Самая горячая тема. Как наука ведет борьбу со старением

9 сентября, 00:03
Медицинские исследования (иллюстративное фото) (Фото:BiancoBlue/Depositphotos)

Медицинские исследования (иллюстративное фото) (Фото:BiancoBlue/Depositphotos)

Чем больше мы знаем, тем больше вопросов у нас возникает

О чем говорили на девятой конференции по старению и поиску препаратов против него Aging Research and Drug Discovery Meeting.

После умозрительной статьи Hallmarks of Aging, разорвавшей научный мир, все взяли курс не просто на манипуляции с продолжительностью жизни, но и на улучшение всех девяти показателей старения, изложенных в статье: нестабильность генома, укорачивание теломер, эпигенетические модификации, нарушение протеостаза, нарушение регуляции питательных веществ, митохондриальная дисфункция, клеточное старение, истощение запаса стволовых клеток, измененная межклеточная коммуникация. У каждого к этому разные пути, но тренд очевиден.

Видео дня

Самая горячая тема — диагностика старения. 9 лет назад, когда только начиналась конференция, об этом почти не говорили, все искали эффективное влияние на продолжительность жизни. Подходов к диагностике было недостаточно. Сейчас путей огромное количество, и молекулярных способов стало много, и вопрос стоит — что выбрать.

Большие окна между едой в течение дня показывают себя лучше, чем частые приемы пищи

Врачи показывают превосходные панели диагностики, где каждая система органов рассматривается отдельно и подсказывает врачу, что делать. Ученые говорят об измерениях старения даже на уровне каждой отдельной клетки, с невиданной и чрезмерной для врачей точностью. Кто работает с большими данными — учится измерять старение по цифровым данным о человеке. В целом в этой сфере больше всего прогресса.

Препараты, оказывающие влияние на пути, связанные со старением. Обсуждали метформин, NAD, ресвератрол, акарбоз, МСТ, рапамицин, 17-а-Е, В-GPA и множество других пока не разглашающихся веществ. Ближе к полному пути тестирования препарата в контексте старения продвинулось тестирование метформина в проекте TAME стоимостью 65 млн долларов, на который возлагают большие надежды.

Очень много исследований отдают искусственному интеллекту, или всему похожему на него. Он и сканирует большие данные потенциального лекарства, и ищет в геномах мишени для влияний, и анализирует данные миллионов людей, чтобы найти, почему они так мало живут. Всем уже понятно, что без ML и AI в современной науке у сложно что-нибудь принципиально сделать новое. Вот только все ML- и AI-специалисты заняты в маркетинге и придумывают, как дотянуться своими цифровыми руками до потребителей, чтобы продать какой-нибудь БАД от старения. В то время как ученые, изучающие старение, отчаянно нуждаются в таких специалистах, дабы хоть когда-нибудь в будущем такой БАД изобрести. Но зарплаты в маркетинге выше.

Отдельная секция была о влиянии питания на старение. Говорили о кетодиете и что в ней может быть полезно для здоровья — отсутствие углеводов или кетоновые тела. Продление жизни животных при разных режимах питания. Большие окна между едой в течение дня показывают себя лучше, чем частые приемы пищи. Ограничение незаменимых аминокислот в рационе тоже полезно для продления жизни у модельных организмов. Реализуется все это очень сложными и причудливыми молекулярными инструментами. Основные принципы здорового питания не изменить, но нюансы работы этого питания — очень интересная и активная тема сейчас.

Любопытно также новое направление — наноты. Искусственные микроскопические сферические губки, которые должны впитывать в себя любые вредные вещества в крови. Как показывают опыты по переливанию крови, очень легко сделать старой молодую мышь старой кровью. Сделать такое наоборот крайне сложно. Стало быть, в старой крови есть что-то старое, и его можно пробовать удалять. Технология новая, пока тестируется, но весьма интересна.

Говорили и о генетике долголетия. Здесь стремительных открытий быть не может, потому что эти медленные люди не будут размножаться так быстро, как мыши или мухи, и данных по ним маловато. Но все же интересно, что долголетие не только наследуется потомками, но и как-то связывает супругов. Если один из супругов долго живет, то и у другого такая склонность. Или стакан воды есть кому принести, или они на старте неизвестным нам образом выбирают себе потенциальных партнеров долгожителей. Тоже хорошая гипотеза. На гены долгожителей, конечно же, «объявлена» жестокая охота. Все гены, делающие людей аномально долгоживущими (или нормально живущими?), важные для науки, они — будущие мишени для лекарств. Такие гены ищут в каждой популяции, потому что в разных уголках мира они могут быть разные. По статистике большинство разработок лекарств сегодня и начинается с открытия таких интересных генов.

С каждым годом я вижу на конференции вдвое больше людей, которые говорят, что сфера знаний расширяется. Только чтобы рассказать все новости отрасли за год, необходимо прослушать по десять часов докладов в течение четырех дней. Как всегда бывает так, что чем больше мы знаем, тем больше вопросов у нас возникает. Но от этого становится только интереснее.

Текст публикуется с разрешения автора

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Погляди НВ

Больше блогов здесь

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Показать ещё новости
Радіо НВ
X