дни (не у всех они будут):

1 день — адаптационный шок (эйфория, угнетение, ступор, восторг, дезориентация, отчаяние, чувство нереальности);

3−4 день — чувствуется сильная усталость, тревога, сомнения в правильности решения, состояние напоминает депрессивное.

Важно еще до приезда себе напоминать: все изменилось

Первые шаги, которые мне очень помогли: я сразу в квартире и на даче запустила часы, что дало ощущение нового отсчета времени. Это стало каким-то важным символическим действием. И заменила листок в календаре — с февраля на август. Этот шаг сложно дался, я долго стояла перед календарем, потому что снова вернулась в ощущение, что время остановилось в феврале.

Цветы. О них многие рассказывали. В Киеве у нас выжил только вазон из алоэ, в деревне — шлюмбергера. Мне маниакально хотелось цветов. На даче — одно из первых действий, что я совершила — срезала розу и поставила на стол. Цветы сразу дают некую эмоциональную опору и ощущение жизненности.

Когда я почувствовала, что начинаю замирать, решила сразу «смывать» с квартиры «февраль» — чистить, мыть, восстанавливать. И напоминать себе чаще — из Франковска я приехала в Киев. Я дома. Я говорила это вслух, чтобы выйти из состояния зависания между реальностями.

Когда все убрала, на даче собрала яблоки и принялась готовить пирог (я не кулинар вовсе, я просто чувствовала, что мне нужны именно такие, может и не привычные для меня действия. Собственно метафора работы с тестом, начинкой, духовкой — это «выпекание» новой себя.

Эти деяния возвращали чувство заземления в действительности. А дальше я вносила изменения в ощущение дома — повесила новую картину, которую мы привезли, по-другому расставила вещи.

Я не восстанавливала прошлое — я уже создавала новое настоящее.

Внимание: здесь была моя ошибка. Все же не нужно все делать за один раз, потому что силы еще будут важны.

Любое действие в первый день будет полезным. Тело должно вспомнить дом. Ибо логика вообще не работает, а эмоциональная сфера перегружена. Я рада, что доверилась телу. Оно напоминало, где и что находится.

Сенсорная усталость: становишься более наблюдательным. Стресс (сейчас — адаптационный) усиливает внимание — все сенсорные системы работают по полной, ощущение времени немного меняется, и усталость накапливается быстрее. И чувство времени снова не линейное.

Заземление. Мне было важно касаться того, что мое, разложить вещи по полкам. Я разрыдалась, когда прилегла в свою кровать. Дочь побежала в свою комнату и сидела час прямо в своих игрушках.

Что помогало — кофе из любимой чашки (тело припомнило, как включать кофемашину).

Я одела довоенное платье, и мне так захотелось коснуться всех украшений — наверное, это ощущение какой-то замороженной женственности, я ходила по дому в платье в пол и любимых серьгах. Но заметила, что удивленно смотрела вообще на одежду — зачем ее столько (у меня прекрасная коллекция платьев). Все нужное может уместиться и в чемодан.

Привыкание и нагрузка привыканием:

— другой звук сирен, и надо определиться, что ты делаешь, когда звучит сирена;

— в каждом городе свой темп, Киев очень отличается от Франковска и это сначала утомительно;

— вода, воздух — в Киеве мне стало больно дышать, кожа сразу начала реагировать;

— даже другие цвета растений, домов;

— другая мелодика речи;

— несколько иные мимические сигналы и больше русского языка — все это не осознается, но адаптация к этому — тоже сенсорная нагрузка.

Все это создает фон для усталости. Как усталость будет проявляться? У детей и взрослых — раздражение, печаль, слезы, истерика, недовольство, головная боль.

Детям тоже понадобится время на адаптацию — у них тоже ступор, гиперактивность — желание сразу все схватить, тревога от того, что многие забыли — им важно дать какое-то поручение, приобщить к уборке, разложению игрушек. И напоминать о том, что мы дома. Напоминать о правилах, воспроизводить режим и привычные ритуалы.

Они могут просто расплакаться, задавать странные вопросы или безосновательно сердиться.

Когда у нас сенсорные перегрузки, нужно действовать медленнее, тихо, спокойнее.

Вечером мы вышли пройтись по знакомым-незнакомым улицам и зашли в магазин — мы начали возвращаться из окружающих нас «малых кругов».

Мне было странно, что общаться почти ни с кем не хотелось. Видимо, усталость была сильной (а кто-то наоборот сразу идет в общение — это интровертная и экстравертная реакции).

Я удивлялась, почему меня дома в Киеве не накрывает тревогой и воспоминаниями.

Все началось в деревне. Когда мы приехали, там был режим затемнения, закрытые шторы, елка. Я спустилась в подвал — вот тут я и поймала панику, флеш-беки в прошлое, когда мы 10 дней жили в подвале под взрывами. Самолетами над домом. Когда собирала и увозила дочь. Не Киев был связан с тревогой, а именно подвал дачи.

Все реакции были очень острые, и я начала напоминать — сейчас август. Ты в безопасности. Все прошло. Это просто подвал. Я дышала, касалась тела, делала упражнения на заземление (пожалуйста, будьте к себе внимательны и заботливы — если вдруг реакции резкие — нужно обращаться за помощью).

Я даже мужу сказала, что не знаю, смогу ли здесь жить, потому что мне совсем плохо.

Но на следующий день все было спокойно.

Что помогло: все уже описываемые действия — уборка, запуск часов, маленькая перестановка, другая скатерть на столе (ее не было, положила белую штору), наполнение ароматом яблочного пирога, цветы, поход в магазин. А еще я помогала дочери убирать в комнате с игрушками и сама с ней во время уборки заигралась игрушечным домиком.

Кризис был на третий день. Когда я читала новости и выгрызала себя — безопасно ли здесь, не слишком ли рано вернулись, что делать, если что-то будет происходить. Читала и анализировала, но именно в поисках опасности. Третий-четвертый день вообще у многих кризисный. После него уже гораздо легче.

Сейчас мне, по возможности вообще дома — как дома. Уже неделю.

Я надеюсь, это поможет кому-то в адаптации при возвращении.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X