Война и Vogue. Почему обложка с Еленой Зеленской — это мощное психологическое оружие

29 июля, 13:53
Бекстейдж-кадры фотосессии первой леди Украины Елены Зеленской для обложки Vogue USA были опубликованы на сайте украинской версии издания (Фото:Vogue UA)

Бекстейдж-кадры фотосессии первой леди Украины Елены Зеленской для обложки Vogue USA были опубликованы на сайте украинской версии издания (Фото:Vogue UA)

Личность самой Зеленской в данном случае отходит на второй план

Фото Елены Зеленской, вынесенное на обложку Vogue USA — психологическое оружие, по силе влияния практически как HIMARS, но рассчитано не на оккупантов, а на западный мир. Своего рода непрописанный пункт ленд-лиза.

Видео дня

Первая леди Украины Елена Зеленская сидит на лестнице на фоне мраморных колонн, переложенных мешками с песком. Ее локти опираются на колени, запястья переплетены, вся поза, как и выражение лица, передает усталость, как после долгого и изнурительного рабочего дня, но вместе с тем и собранность. Справа от фотографии подпись: «Портрет храбрости. Первая леди Елена Зеленская», а сверху заглавными буквами VOGUE. На цифровой обложке американского Vogue впервые появилась супруга украинского президента. Фотосессию, иллюстрирующую большое интервью, провела ставшая уже легендой фотография — Энни Лейбовиц. Стилизовала съемку Юлия Пелипас, fashion-директор украинского Vogue. Для фотосессии Елены были выбраны вещи украинских дизайнеров, которые продолжают работать в условиях войны — Poustovit, The Coat, Kachorovska, Bettter, Six, Hvoya.

Обложка не характерна для украинских фэшн-изданий и в большинстве своем непонятна для украинского общества, но она очень соответствует духу времени и тому, что сейчас происходит в Украине. Она уж слишком о реальности, такой как есть, без глянца.

Дело в том, что задача обложки американского Voguе не показать условно красивую женщину, а рассказать историю, почему именно этот (в данном случае малоизвестный широкой публике) человек вообще появился на обложке. А уже через историю передать контекст и подсветить ту или иную тему.

Волны сетевого сопротивления, триггером к которым стала обложка Vogue, — не только украинская повестка

Елена Зеленская стала первой женой не американского президента, появившейся в обложке (даже диджитал) Vogue USA. Даже не все локальные первые леди имели такую честь. Традиция фотосессий жен американских президентов для этого глянца продолжается уже почти столетие. Первой на страницах журнала была размещена фотография Лу Гувер, жены Герберта Гувера в 1929 году. Однако речь не шла об обложке, женам президентов выделяли только разворот внутри журнала, чтобы представить «поддержку и сопротивление» новоизбранного президента обществу. Прервала эту цепочку интервью Элизабет Трумэн, которая в противовес своей активной предшественнице Элеонор Рузвельт избрала тактику максимальной приватности и избегала общения с прессой. Все же другие жены президентов в красивых платьях «украшали собой» страницы Vogue. Так продолжалось до Хиллари Клинтон. Ее личностные качества и то, что даже при каденции ее мужа общество видело в ней больше политического потенциала, чем просто быть сопровождением для президента, вывело ее фото на обложку под названием «Экстраординарная Хиллари Клинтон» в 1998 году. Хиллари тогда стала символом происходящих в обществе изменений. Мишель Обама позировала для обложки трижды, а вот Мелания Трамп не только не попала на обложку, но и интервью у нее команда Vogue USA брать отказалась, чтобы никоим образом не поддерживать политику ее мужа и образ «трофейной жены» самой Мелании. И это тоже была демонстрация позиции издания. Жена нынешнего главы Белого дома Доктор Джилл Байден — единственная из первых леди, которая, несмотря на сложившуюся традицию, не покинула предыдущую деятельность ради исключительно благотворительных проектов. Ее портрет, также работы Энни Лейбовиц, был на обложке в августе 2021 года.

Личность самой Зеленской в данном случае отходит на второй план. Ее персона на обложке — это символ, собирательный образ украинки, которая неожиданно оказалась посреди войны и должна «вывозить» это все уже шестой месяц подряд. Она шла на кого-нибудь с войной? Нет! Но будет защищаться. Хотела ли она этого всего? Да боже упаси. Думаю, мало кто из украинок променял бы свою мирную жизнь на окопы, берцы и оружие, подачу патронов или переустройство собственной жизни с нуля за границей для безопасности детей. Но каждая, стиснув зубы, держит сейчас свой фронт и пытается параллельно удержать свою собственную крышу, чтобы окончательно не съехала. Усталая и не глянцевая? Да не то слово. Но враг не оставил выбора. Таков контекст этой фотографии.

Как метко заметила искусствовед Диана Клочко в своем посте, референсом к этой фотографии стала Сидящая клоунесса Анри Тулуз-Лотрека, — женщина, избравшая для себя мужскую профессию в XIX веке. Клоунесса на портрете позволяет себе не позировать, не выдавливать из себя улыбку, а быть такой, как истощенной, не грациозной, не женственной, не украшенной, в рабочей одежде. Никого не напоминает? Каждую первую. Сходство усиливается и подбором одежды для фото на обложке Vogue. Светлый верх, темный низ, удобная обувь — униформа, маскирующая личность, когда человек становится просто функцией для выполнения задач. Временно. Как и эти мешки за спиной героини. Но тут же открывается следующий пласт — отсыл к личности самой Зеленской, к ее предыдущей деятельности редактора шуток студии Квартал 95, единственной женщины среди мужчин-сценаристов. Бахрома на блузе — посыл к клоунскому воротнику героини картины Тулуз-Лотрека и вместе с тем элемент индивидуальности на униформе, который может себе позволить человек в условиях, когда он исполняет роль одной детали великого целого. Некая постирония — коктейль из смыслов и реальности.

Почему обложка с Зеленской мощное психологическое оружие, направленное на Запад? Потому что доступно объясняет американскому налогоплательщику, не очень интересующемуся международной политикой, почему столько средств Америка выделяет Украине и что здесь вообще происходит. А тем, кто понимает, но уехал в отпуск, не даст забыть войну, развязанную россией в Украине, даже на побережье условной Доминиканы.

Почему это маленькая, но очень важная победа Украины? Потому что Зеленская попала на обложку американского Vogue именно и только потому, что она украинка. Это сигнал всем нам, что демократический мир с Украиной поддерживает нас на всех уровнях. Поэтому стоит присвоить этот успех, похвалить себя и продолжать работать на победу, каждый на своем месте.

Несмотря на все пласты смыслов, важный символ поддержки и звездный состав команды, работавшей над этой историей, обложка с Зеленской подорвала украинские соцсети, как himars вражеские склады боеприпасов. Детонирует уже третий день. В ответ на хейт и советы одной части общества по поводу того, как надо сидеть первой леди, другая запускает челлендж #sitlikeagirl. Жизнь бурлит.

Такие волны сетевого сопротивления, триггером которых стала обложка американского Vogue, — не только украинская повестка. В начале прошлого года не меньше пылало в той же Америке из-за обложки с госсекретарем Камалой Гаррис в неформальном образе и кедах на фоне ярко-розовой драпировки. Камала Гаррис — первая госсекретарь США и одна из самых влиятельных женщин мира, собственно почему и была приглашена стать героиней cover story. Обложка передавала этот посыл и розовым фоном — символом новой волны феминизма, и неформальным образом, который Гаррис выбрала для фотосета. Но пользователям соцсетей спортивная обувь и весь образ в целом показались недостойными должности и неуважением к обществу, а тон лица Гаррис слишком освещенным. Vogue тогда даже опубликовал официальный комментарий, что редакция удовлетворена всеми снимками госсекретаря, особенно фотографией в кедах, поскольку она отражает глубинную сущность героини.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X